Куда-же теперь?

— Куда-же теперь? — с тревогой в лице прошептал Вася Турбинин, выходя из ворот тюремного замка.

— Куда? — повторил он и оглянулся на замок. В эту минуту Вася пожалел даже о том, что покидает его: все таки приют…

— Куда-же в самом деле?! — и, не найдя положительного ответа, Вася машинально направился к городскому саду, расположенному на краю губернского города Х…ва.

Достигнув задней части сада, Вася опустился на траву.

— Куда?! — в сотый раз, быть может, прошептал Турбинин и опустил голову. Он почувствовал себя беспомощным: ему некуда идти! Васе показалось, что пред ним все закрыто, что клеймо бродяги и вора раз на всегда изъяло его из той свободной, покойной жизни, которую ведут честные люди…

A ведь и он мог быть таким-же человеком, и все было сделано для него, но… воспоминания напоминали Васе, что он сам виноват, виноват кругом…

Вася ясно вспомнил, с каким трудом отцу его, человеку бедному и обремененному семейством, удалось поместить его в гимназию, и что-же? Вася пошел не очень далеко: «за громкое поведение и тихие успехи» Вася, в скорости, был исключен из гимназии. Родные отказались от него, прежние товарищи отстранились и Вася попал в среду, которая и погубила его… Он стал… вором!

— Вором?! — простонал Вася, и закрыв лицо руками, заплакал.

A воспоминания назойливо лезли в голову… Вот Вася, голодный, жалкий, оборванный, встречает трех таких-же оборванных неизвестных ему лиц. Они дают ему хлеба, уговаривают его и в тот-же вeчер Вася отправился с ними…

Боже! чего-бы только не отдал Вася теперь, чтобы вернуть это прошлое. Но нет! Васю уговорили, он пошел, пошел совершать кражу… Бледный, дрожащий шел Вася за новыми товарищами. Вот они входят в двор большого дома, подходят к какой-то двери. Один из товарищей вынимает что-то железное, отпирает замок, а затем самую дверь. Васю вталкивают туда, внутрь… Вдруг послышался какой-то крик… У Васи замерло сердце, по телу пробежала дрожь, в голове застучало, ноги подкосились и Вася упал на пол… Придя в себя, Вася увидел, что он окружен какими то людьми, но между ними приведших его сюда не было: те успели скрыться.

Не убежал один Вася и был пойман на месте преступленья. Его повели в участок, потом к мировому судье, а последним он был приговорен к тюремному заключению на шесть месяцев и заключен в тюрьму.

Все это время Вася находился в каком то оцепенении. Только, по прошествии некоторого времени, уже в тюрьме, Вася успокоился, пришел в себя вполне и стал думать. Но все его думы сводились к тому, что из омута, в который он попал нет выхода.

Вася, все таки, дал себе слово, чтобы ни случилось, никогда не доводить себя до нового преступленья.

Время шло… Срок шестимесячного заключения окончился, и Вася вышел на свободу…

— Но куда-же теперь? — перешел Вася от воспоминаний к действительности.

— К родным? — мелькнуло у него в голове.

— Но что он принесет им? — задал себе Вася вопрос.

— Позор, позор вора?! — разрешил с горечью Вася и пришел к заключению, что к родным он идти не может.

— К друзьям? — подумал он, но тут же рассудил, что друзей у него нет и быть не может.

— Разве… вот… к тем, которые накормили когда-то, — мелькнуло у Васи в голове; но Вася подавил тотчас эту мысль, решив, что к ним он не пойдет ни за что.

— К кому-же в таком случае? — с ужасом подумал Вася и пришел к заключению, что ему идти, обращаться не к кому. Вася беспомощно заплакал.

— Не к кому!  не к кому! — слышалось сквозь слезы.

— Неужели-же к тем?.. — прошептал в отчаянии Вася.

— Нет! Никогда! — с решимостью в голосе воскликнул Вася и поднялся на ноги. — Лучше… смерть…

— Смерть?! — как то глухо прошептал Вася и машинально поднял голову вверх.

Нависшая над ним ветка как будто манила его к себе. Лицо Васи сделалось строгим, решительным.

— Да! так будет лучше. Куда-же?.. мне… вору… из тюрьмы… — шептал Вася и лихорадочно отвязывал ремень, охватывавший пояс.

Ремень был отвязан. Вася перебросил его через ветку и завязал петлей. Оставалось продеть лишь голову, но Вася медлил.

Воспоминания из милого не дальнего еще детства роем нахлынули на него. Как живые, предстали пред ним образы: матери, так ласкавшей его когда-то, и братьев и сестер, с которыми он проводил детство, играл в лошадки, загон и проч.

Васе стало жаль расставаться с этими дорогими воспоминаниями…

— Неужели-же никто, никто мне не поможет? — прошептал Вася и оглянулся кругом, как-бы ища кого-либо, кто-бы помог ему.

Кругом лежали лишь тени от деревьев. Прорывавшиеся сквозь листву лучи солнца отражались на них узорами. На листьях кое-где серебрились капли утренней росы. Воздух был насыщен ароматом трав и цветов. Отовсюду неслось веселое щебетанье птичек. Послышалась песня соловья. Вася заслушался этой песни, свободной, неподражаемо-звонкой, полной самых смелых переливов. По мере того, как соловей все более и более развивал свои трели, Васю охватывала жажда жизни. Он уже близок был к тому, чтобы снять ремень и идти в город, просить, молить места и работать.

— Но к кому? куда? — натолкнулся он опять на роковой вопрос, которого и раньше не мог разрешить.

Потом Вася вспомнил, как он и прежде не запятнанный еще тюрьмой, бродил, искал работы и не находил ее. Весьма рационально, теперь он не найдет ее тем более.

— Остается все таки одно… смерть! — решил и тут в конце концов Вася.

— Так пусть-же она наступит скорее; скорее пусть она положит конец этим дорогим воспоминаниям… жизни… всему… скорее… — зашептал, дрожа от волнения, прерывисто Вася и, сделав усилие, подпрыгнул и схватился за ветку руками. Поднявшись затем на них вверх, Вася продел голову в петлю и разжал руки…

Послышалось храпение… Вася вздрогнул раз, другой и… все затихло…

Ничто не изменилось в окружающей природе! Все также ярко светило майское солнце. Небо было чистое, как слезы только что погибшего человека, и ни одно облачко не нарушало его ровной синевы…

На утро сторож сада нашел труп Васи и оповестил властей… Явилась полиция, судебный следователь, городской врач… Прибыл и газетный репортер. Обрадовавшись случаю, он тиснул в газету заметку и на другой день обыватели города прочли:

«В задней части нашего городского сада найден вчера повешенным только что выпущенный из тюрьмы известный вор и грабитель Василий Турбинин. Полагают, что над ним учинили расправу товарищи его по прежним грабежам из боязни, чтоб Турбинин их не выдал. К розыску преступников приняты самые энергичные меры».

Тело Васи было взято в земский покой…

И никто не узнал, да и какое кому дело, отчего несчастного Васю постигла такая участь.

Рассказы и стихи. Одесса: Типография Гальперина и Швейцера, 1903

Добавлено: 18-09-2016

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*