Лапусь и Зая

Приключения двух зайчат

I.

Заячья семья жила в славной березовой рощице, в овраге. Тихо здесь было, хорошо. Вокруг норы густо разрослись кусты папоротника, — норы не видно было. А в норке просторно, чисто; по углам сухие листья и трава навалены, — ляжешь, — не встал бы!..

Заячья семья была небольшая: папа-Зай, мама-Зая да двое зайчат-малышей — Лапусь и Зая. Раньше семья была большая, — да старшие зайчата разбежались кто куда, и остались в родной норе только Лапусь да Зая.

Славные были зайчата, ласковые, тихие. Недаром отец с матерью надышаться на них не могли: «Лапусь да Лапусь», «Зая да Зая», — только и слышат они, бывало… То ягодку сладкую им сунут, то травку душистую, — кушай больше да расти, — хорошим зайчиком будешь…

Папа-Зай целый день в хлопотах был, — по разным делам бегал. К вечеру вернется, едва лапки волочит, — а несет семье то морковку сладкую, то лист капустный, то кочашок. А мама-Зая целый день с детьми неразлучна.

Гуляют по роще,  — и всему их мама-Зая учит: какую травку есть можно и какая, вместо лекарства, годится; и кого надо зайцу настоящему остерегаться, и как надо от врага убегать и прятаться.

— Все беги прямо да прямо, а там — скок в бок, — и беги в сторону… Непременно врага обманешь… А если бежать поздно, — заляг, где стоял, и замри: тебя и незаметно будет…

Зайчата слушают, ушами поводят, — уму-разуму набираются…

II.

Только раз вернулся папа-Зай домой чуть живой. Был он на огороде, да и попался. Чуть, было, его там совсем не убили, — насилу вырвался и домой приплелся, едва на ногах стоит.

Конечно, мама-Зая — в слезы:

— Голубчик! Говорила тебе, не ходи на огород… Долго ли до греха?..

А папочка лапку зализывает и говорит:

— Детей потешить хотелось, — там брюква сладкая растет.

Лапусь и Зая совсем растерялись. Сидят, дрожат в тревоге.

III.

Думал папочка-Зай, что поправится скоро, а дело вышло плохо. Расхворался он. Вот-то горе!..

Позвали лекарку, — старую крысу Мумундру. Лапусь за ней бегал.

Мумундра зайца осмотрела, подумала-подумала и говорит:

— Все пройдет, — только надо подкрепиться хорошенько. Вот, если бы достать из огорода цветной капусты, — живо бы ты оправился!

Говорит мама-Зая.

— Я сейчас побегу!..

А папа-Зай ей:

— Так я тебя и пустил. А если что случится?

И зайчата Лапусь и Зая за маму уцепились:

— Не пустим!.. — пищат — не пустим ни за что!..

ІV.

И день прошел, и два. Все хворает папа-Зай. Весь, как листик, дрожит. А ночью бредит: и собаке-то грозится, и стрелять из ружья хочет.

Мама-Зая плачет, — зайчата вовсе приуныли.

Лапусь, как старший, все утешает сестру. А та плачет и говорит:

— Плохо нам без папы будет.

И то плохо!.. День за днем все только одной травой и питаются…

«И что это за цветная капуста такая? — думает Лапусь, — И где ее достать?»

Как-то к матери обратился:

— А где это цветная капуста, мама, растет, и что это такое?

Вздохнула мама-Зая и говорит:

— Вкусная это вещь, что и говорить. А растет она — на огороде, за высоким забором… Ну, да что толковать, —  оттуда ее не достанешь…

V.

Бродят зайчата по папоротникам, вздыхают, туда-сюда поглядывают.

— Давай, пойдем за цветной капустой, — говорит Лапусь.

— Где нам, маленьким, хнычет Зая. — Разве ты знаешь дорогу?

Лапусь тряхнул ушами и говорит:

— Кто захочет, — всего добьется!..

Встретили мышку-норушку, стали ее расспрашивать. Мышка и говорит:

— Знаю я опытный огород, — далеко он отсюда… Тут одна жаба живет, —  та была в этом огороде и все знает. Ее можно расспросить.

Жаба была старая, неуклюжая. Зайчики даже испугались ее сначала; а как разговорились, так оказалось, что жаба только с виду была страшна, а говорила умно, и зла от нее никакого не было.

— Точно, малыши, была я в том огороде, — сказала жаба. — Ах, хорош огород! Там самые лучшие овощи разводят. Все мечтаю я опять туда попасть. Меня оттуда с мусором вывезли. А то бы я сама из огорода не ушла… Трудно туда нам, беззащитным, добраться: много врагов у нас!

Много еще жаба говорила им про огород, и как туда пробраться, а зайчики слушали да все запоминали…

Пришла ночь, заснули старшие, а ребятишки не спят, — все шепчутся.

— Что нам еще ждать, — сказал, наконец, Лапусь, — пойдем, проберемся на огород, достанем этой самой цветной капусты, а к утру вернемся!

— Пойдем, Лапусь, — сказала Зая, — но только не сейчас, а утром.

VI.

Рано утром зайчики вскочили, как встрепанные, умыли мордашки, закусили и выбежали из норки.

— Вы куда? — спросила их мама.

— Мы недалеко и скоро вернемся, — храбро ответил Лапусь, хотя весь он дрожал, как листик.

— Ну, то-то, — сказала мама, — далеко не убегайте. А то папе стало хуже, и мне нельзя отойти от него…

— Ну, надо спешить, — сказал деловито Лапусь сестре, — слышала, Зая, мама сказала, — папе хуже.

— Бежим, бежим, — сказала Зая. — А ты знаешь, куда бежать?

— Ну, конечно… Надо перебраться через реку, пройти через ту рощу, — а там уж скоро и огород!..

— А как мы переберемся через речку?

— С камешка на камешек — скок-скок!… Видишь, камешки из воды торчат!.. Вперед, живо!.. Гоп-гоп!..

Лапусь прыгнул на камень, торчащий из воды, таща за собой Заю, —  потом на другой, — да не рассчитал хорошо и — шлеп! — окунулся в воду…

— Ай-ай-ай!.. — запищала Зая.

— Лапками, лапками шлепай по воде!.. — командовал Лапусь, — вот так!

Зая зашлепала лапками и, — вот, радость! — поплыла рядом с братцем.

VII.

Усталые, мокрые вылезли зайчата на берег. Но они были очень довольны, а чтобы согреться, бросились взапуски к тенистой рощице… Бежать было страшно, — того гляди, кто-нибудь набросится на них. Но ничего не случилось, и зайчики благополучно добежали до опушки и прилегли отдохнуть.

Вдруг Лапусь вскочил, задрожал. Щелкнуло его что-то по носу. Оглянулся, — желудь … А над головой его кто-то вдруг: — Лок-чок!.. Лок-чок!..

— Беда, Зая!… Враги лютые… — крикнул Лапусь, — бежим, раз, два, три…

— Стойте, стойте, — чок-чок!… — Куда вы? Это я нарочно желудем в вас бросила, чтобы вы не зевали в роще, — крикнул кто-то сверху…

Глянули зайчата вверх, — а из дупла выглядывает рыженькая мордочка.

— А ты кто такая? Ты не страшная? — спрашивает Лапусь.

— Я белочка — Чок-чок, — сказала незнакомка.

— А ты не кусаешься? — спросила Зая.

— Кого надо, — укушу, а вас не трону. Вы куда собрались?..

Рассказали зайчата о своей беде и куда идут, и чего ищут.

— Ну, — говорит белочка, — славные вы ребята, а дело задумали мудреное!.. Огород-то — вон он, с вершины дерева мне его видно, да добраться-то до него мудрено. Вон, видите, где солнышко заходит, туда вам и надо идти… Выйдете из рощи, — будет полянка, через нее перебежите, — тут и огород начнется… Да уж темно становится, куда же вы пойдете?..

— Нет, нам надо поскорее, — сказали зайчата, — до свидания. Будь здорова…

VIIІ.

Бегут зайчики по роще, в траве — топ-топ-топ, скок-скок-скок…

— Славно, Зая, скоро и на полянку выбежим… Чу!.. бежит кто-то.

Остановились зайчата, оглянулись, — а Зая вдруг и говорит:

— Да это другая белочка рыженькая, только ростом побольше…

Из-за куста высунулась острая морда, оскалила зубы, сверкнула глазами.

— Стой!.. Кто идет?..

— Мы — зайчики!..

— Вас-то мне и надо!.. Ха-ха-ха!.. Вот удача мне сегодня!..

Зайчикам стало страшно, и они спросили:

— Вы — белочка?..

— Нет, я Лис… Кум Лис, деточки!.. Что испугались?..

А как не испугаться? Сколько разных страшных рассказов наслушались зайчата от отца и матери о лисицах в свое время. Дрожат зайчики, озираются. А Лис и говорит:

— Вы куда это собрались?

Все рассказали зайчики и просят их не задерживать, отпустить.

— Ну, это нет!.. — сказал Лис, — сейчас-то я сытехонек, — а к утру проголодаюсь, тут я вас и съем…

Схватил Лис зайчат и потащил к себе в логово…

Там, в углу, вбил в землю колышек, привязал зайчат и говорит:

— Ну, вот и ждите, когда я проголодаюсь.

А сам развел огонь на очаге, уселся перед ним, — сидит, подремывает…

Шепчет Зая брату:

— Беда теперь, Лапусь, погибли мы.

А Лапусь ей тоже шепотом:

— И как это мы обознались, что лису за белочку приняли…

— Что вы там шепчетесь? — крикнул спросонья Лис. — Спать мне не даете!

Примолкли зайчики, только всхлипывают втихомолку…

IX.

Вдруг чуют, — колышется земля у них под ногами. Задрожали зайчики от страха. И видят: вылезает из-под земли некто — весь черный, точно бархатный, с лопаткой и фонариком в руках.

Зайчики, было, завизжали, да черный гость им лапкой погрозил и говорит:

— Молчите, вы!… Слышал я, как Лис над вами издевается, съесть вас грозит. Да я ему воли не дам, — сейчас колышек подрою и вас на волю выведу… Сильные силой страшны, да и мы, малыши, ежели вместе соберемся, за себя постоим.

И сейчас же фонарик притушил, — и давай рыть землю вокруг колышков.

Спит Лис, похрапывает и не чует того, что у него за спиной творится…

Зашатались колышки, ослабли веревки на лапах у зайчиков, — живо высвободили они лапки и на цыпочках — раз-раз — к выходу. А крот за ними…

Выбрались на свободу, крот и говорит:

— Ну, ребята, раз удалось от беды уйти, — в другой раз сами будьте осторожны. Да помните, — кого в беде увидите, — если можно, сами ему помогите, — этак легче жить будет…

Поблагодарили зайчики крота и топ-топ-топ, дальше, в путь.

X.

Выспались зайчики в лесу. Чуть стало светать, — разбудил Лапусь Заю:

— Вставай, Зая, пора идти…

Птички чирикают по кустам, дятел стучит носом по стволу, сорока стрекочет на дереве.

Зая только, было, встала и глаза протирает. Вдруг, словно тень какая-то мелькнула над ней, — и опомниться Зая не успела, — как большая серая птица бесшумно налетела на нее, заверещала бедная Зая, завизжал Лапусь… Сразу суматоха в лесу поднялась.

Отчаянно, озлобленно запищали, застрекотали со всех сторон птицы:

— Разбой!… Сова-злодейка!.. И днем угомониться не может!..

И откуда ни возьмись — налетели птички со всех сторон на сову. Всем-то вместе не страшно на нее напасть, а досадила она в лесу птичкам не мало…

Налетели птички, трещат, свистят, шипят, клювами ее долбят, перья щиплют, крыльями бьют.

Сова взъерошила перья, клювом щелкает, да сослепу никого поймать не может. Заю давно выпустила из лап, — только бы себя защитить…

Вырвалась Зая из совиных лап, подхватил ее Лапусь:

— Бежим, Зая, бежим, лапушка. Зевать некогда!… Чуть, было, опять в беду не попали, спасибо птичкам-невеличкам. Вот как они с ней справились!

XI.

Бегут зайчики топ-топ-топ, скок-скок-скок, — выскочили на опушку, присели на задние лапки, навострили уши, туда-сюда посмотрели.

— Гляди, Зая, — вон и забор, а там и огород!… — Надо будет ночи дождаться, — говорит Лапусь, — а то нас увидят.

— Нет, пойдем, Лапусь, — молит Зая, — страшно мне что-то, поскорей бы нам домой вернуться. Стой, Лапусь, смотри, диво какое!..

Оглянулся Лапусь, и видит что-то в роде шалашика, а под ним лежит, — о, счастие! — цветная капуста!… Ну, да, — такая, как говорили им.

— Возьмем и побежим домой, — шепнула ему Зая.

— Так-то так, — сказал Лапусь задумчиво, — да мне одно странно, зачем здесь шалашик? И колышком подперт?

— А нам какое дело. Возьмем цветную капусту да и убежим…

Подкрались зайчата к шалашику.

— Тащи, Лапусь, — шепчет Зая, — тащи кочашок.

А Лапусь ей:

— Постой, колышек мешает!..

Зая и думать не стала. Потянула колышек.

Тут зашумело что-то над ними, — обрушилось что-то, — заметались зайчики туда-сюда, и куда ни сунутся, везде сетка…

Лапусь даже в отчаянии лапкой махнул, лег ничком и замер. А Зая жалобно кричит, выхода ищет…

А это для зайцев ловушка была устроена, — в ловушку зайчата и попались…

XII.

На ту пору бежала мимо мышка Пискуля, увидала заячью беду, остановилась и головой покачала.

— Ах, вы, сердечные! — говорит, — да как это вы в ловушку вдвоем попали? Разве вас старшие не упреждали?.. То-то вот, лакомы вы больно, а того не поймете, что никто даром лакомств не бросает.

— Мышка-норушка, Пискуля хвостатая, — взмолились зайчики, — спаси ты нас! Не для лакомства мы сюда пришли, а за делом!..

И рассказали они мышке-норушке про все, и как, и зачем они сюда попали, и что на пути перенесли…

— Ну, таким зайчатам как не помочь… — сказала мышь. — Да и то сказать, не ладно мимо чужой беды пройти и лапкой не шевельнуть.

И сейчас же зубки навострила и давай грызть и рвать сетку. Дело ей это привычное. И часу не прошло, — выгрызла она в сетке большую прореху, —  выпустила зайчиков на свободу.

— Ну, малыши, — говорит, — теперь держите ухо востро. Не всякий раз этак вам удастся от беды избавиться. А тут место страшное: и люди ходят, и собаки рыщут. Несдобровать вам.

— Спасибо, тетя Пискуля, — сказали зайчики, — нам бы только в огород пробраться, а то мы сейчас и домой.

— Есть вон там, в заборе, щель, — сказала мышь, — ночью вам можно будет туда пролезть. А пока — прощайте, милые!…

XIII.

Отдышались немного зайчики, Лапусь и говорит:

— У меня сердце не на месте, — того гляди, вон выскочит. Давай поскорее проберемся в огород, да и домой…

Стали зайчики к забору подкрадываться; тихо кругом, спокойно…

Осмелели малыши, подобрались к лазейке в заборе. Лапусь сунул мордочку в щель и изумился.

— Батюшки мои!.. Капусты-то сколько, моркови!., и даже… цветной капусты… Вон она! Вон она! Ешь, не хочу…

Влез через лазейку, ухватил кочашок цветной капусты, еле вытащил его из земли, пропихнул в лазейку.

— На, Зая, для мамы…

Вытащил второй кочашок, — опять через лазейку пропихнул:

— Получай, Зая, для папы!..

Стал, было, третий кочашок вытаскивать, — как вдруг слышит издали:

— Гав-гав-гав!.. Тяф!.. Тяф!.. Тяф!..

Бросился Лапусь в лазейку, — едва успел протиснуться, в самый раз, — и то пес сторожевой успел цапнуть его и вырвать целый клок шерсти… Да лазейка была маленькая, узкая, — большой собаке никак не пролезть…

Ухватили зайчата кочашки цветной капусты, потащили их за собой. А идти трудно, неспособно. Да ничего, зато — что ни шаг, — все к дому ближе.

Стало смеркаться, когда добрались они до лесной опушки, — и словно гора у них с плеч свалилась. Тут уж места знакомые пошли.

Устали, уморились зайчики, — как стояли, так и повалились на землю около кочашков цветной капусты и заснули, как убитые… Спят зайчата и слышат сквозь сон:

— Гав, гав, гав!..

— Тяф-тяф-тяф!

— Лок-чок-чок!..

— Лапусь!.. Зая!.. Ау!..

Проснулся Лапусь, сердчишко колотится от страха… Уши навострил… И слышит он голос:

— Лапу-усь!.. Зая!.. Ау-у!..

Как сумасшедший, вскочил Лапусь, толкнул Заю, да как завизжит:

— Мама!.. Мама!..

Зая вскочила и тоже кричит:

— Мамулечка!..

Блеснул огонек вдали. Бросились зайчата на огонек.

— Мама, — кричат, — здесь мы… И Лапусь, и Зая!..

Старая зайчиха и фонарь бросила, ухватила зайчат, лижет их, разглаживает их, а сама плачет от радости.

— Ах, вы, негодные, — говорит, — куда же вы убежали, где вы три дня, три ночи пропадали?.. Папа больной лежит, а тут вас разыскивать надо!..

Лапусь поднял с земли кочашки цветной капусты и говорит:

— Мы ходили за папиным лекарством!…

Тут уж старая зайчиха совсем растрогалась. Потом подняла кочашки вместе с Лапусем, а Зая взяла фонарик, — и пошли все трое скорым шагом домой — топ-топ-топ…

Будет папочке-Заю завтра лекарство чудесное; будет папочке-Заю суп из цветной капусты, а Лапусе и Зае — честь и хвала!..

Конец

Ред.: Кочашок (кочешок) – кочан, корень.

Лапусь и Зая. Приключения двух зайчат. Рассказ для малышей А.А. Федорова-Давыдова. Издание Г.Ф. Мириманова, Москва, 1924

Добавлено: 28-07-2016

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*