Легенда летнего дня

Летний полдень тих и зноен.
Веет небо сладким сном,
И колосья, наливаясь,
Не шелохнутся кругом.
На горе недвижны ели.
Птицы спят в глуши лесной,
Даже тучка золотая
Стала таять над землей.
Сена скошенного запах
В жарком воздухе разлит;
Издалеко за оврагом
Раздается стук копыт.
Пыль повисла над дорогой,
А овраг-то так глубок! —
Будто песни напевая,
Там едва звенит поток.
По камням переливаясь,
Будто ластятся струи,
А над ними клонит ива
Ветви гибкие свои.
Тень от них с водой играет,
И едва-едва дрожит,
И дитя с дороги пыльной,
Будто дразнит и манит.
Мальчик сбросил рубашонку
И кидается в поток…
То на дно его он ляжет,
То, смеясь, мутит песок,
То наверх подбросит брызги
И, сверкая под лучом,
Брызги падают на иву
Бриллиантовым дождем.
То со дна подымет камень
И закинет далеко
В синь, где искрою мелькает
Белый голубь высоко.
Из гнезда в ветвях зеленых
Птица малая глядит,
Словно бойкого мальчонку
Неотступно сторожит.
Тут же мать пугливо вьется,
Но ребенку невдомек:
Смотрит он, как сетку ладить
Домовитый паучок.
На припеке сеть раскинул:
Люб ему и свет, и жар,
В ней запутался и бьется
И звенит-звенит комар.
С белой буквицы лениво
Поднялася стрекоза:
Крылья словно паутина,
Изумрудные глаза.
Безобразный шмель кружится
Над гвоздикой полевой, —
То опустится над нею,
То поднимется порой.
По откосу над струями
Там, где солнце ярче жжет,
Весь усыпанный цветами
Куст шиповника растет.
И к нему пробрался мальчик;
Что за дивный аромат!
Как приветно эти розы
Распустились и глядят.
Колыхнутся и роняют
Лепестки свои в поток.
Мальчик рвет цветы, смеючись,
И плетет себе венок.
Всех алее и крупнее
Над кудрявой головой
Высоко сияет роза —
Не достать ее рукой!
Кинул камень он и смотрит:
Тихо падает цветок,
И осыпавшийся венчик,
Закружив, несет поток.
А из венчика, нежданно
С звоном тихим, как стрела,
Поднялась и за ребенком
Быстро гонится пчела.
Выбегает он на берег…
Мнет траву его нога,
Перед ним, куда ни взглянет —
Ароматные луга,
Золотящиеся нивы,
Неподвижные леса;
Опрокинулись над ними
Голубые небеса.
Он в колосья — словно в море,
Все-то в иглах золотых!
Разом вспыхнула над ними
Стая птичек полевых.
Нива кончилась у леса,
Холодком сменился зной —
Любо в чаще изумрудной,
Хорошо в глуши лесной.
Тут алеет земляника;
Под лопушником, в тени,
Кисти ландышей, так ясно
Улыбаются они…
В высоте чернеют гнезда;
Мелкой птицы полон лес.
Из-под ног стрелою в чащу
Заяц прянул и исчез.
Вот гора… Над нею ели —
Уж ребенок чуть бежит;
По откосу взрезал почву
Острым выступом гранит,
Вот дитя уж на вершине —
Силы нет — в густой траве…
Искры все перед глазами,
Звон какой-то в голове.
Смотрит он, свершилось чудо:
В знойном воздухе блестя,
Перед ним скользит и вьется
Русокудрое дитя.
Лепестки роскошной розы
Словно крылья за спиной,
И горит венец алмазный
Над кудрявой головой…
На челе его, сверкая,
Светит алая звезда;
Весь-то он, с своей короной
Меньше пташки из гнезда.
Вслед за ним плывет струею
Полный неги аромат.
Где опустится на землю —
Розы алые глядят.
Чуть крылом кусты заденет—
Дрогнут ветви и листы,
Распускаются над ними
Благовонные цветы.
Будто трепет легких крыльев,
Словно ропот волн живых,
Или легкий шелест ветра
Меж колосьев золотых,
Точно эхо струн далеких,
Тихий вздох в глуши лесной,
Слышит мальчик голос кроткий,
Песнь малютки над собой…

***

Я царю в стороне необъятной,
Но недолго я властвую в ней,
Родился я с весной ароматной,
И умру я с цветами полей!

Я в весенние, ясные ночки
Надо всей пролетаю землей,
И тогда — распускаются почки,
Зеленеет трава подо мной.

А затеплятся дни золотые —
Облечу я сады и поля,
Запестреют цветы молодые,
Ароматом курится земля.

Я на пестики с тонких тычинок
Приношу, лишь пора настает,
Мириады цветочных пылинок,
И в цветах зарождается плод.

***

В небеса, что синеют приветно,
Мотыльком уношуся порой;
Заползаю в цветы незаметно
Отдыхать золотою пчелой.

Я ложусь в соловьиные гнезда;
Там, в лазоревом мраке ночей,
Надо мной зажигаются звезды
И до утра поет соловей.

Я с зарей подымаюся летом,
С золотою румяной зарей;
Умываюсь я солнечным светом
И купаюсь в росе луговой.

Зажигаю я девичьи грезы
И, волнуя кипучую кровь,
Всюду сею я счастье и розы,
Ароматы, лучи и любовь.

Я царю в стороне необъятной,
Но недолго я властвую в ней:
Родился я с весной ароматной,,
И умру я с цветами полей.

***

Распустилися алые розы
Над оврагом, где льются струи;
На листах как алмазные слезы
Загорелись росинки мои.

Первый свет заревой загорался
Алым блеском на тех лепестках,
Где, как птица в гнезде, колыхался
Я, в сияющих нежась лучах…

И щадили небесные грозы,
На просторе лугов и полей,
Красоту этой ласковой розы,
Этой милой малютки моей.

Но увы, от моей ненаглядной
Только остов уносит поток, —
О, зачем ты рукой беспощадной
Мой любимый разбил уголок!

Я царю в стороне необъятной,
Но недолго я властвую в ней:
Родился я с весной ароматной,
И умру я с цветами полей.

***

О, дитя! Неужели, играя,
Наслаждение чувствуешь ты,
На полях бесполезно срывая
Благовонные наши цветы…

Этот мир так и дышит любовью:
Велика и прекрасна земля!
Для чего же вы братскою кровью
Обливаете наши поля?

О, рабы! и на лоне природы
Не понять, не узнать вам во век
Чувства кроткой любви и свободы,
Точно проклят один человек!

Вся земля оживает весною,
И со мной только борешься ты,
С духом счастья и света, — со мною,
Возрождающим жизнь и цветы!

Я царю в стороне необъятной,
Но недолго я властвую в ней:
Родился я с весной ароматной,
И умру я с цветами полей.

***

Как струна дрожит и гаснет,
Над ребенком потухал
Голос кроткий, что невольно
Жалость в сердце пробуждал.
Словно дремою окован,
Мальчик смотрит, как вдали
Реет дух весны и счастья
Выше, выше от земли.
Так порой лесная птица
В высь несется от гнезда…
Вот в последний раз сверкнула
На челе его звезда.
Вот померк венец алмазный, —
Только искорки горят,
Да струится над землею
Полный неги аромат…

Цикл “Дети”

Стихи. Издание второе. 1865 – 1901 г. СПб.: Типография А. С. Суворина, 1902

Добавлено: 26-10-2016

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*