Легенда о пахаре и кумаче

Запах мяты луговой.
Поздний час. Полночный час.
Старый пахарь брел тропой,
Может быть, в последний раз.

Были улочки тихи.
Свет фонарный на углу…
Голосами петухи
Пересиливали мглу.

А в конторке никого.
Только скрипнуло крыльцо.
Встретил сторож: — Ты чего? —
Глянул пахарю в лицо:

— Ах, Лука? Зачем сюда?
Иль не спится до утра? —
И сказал Лука: — Беда…
Аж в груди гудят ветра.

Ты, Савельич, мне прости,
Видно, мне пора туда…
Попрощаться, пропусти,
С нашим Знаменем Труда. —

— Разве можно? Ночь теперь.
Хоть до зорьки погоди, —
Но уважил, отпер дверь
И сказал: — Ну что ж, войди. —

…— Ты прости, крылатый друг.
Вот Лука и отпахал,
Заржавел, как старый плуг,
Догорел души запал.

Ты прости, родная власть!
Может, где неправ бывал. —
По-солдатски, наклонясь,
Он кумач поцеловал.

И представил всех ребят,
И представил стан степной,
И солдат-друзей, что спят
Под Смоленском и Москвой.

Полыхающий, родной,
Кумача плеснул огонь.
И шепнуло знамя: — Стой!
Слышь, костлявая, не тронь…

Нет, не страшен твой оскал.
Разве может нынче стать,
Чтобы пахарь перестал
Сеять хлеб, поля пахать? —

И прибавилось вдруг сил,
Веселее стал Лука,
Будто мужества испил
Из живого родника.

Вышел пахарь. За горой
Жаворонок слал привет,
А над ширью луговой
Молодой пылал рассвет.

Александр Кравцов. Огни. Стихи. Харьков: Издательство «Прапор». Типография «Коммунист», 1966

Добавлено: 16-10-2018

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*