Лень-Ленище

Шел Михей домой с гулянки,
Слышит — кто-то на полянке
Жалобно скулит.

Подошел Михей, глядит —
Непонятное на вид:
Не портянка, не онучка —
Разлохмаченная кучка.
Не видать ни рук, ни ног,—
А из кучки той зевок:
«А-ха-ха! Соснуть бы малость.
Да не спится, эка жалость!»

Стал Михей дивиться: «Вишь!
Отчего же ты не спишь?»
«Да заснуть, ведь, то ж работа,
А работать неохота,
Вот и жду кого-нибудь,
Кто помог бы мне заснуть!»
«Да ты кто?» «Я — Лень-Ленище!
Сунь меня за голенище.—
Отдохнешь со мной и сам,
Вместе ладно будет нам».

— Ин, изволь! — Сидит Ленище
У Михея в голенище.
Стало будто тяжелей.
Призадумался Михей.
Тут тихонько Лень-Ленище
Говорит из голенища:
— Что нам ноги зря трепать,
Хорошо и тут поспать!
И у самой у дороги
Протянул Михей наш ноги,
Поворочался, зевнул,
Почесался   и заснул.

Спал не много и не мало,
Ночь прошла и солнце встало,
По дороге, там и тут,
Уж бредет рабочий люд.
Деревенская забота
Начала свою работу:
На лугу коса звенит,
Серп кривой во ржи блестит,
Тут снимают, там уж вяжут,
Ветряки крылами машут,
И несет за возом воз
Скрип немазаных колес.

Разбудил Михея кто-то:
— Становись, брат, на работу!
Что глядишь? Уж день стоит,
Кто-ж в такую пору спит?
А Михею шепчет Лень:
— Не беда, что светит день!
Нам с тобой — одна повадка:
И при свете дрыхнуть сладко!
Спи, работа подождет,
Чай, не заяц, не уйдет!
И Михей решил: — Чего там!
Не уйдет, поди, работа.

И опять, как сыч таежный,
Захрапел в пыли дорожной,
И ему заботы нет,
Что жена его, чуть  свет,
Гнет над рожью спину в поле,
Проклиная бабью долю.
Солнце к полдню поднялось,
Смолкли жатва и покос,
Только тихая беседа
В час рабочего обеда,
А потом — и сон вповал.

Тут Михей глаза продрал.
В животе неладно что-то.
— Что за штука — есть охота!
Аль с женой на полосе
Пообедать, как и все?

А Ленище
В голенище

Сонно возится, кряхтит:
«Эка, глупый!»— говорит;
«Полоса, поди, далеко,
Что трудиться зря? Дай сроку —
И жена, не клином свет,
Принесет тебе обед!»

Село солнце.
Пали росы.
Смолкли нивы и покосы.
И работнички гурьбой
Возвращаются домой.
Тут Михея увидали,
Обступили, затолкали:
— Развалился, вишь, мужик!
Аль к работе не привык?
Лень тебя, что-ль, одолела?
Это, брат, совсем не дело!
Нынче — лишь работе честь:
Кто не трудится — не ест!

А Михеева жена:
— Это, видно, он спьяна!
Вот стащу с него обутки —
Так узнает, что за шутки!

И к Михею разом — скок,
Хвать Михея за сапог,
За другой!.. Тут Лень-Ленище
Кувырком из голенища
Покатилась, всем на смех:
— Что за дрянь! И смех, и грех!
Не нашел портянки лучше
Этой грязной, рваной кучи!

И ногами прочь ее
Зашвырнули за жнивье.

И Михей в тот час поднялся,
Отряхнулся, поразмялся, —
Сразу блажь с  него сошла,
В теле — сила, как была,
И в руках — к труду охота.
«Жаль, что кончилась работа!
Ну, да ладно — завтра в дню
За сегодня нагоню!..
Нет, теперь уж я закаюсь,
В ночь с гулянки возвращаясь,

Поднимать
И совать
Лень-Ленище
В голенище, —

Пусть провалится она!
Ни покрышки ей, ни дна»!..

Лень-Ленище. М.: Радуга, 1925

Добавлено: 31-07-2016

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*