Леший-нянька

Жили-были на деревне мужик да баба, и был у них маленький ребенок. Пришло страдное время, жнитво, и стали мужик с бабой ходить на работу, а поле-то их было версты за три от деревни.

Малого ребеночка одного дома оставить нельзя, ну, баба и брала его с собой на работу. Там они ребеночка в зыбке повесят под кустом, а сами, знай, жнут да жнут.

Вот только раз баба с мужиком заработались до сумерек. Никто первый работу кончать не хотел; мужик молчит, а баба думает: «Не пойду я одна домой, пока он жнет!» Вот как стало темнеть, мужик и говорит:

— Ступай, баба, домой, да собери ужинать…

Вскинула баба серп на плечо и пошла ко дворам, а про ребенка в зыбке и забыла.

Мужик-то это заприметил да подумал, что жена нарочно ребенка оставила, чтобы он его вместо нее домой снес. «Ну, ладно же, — Думает, — коли так, я тоже его с собой не возьму. Незамай она из дому еще разок за ним сбегает!..»

Пришел мужик домой, а баба уж и ужин собрала; сели они за стол, баба глянула, где люлька висела, да как крикнет:

— Кормильцы мои! Да где же ребеночек-то?

— А где бросила его, там он и есть, — говорит ей муж.

— Ну, я забыла, говорит баба, — а ты-то чего же не захватил его с собой?..

— Нет, это ты не забыла его, а нарочно оставила, мне на зло, чтобы я его за тебя до дому донес.

Ударилась баба в слезы, — тоже ведь жаль детище-то свое кровное!..

— Пойдем, — говорит, — за ним… Одной-то мне боязно ночным временем идти!..

— Ну, нет, — говорит мужик, — пускай его до утра в зыбке висит, а я не пойду!..

Ничего баба не сказала ему на это, повязала платок и пошла одна в лес. Вот подходить она к лесу, — глядь, а возле их зыбки лешак сидит, косматый, нечесаный, словно пугало, а глаза у него, как угли, горят. Качает лешак зыбку, а сам припевает.

Бай, бай, дитятко,
Бай, бай, милое!
Тебя матушка забыла,
Тебя батюшка не взял.

Обмерла баба, не знает, как ей к лешаку подступиться… Жутко ей стало до-смерти. Подошла она сторонкой к нему, бочком-бочком, и говорит:

— Куманек, а куманек, отдай мне ребенка!..

А леший как вскинется, отбежал к сторонке, захлопал в ладоши, затрещал, забупчал:

— И-хо-хо-хо-хо!.. Никуда я не пошел, а кумушку нашел!.. Ха-ха- ха-ха!..

И давай скакать по лесу, инда гул по всему лесу пошел; а он бежит и все свое гогочет:

— И-хо-хо-хо-хо!.. Никуда я не пошел, а кумушку нашел!..

Лестно ему стало, что его куманьком назвали.

Баба поскорей схватила ребенка да домой со всех ног и бросилась. Да чтобы скорей домой добраться, взяла она дорогу-то гумнами, где одонья складывали…

Той порой мужик одумался. Как бы, думает, и впрямь кто молодуху не забидел на дороге. Сем-ка я за ней пойду!..

Обул лапти и пошел к лесу. Только подходит к лесу, и слышит, — гогочет леший:

— И-хо-хо-хо!.. Никуда я не пошел, а кумушку нашел!..

А сам башкой о сосну — стук да стук!..

Не сробел мужик.

— Слышь, — говорит, — хозяин. не видал ли ты бабу мою с ребеночком?..

А лешак ему:

— Это кумушку-то мою? Видал. Хо-хо-хо-хо!..

Обозлился мужик.

— А ну тебя в болото! — говорит. — Провались ты.

— Ну, что ж, — говорит лешак. — Пойдем, куманек!..

И обхватил лешак его за шею лапищами, шершавой бородищей всего опутал, да и тянет в болото!.. Мужик отбивается, — да разве с лешаком управишься?..

Лешак тянет его в болото, а сам все свое ладить:

— Своего ребеночка нести не хотел, так лешака, куманек, поворочай на шее-то!..

Еле выкарабкался мужик на бережок и припустился домой, во весь дух, — «незамай, — думает, — леший на шее висит»…

Прибежал на деревню, собаки увидели его — забрехали; он в ворота, — лешак не лезет. Он в окно, — куда тебе! Лешак хомутом на шее висит.

Сбежался народ, — глядь, а мужик весь в грязи да в тине, а на шее у него не лешак, а коряга нацеплена.

Ишь ведь как леший мужику глаза отвел.

Русские народные сказки. Том 1. М.: Типография Товарищества И. Д. Сытина, 1912

Добавлено: 25-12-2016

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*