Лето

1. О том, как Петя и Катя на дачу поехали

Жили-были Петя и Катя, Пете было два с половиной года, Кате — четыре. Жили Петя и Катя с папой и мамой в большом городе Ленинграде.

А весной они на дачу в деревню поехали.

Вот как они поехали. Сначала стали вещи укладывать. Папа расставил лестницу, залез на нее и стал доставать со шкафа чемоданы. Чемоданы были такие пыльные, что на них что хочешь нарисуй — все получится. И Петя нарисовал на одном чемодане дом с окошками и с трубой, из которой шел дым, а Катя нарисовала на другом чемодане свою куклу Машу.

— Вот какой дом! — сказал Петя.

— Вот какая кукла! — сказала Маша.

Но мама взяла мокрую тряпку и стерла с чемоданов пыль, и от Петиного дома и от Катиной куклы ничего не осталось. Зато чемоданы заблестели как новые.

Потом мама начала класть в чемоданы белье, платья, папин костюм и Петины и Катины вещи.

И Катя помогала маме, а Петя мешал. Он принес из прихожей свои старые валенки и положил их в чемодан на белье, а валенки были грязные, а белье чистое. И мама сердилась.

Потом он притащил большого деревянного коня, и пушку, и пароход, и трамвай и хотел уложить все это в другой чемодан, где лежали обернутые в газетную бумагу стаканы и чашки.

Но конь раздавил копытом одну чашку, а пушка разбила два стакана. И опять мама сердилась, а Петя даже немного заплакал.

А пока он плакал, мама успела упаковать все вещи, и папа посмотрел на часы и сказал:

— Ну, пора и на вокзал ехать!

Мама одела Петю и Катю, оделась сама, папа взял чемодан, Катя — куклу, Петя — Мишку, мама — Петю, и пошли на улицу.

На улице стояло настоящее такси. И дворник подметал мостовую,

— До свиданья, дядя Ваня, — сказал Петя. — Вот мы на дачу едем на поезде.

— До свиданья, Петя, — сказал дворник, — до свиданья, Катя. Возвращайтесь поскорее, без вас скучно.

— А ты не скучай, ты к нам приезжай, дядя Ваня, — сказали Петя и Катя.

И все они сели в такси и поехали.

А когда они ехали, мама говорила:

— Ну, прощайтесь с городом — на все лето на дачу едем.

 

2. Прощай, город!

Прощайте, троллейбус,
Такси и трамвай,
И толстый автобус,
Надолго прощай.

Мы в кассе билеты
Купили сейчас,
На целое лето
Уедем от вас.

Мы скоро увидим
Густые леса
И птичьи услышим
В лесах голоса.

И каждая птичка
Нам песню споет,
Но песенку эту
Не каждый поймет.

Мы поле увидим
И речку, и сад,
И в хлев побежим
Покормить поросят.

Мы станем с козленком
В пятнашки играть,
Мы станем теленка
В тетрадь рисовать.

И рыбу на речке
Мы будем удить,
И будет петух
Нас утрами будить.

Прощай, моя улица,
Город, прощай!
Прощайте, троллейбус
Такси и трамвай!

 

3. Рассказ про поезд

На вокзале было очень весело и очень интересно. Все люди куда-то бежали, что-то кричали. Комнаты на вокзале были огромные, потолки высокие, и то и дело радио говорило: «Через пять минут отправляется поезд. Через пять минут отправляется поезд». А когда Петя увидел паровоз, то он сначала очень испугался. Паровоз шипел, пыхтел, свистел, и из него шел густой дым. И каждое колесо у этого паровоза было гораздо больше Пети. Самый большой слон был меньше этого паровоза. Вот какой был этот паровоз!

Но вот все, наконец, сели в вагон, и папа положил вещи на верхние полки, а Петя и Катя стали ждать, скоро ли поезд тронется.

И вдруг машинист засвистел, и поезд тронулся. И хотя они все только этого и ждали, но вышло так, что как будто бы и никто не ждал. Папа сказал:

— Неужели поехали?

Мама сказала:

— Ой!

А Петя и Катя подпрыгнули на скамейке и ударились затылками о стенку.

И Катя заплакала, а Петя только почесался. А потом они оба сразу захотели смотреть в окно и чуть-чуть не подрались.

— Ага! — сказал Петя. — Вокзал поехал. И вон дом поехал. И вон собака поехала. Я спать хочу.

И лег спать.

А Катя все стояла и смотрела в окно.

И когда она видела в окне речку, она говорила:

— Петя, смотри — вот речка.

А когда видела мост, то говорила:

— Вот мост.

А мама сердилась и говорила ей шепотом:

— Тише. Тише. Петю разбудишь. Ложилась бы сама спать.

Но так как мама шептала очень тихо, а поезд шел очень громко, то Катя не слышала, что ей говорила мама, и потому еще громче спрашивала:

— Что ты говоришь? Я не слышу.

И она, может, и вправду разбудила бы Петю, но он так крепко заснул, что — поди-ка разбуди его. За нос его потяни или за ухо, он и то не проснется.

— Катя, ложись-ка спать, — снова сказала мама. — Видишь, уже все улеглись.

И правда, хотя и совсем еще было светло, только-только вечер начинался, но все пассажиры легли на полки, закрыли глаза и уснули.

Никогда Катя не видела, чтобы взрослые так рано спать ложились.

И папа ее зевает, и ботинки собирается снимать, и у мамы глаза совсем сонные. А все потому, что покачивается вагон на ходу, и людей начинает ко сну клонить.

Вот и Кате спать захотелось; легла она рядом с Петей на скамейку и заснула.

Спала Катя и видела во сне своих подруг Маню и Лялю. Спал Петя и видел во сне пушку, коня и большую, как паровоз, плитку шоколада. Спала мама, спал папа, спали все пассажиры, а поезд все шел и шел дальше.

По высоким железным мостам проносился он над реками, где в лодках сидели молчаливые рыболовы, а из воды высовывали головы лягушки и звонко квакали. И через дремучие леса бежал поезд, и деревья протягивали к нему свои длинные зеленые ветки.

И по широким полям, таким широким, что и не знаешь, где их начало, а где конец, бежал поезд.

Но ничего этого не видели пассажиры, они спали, и каждому снился свой сон.

А навстречу их поезду шли другие поезда, в которых ехали люди — кто тоже на дачу, а кто с дачи в город на работу, и эти люди тоже ничего не видели и крепко спали.

Редко-редко просыпался кто-нибудь из пассажиров, пил воду из чайника и опять засыпал. Один машинист на паровозе не закрывал глаз ни на минуту. Он вел поезд вперед и пел песню.

Но так как колеса стучат, но так как все спят, никто и не слышит, что он поет. А поет он вот что:

 

4. Песня машиниста

Спят ли волки?
Спят. Спят.
Спят ли пчелки?
Спят. Спят.
Спят синички?
Спят. Спят.
А лисички?
Спят. Спят.
А тюлени?
Спят. Спят.
А олени?
Спят. Спят.
А все дети?
Спят. Спят.
Все на свете?
Спят. Спят.
Только я и паровоз,
Мы не спим.
Мы не спим.
И летит до самых звезд
К небу дым,
К небу дым.

 

5. Рассказ о том, как они приехали

Утром, в шесть часов, поезд остановился возле небольшой станции.

— Приехали! — сказал папа. — Выходите из вагона.

Вокзал на этой станции был совсем не похож на вокзал в Ленинграде. Маленький деревянный домик, а около него садик, а по перрону гусь ходит, — вот и весь вокзал.

— Стойте тут, — сказал папа, — а я пойду лошадь нанимать.

Папа ушел. Паровоз громко загудел, и поезд помчался дальше.

И вдруг стало так тихо, так тихо, как в городе даже ночью во сне не бывает, только гусь изредка покрикивал: га-га-га, да в садике кудахтали куры.

Мама и Катя сели на чемоданы и не заметили, как Петя пошел папу искать. Он обошел вокзал, вышел на дорогу и увидел папу, чужого бородатого дядю, деревянную телегу на колесах и большую живую лошадь.

Лошадь стояла смирно и была очень похожа на того коня, которого Петя оставил в Ленинграде. У нее тоже был хвост, ноги, глаза и уши. Но она была живая, эта лошадь.

Петя подошел к ней, а она вдруг подняла голову и громко сказала:

— И-го-го! И-го-го!

Тут Петя очень испугался, заплакал и от страха сел на землю.

— Ой! — плакал он. — Папа, не нанимай ее, она наверное не настоящая. Она рычит, она кричит. Я боюсь.

Чужой бородатый дядя засмеялся, а папа взял Петю на руки и сказал:

— Чудак ты, Петя, это именно самая настоящая лошадь. И вовсе она не кричит и не рычит, а просто ржет. Ну-ка, погладь ее, она не кусается.

Но Петя не стал гладить эту лошадь; плакать он перестал, а бояться еще не перестал.

— Ну, Иван Тимофеевич, — сказал папа, — помогите мне вещи перенести, да и поедем.

И вот чужой бородатый дядя перенес вместе с папой чемоданы с вокзала на телегу, и мама, Петя и Катя сели на эту телегу, и дядя сказал:

— Но! — и лошадь тронулась, и телега поехала, а папа и дядя пошли по дороге.

А мама, Петя и Катя ехали на телеге и смотрели по сторонам.

— Где же тут трамвай? — спросила Катя.

— И где машины? — спросил Петя.

Не было тут ни трамвая, ни машин, а были поля, сады, зеленые луга, голубое небо и темные, тенистые леса. И коровы тут мычали, и птицы пели, и утки в прудах крякали, и собаки на телегу лаяли.

Солнце грело, и небольшой ветер дул.

— Вон, — говорила Катя, — вон орел летит.

Но это был не орел — это была ласточка.

— А вон, — говорила она, — лисица бежит.

Но разве это была лисица? Нет, это была собачка.

— А вон, — говорила она, — из лесу медведь идет.

Но и это был не медведь — это шла по лугу корова. Просто, Кате очень хотелось увидеть орла, лису и медведя.

 

6. Стихи про орла, про лису, про медведя

Мы все бы хотели увидеть орла,
Который по небу летит, как стрела,
Он синими крыльями машет,
Он плавает в небе и пляшет.
Он храбро летит, как бесстрашный пилот,
Он с быстрыми тучами вместе плывет.
Ах, может, и нас он с собою
Возьмет полетать над землею.

Мы все бы хотели увидеть лису,
Которая рыщет в далеком лесу,
Которая кормит пушистых лисят,
Их сон охраняет, когда они спят.
И мы бы хотели, хотели б мы все
Какой-нибудь сделать подарок лисе:
Цветок подарить или книжку,
А, может, румяную пышку.

К медведю в берлогу хотели б мы влезть,
И рядом с медведем хотели б мы сесть.
Валежник бы громко под Мишкой трещал,
Нас дивным бы медом медведь угощал.
Потом бы рассказывал дивные сны,
Которые снились ему до весны.
Пусть жарко в берлоге и тесно,
Но слушать его интересно.

 

7. Рассказ про сад и город Ленинград

Наконец папа, мама, Петя и Катя приехали в деревню, где они у колхозницы бабушки Марьи Ивановны снимали на лето две комнаты.

Жила Марья Ивановна в хорошем доме. Были у нее сад, двор, огород, внук Андрюшка семи лет и внучка Оля четырех лет. Когда Петю и Катю снял папа с телеги, Оля и Андрюшка подошли к ним и стали знакомиться:

— Здравствуйте! — сказал Андрюшка. — Кого как звать?

Катя ответила:

— Меня, пожалуйста, зови — Катя, а его — Петя. А вас как?

— Нас зовут — Оля и Андрюшка, — сказал Адрюшка. — А у вас книжки есть?

— У меня куклы есть, — сказала Катя.

— А у меня — Мишка, — сказал Петя.

— А у меня есть свисток, удочка и три книжки с картинками, — сказал Андрюшка.

— А у меня, — сказала Оля, — кровать для кукол и шкаф для кукол, и плита, и качели.

— А мы в Ленинграде живем! — сказала Катя.

— Ну и что, — сказал Андрюшка, — и у нас Ленинград есть.

— Какой Ленинград? — спросила Катя.

— Где Ленинград? — спросил Петя.

— Обыкновенный, — сказал Андрюшка, — в саду.

— Хотишь посмотреть? — спросила Оля.

— Не хотишь, а хочешь. Вот как надо говорить, — поправил ее Андрюшка. — Ну, пошли в сад!

Сад от цветов и деревьев был синий, и зеленый, и красный, и желтый, и голубой. Это был не очень большой, но очень красивый сад. И вот в этом саду среди густых кустов, на маленькой полянке размещался чудесный город Ленинград.

Он, конечно, совсем не был похож на Ленинград, он даже и на город не был похож. Тут стояли ящики, на которых Оля и Андрюшка карандашом нарисовали окна и двери, на земле лежали две проволоки — это были рельсы, а на них стоял игрушечный трамвай, а чуть подальше от него — игрушечный автобус. Рядом бежал крохотный ручеек, и к двум палочкам, воткнутым в землю, была приклеена бумажка, а на бумажке Андрюшка написал: «река Нева».

Сказать правду, на настоящий город это было мало похоже — больше на игрушечный, но тем лучше — в таком городе зато можно ходить по мостовой, и никто тебя не заругает.

Но оказалось, что по мостовой нельзя ходить и в этом городе. Петя было попробовал, но Андрюшка достал свисток, засвистел в него и сказал:

— Эй, гражданин, плати штраф.

— Нет! — сказал Петя. — Не хочу.

— А не хочешь — в милицию отведу! — сказал Андрюшка.

— И в милицию не хочу, — рассердился Петя и толкнул один дом ногою. И дом упал на трамвай.

— Ну, ты! — крикнул Андрюшка. — Полегче. Так весь город разломаешь. — И Андрюшка хлопнул Петю по руке.

Катя сказала:

— Петя, ты не плачь, он больше не будет тебя бить. А ты, Андрюшка, не бей его, пожалуйста, — он же еще маленький, еще глупый.

— Сама ты глупая, — сказал Петя.

Но Андрюшка достал из кармана конфету и дал ее Пете, чтобы тот на него не обижался. Петя стал сосать конфетку, Андрюшка — чинить поломанный Петей город, Оля и Катя начали стирать в ручейке кукольные платья, а птицы на высоких деревьях запели звонкие песни.

 

8. Песня птиц

Здравствуй, здравствуй, солнце!
Здравствуйте, поля,
Здравствуйте, березы,
Липы, тополя!

Здравствуй, здравствуй, речка
И ровный бережок,
Где трубит утрами
Пастушок в рожок!

Здравствуйте, коровы,
Здравствуй, толстый бык,
По траве зеленой
Ты ходить привык!

Мы зовем корову,
Мы зовем быка:
— Эй, летите с нами
Вы под облака! —

Но мычат коровы,
Бык мычит в ответ:
— Мы бы полетели,
Да жалко — крыльев нет!

 

9. Рассказ о том, как Петя чуть не утонул

Дом бабушки Марьи Ивановны стоял на горе. Внизу под горой текла большая река. На солнце река блестела, как серебряная ложка. И вот в этой большой, широкой и быстрой реке однажды чуть-чуть не утонул Петя.

Случилось это так.

Пошли они все купаться: мама, папа, Катя, Оля и Андрюшка. Папа лег на песок, мама поплыла на другой берег, а ребята залезли в лодку, привязанную к колышку, врытому в песок. Залезли и стали качать. Качали, качали, а потом Кате, Оле и Андрюшке надоело, и они пошли в воду. Петя остался в лодке один. И тут то ли веревка от колышка отвязалась, то ли она и не была в этот раз привязана, то ли еще что, но лодка вдруг возьми да и отплыви от берега. Она отплыла от берега, вышла на середину реки, и тут ее понесло по течению. В лодке сидел Петя. Мама была уже у другого берега, Андрюшка нырял, Оля и Катя плавали, держась руками за дно, а папа лежал на песке, прикрыв лицо газетой от солнца.

И никто, никто не заметил, как лодка скрылась за поворотом реки.

Петя спокойно сидел в лодке. Он даже не понял сразу, что с ним случилось, и потому просто сидел и молчал.

Наконец мама вышла из воды, увидела, что нет Пети, и закричала:

— Петя! Петя! Где Петя?

И папа сразу вскочил и тоже начал звать Петю. И Оля, и Катя, м Андрюшка закричали:

— Петя! Петя! Где Петя? Он утонул! Спасите! Спасите!

И мама заплакала, и папа не знал, что ему делать, а лодка с Петей плыла все дальше и дальше, и папе и маме ее не было видно.

А Петя, когда уплыл далеко от своих, тоже вдруг испугался. Если бы он был постарше, он бы знал, что река глубокая, что в лодке надо сидеть смирно и ждать, пока за тобой приплывут. Но он ничего этого не знал. Он захотел вылезти из лодки и побежать по дну реки к маме и папе. И вот он уже перекинул одну ногу за борт лодки и собрался перекинуть и вторую, и еще бы немножко — и он бы наверно утонул, да, на счастье, какой-то бородатый дядя купал в это время в реке своего коня. Он увидел вылезающего из лодки Петю, крикнул ему:

— Эй, мальчик, чего делаешь, подожди! — соскочил с коня и что было силы поплыл к Пете, высоко вскидывая над водой то правую, то левую руку.

— Стой! — кричал дядя. — Стой!

Но Петя уже шлепнулся в воду. И все-таки бородатый дядя успел его схватить.

— Вот дурной, — сказал дядя, — чуть-чуть — и утонул бы.

Потом он сел с Петей в лодку, пригнал ее к берегу, посадил Петю на коня, вскочил сам, и они поскакали. Он так быстро и ловко все это проделал, что Петя даже не успел испугаться.

И вот они прискакали к папе и маме, к Оле, Кате и Андрюшке. Все они, кроме папы, горько плакали, а папа, хотя и не плакал, но то и дело вздыхал, бегал по берегу и кричал:

— Петенька! Петя! Где ты, мой Петя?!

А Петя, пока скакал на коне, уже забыл о том, как он чуть не утонул. Скакать ему очень понравилось, и, когда он увидел папу и маму, он крикнул им:

— Вон как я еду, смотрите!

Тут все обрадовались, бросились к Пете и стали его обнимать и целовать. И папа сказал:

— Спасибо вам, Иван Тимофеевич, вы моего сына спасли.

А этот дядя, и правда, был тот самый Иван Тимофеевич, который, помните, привез их с вокзала на дачу.

— Эх ты, путешественник! — сказал он Пете на прощанье. — Рано в плаванье пустился. Наверно, когда вырастешь, капитаном будешь?

— Буду! — ответил Петя, хотя он и не знал еще, что такое — капитан.

 

10. Когда я вырасту большой

Когда я вырасту большой,
Я снаряжу челнок.
Возьму с собой бутыль с водой
И сухарей мешок.

Потом от пристани веслом
Я ловко оттолкнусь.
Плыви, челнок! Прощай, мой дом!
Не скоро я вернусь.

Сначала лес увижу я,
А там, за лесом тем,
Пойдут места, которых я
И не видал совсем.

Деревни, рощи, города,
Цветущие сады,
Взбегающие поезда
На крепкие мосты.

И люди станут мне кричать:
«Счастливый путь, моряк!»
И ночь мне будет освещать
Мигающий маяк.

 

11. Рассказ о том, как они рыбу ловили

Пошли однажды Петя, Катя, Оля и Андрюшка с папой рыбу ловить.

Пришли они на речку, сели на берегу, нацепили на крючки червяков, закинули удочки в воду и замолчали, чтобы не спугнуть рыбу.

Но рыба не клевала, и потому они начали разговаривать. Сперва шепотом.

— Катя, — сказал Андрюшка, — кажись, клюет? Видишь — круги?

— Нет, — ответила Катя, — не клюет. Это круги потому, что я плюнула.

— Папа! — сказал тогда Петя, — расскажи сказку про рыбу.

— Сейчас. Подожди, — отвечал папа громкими сердитым голосом. — Видишь — клюет.

— Нет, не вижу, — сказал Петя.

И папа тоже увидел, что не клюет, и стал рассказывать сказку про рыбу.

— Жила-была рыба. Очень-очень-очень большая.

— Как поезд? — спросил Петя.

— Не перебивай! — закричали на него Оля и Катя.

— Как поезд, — отвечал папа. — И был у этой рыбы сыночек маленький-маленький.

— Как муха? — спросил Петя.

— Не перебивай! — закричали опять на него Оля и Катя.

— Как муха, — отвечал папа. — И звали этого сыночка Петя.

— Клюет! — заорал вдруг Андрюшка. — Клюет! — И дернул удочку. На крючке не было ни рыбы, ни червяка.

— Сорвалась! — сказал Андрюшка. — Ишь, хитрая. И червяка слопала, гадюка.

А папа стал рассказывать дальше:

— Прошел год. Прошло два. Прошло три. А этот маленький рыбий сыночек все не рос и не рос.

— Он, верно, манной каши не ел? — сказал Петя.

— Ну да, не ел, — отвечал папа. — И вот однажды он встретил в море другую огромную рыбу, которая называлась акула. И глаза у этой рыбы акулы горели, как фонари, а зубы были острые, как ножики. Акула открыла пасть и сказала: «Тут-то я тебя и съем». Петя очень испугался. Он прямо весь задрожал. Но вот он увидел — плывет по морю, покачиваясь на синих волнах, большой горшок манной каши. Стал Петя есть эту кашу. Ел, ел, ел, ел и стал такой большой, такой сильный, что теперь уж акула испугалась, сказала ему: «Прости меня Петя, я пошутила!» — и поскорее уплыла.

— Вся сказка? — спросил Петя.

— Вся, — ответил папа.

И снова все замолчали и снова стали смотреть на воду: клюет или не клюет?

— Эх, — сказал вдруг Андрюшка, — а что, если б хоть раз поймать такую рыбу, о которой вы в сказке рассказывали. Вот бы все ахнули.

И вдруг Петя выдернул удочку и закричал:

— Поймал! поймал!

И верно — на крючке была рыба, но это была маленькая, как спичка, некрасивая рыбка, и папа сказал:

— Брось ее в воду, пускай она плавает, может, она вырастет и станет тоже такой большой, как поезд.

 

12. Стихи о рыбаке

Плывет на лодочке рыбак
И песенку поет.
Хотя и отсырел табак, —
Он трубочку набьет.

Немало поработал он, —
Велик, богат улов.
Звезда взошла на небосклон,
Глядит из облаков.

А ночь тепла, светла, тиха,
Луны приятен свет.
И будет славная уха
Назавтра на обед.

 

13. Рассказ про сенокос и лошадь

Какой чудесный, красивый луг был на даче! С яркими цветами, с травой, такой густой и высокой, что Петю и Катю среди этой травы и видно не было. Для них трава была — все равно, что деревья; для них был луг — все равно, что лес.

Словно птицы над лесом, летали над лугом бабочки, и кружились стрекозы, пчелы и шмели. Стрекотали куда-то запрятавшиеся кузнечики, а по земле и по высоким длинным стеблям ползали разноцветные блестящие жуки — одни медленно и важно, а другие бежали со всех ног, словно они куда-то торопились.

Но вот однажды утром Катя со двора крикнула Пете:

— Петя, Петя, иди скорее! Смотри — луг стригут.

Петя сразу вскочил и пошел за ней.

И вот что они увидели.

По всему лугу ходили колхозники и махали длинными косами с большими изогнутыми сверкающими ножами, и от каждого взмаха трава и цветы падали на землю.

Петя и Катя подошли ближе.

Тут Петя заметил своего знакомого Ивана Тимофеевича, который тоже махал острою косою.

— Дядя Ваня, здравствуйте! — поздоровался с ним Петя, — что это вы делаете?

— Здравствуй, — отвечал дядя Ваня. — Мы траву косим, чтобы коровам да лошадям было чего зимой кушать. Понял?

— Понял… — сказал Петя.

По правде говоря, он сначала не все понял. Он же был еще маленький. А дядя Ваня все косил и косил острою косою, и от каждого взмаха косы трава и цветы падали на землю.

Два дня косили колхозники луг, а когда весь скосили, Петя и Катя вдруг увидели вдалеке какой-то маленький домик, который раньше из-за высокой травы не был виден, и еще дальше — мельницу с крыльями, а совсем-совсем далеко — небольшой лес.

Четыре дня лежали на земле срезанные косами цветы и травы и сохли на горячем солнце, и колхозницы с граблями ходили по лугу и переворачивали их с одного бока на другой, чтобы и травы и цветы поскорее высохли.

И пахли срезанные травы и цветы еще лучше, еще сильнее, чем когда они живыми росли на лугу.

А потом по всему лугу стали складывать из сухой травы и цветов высокие башни, которые назывались стогами.

А потом приехали лошади с телегами, и начали колхозники и колхозницы вилами накладывать сено на телеги и возить его домой.

Петя и Катя каждый день ходили на луг. На лугу было шумно и весело. Колхозницы пели песни, лошади ржали, телеги скрипели, собаки лаяли; одно плохо стало, что босиком теперь по лугу не пройдешь: очень колко.

А однажды стояли Петя и Катя и смотрели на высокие возы с сеном, и вдруг с одного воза крикнул им дядя Иван Тимофеевич:

— Эй, Петя и Катя, хотите прокатиться?

И Катя сказала:

— Хотим!

А Петя сначала сказал:

— Хочу. — А потом: — Нет. — А потом опять: — Хочу. — А потом опять: —Нет.

А на самом деле ему очень хотелось прокатиться, только он все еще лошади боялся.

Но тут какой-то другой дядя подхватил Петю и Катю и протянул их Ивану Тимофеевичу, и они сели рядом с ним на высоком-высоком возу.

— Ну как, Петя, страшно тебе? — спросил Иван Тимофеевич.

— Немножечко, — ответил Петя.

Проехали они еще немного.

— А теперь — как? — говорит Иван Тимофеевич.

— Теперь — нет, — сказал Петя.

А когда еще немного проехали, Петя сказал:

— Дядя Ваня, дай мне вожжи — я сам править буду.

Иван Тимофеевич дал ему вожжи, и Петя стал сам править. Он кричал лошади: «Но!» и «Тпру!» — и лошадь его слушалась: она то останавливалась, то шла вперед. И сидеть на высоком возу было очень интересно: даже некоторые довольно большие деревья, и те были ниже Пети и Кати.

А когда свезли сено и поехали обратно на луг, то лошадь побежала совсем быстро, и телега запрыгала на ухабах. Петя и Катя засмеялись и запели веселую песенку.

 

14. Песенка о лошадке

Ты беги, беги, лошадка,
Гоп, гоп!
Гоп, гоп!
По дорожке ровной, гладкой
Топ, топ!
Топ, топ!

Ты скачи все прямо, прямо
Цок, цок!
Цок, цок!
Мимо папы, мимо мамы
Скок, скок!
Скок, скок!

Пролетел над старой хатой
Дрозд, дрозд,
Дрозд, дрозд.
Мы проехали горбатый
Мост, мост,
Мост, мост.

Стал в лесу на толстой ножке
Гриб, гриб,
Гриб, гриб.
А колеса по дорожке
Скрип, скрип,
Скрип, скрип.

Под березою высокой
Тень, тень,
Тень, тень.
Там я сяду на широкий
Пень, пень,
Пень, пень.

Пой на ветке, зяблик, сладко,
Пой, пой,
Пой, пой.
Мы приехали, лошадка,
Стой!

 

15. Рассказ о коровах

Пошли однажды Петя, Катя, Оля и Андрюшка гулять.

— Давайте, — сказал по дороге Андрюшка, — говорить, кто чего не боится. Вот я, например, пушки не боюсь, танков не боюсь, самолетов не боюсь, грома не боюсь, — ничего не боюсь.

— А я, — сказала Оля, — собаки не боюсь и кошки не боюсь.

— А я, — сказала Катя, — поезда не. боюсь.

— А я, — сказал Петя, — папы не боюсь, мамы не боюсь, петуха не боюсь, овечки не боюсь, козленка не боюсь. Ничего-ничего не боюсь.

— А паровоза? — сказала Катя. — А лошади?

— Теперь не боюсь, — сказал Петя, — сама знаешь!

— А сейчас, — сказал Андрюшка, — давайте говорить, кто чего боится. Вот я, например, тигров боюсь, да еще, может, волков немножко.

— А я, — сказала Оля, — Ваську Петрова боюсь, который всегда дерется.

— А я, — сказала Катя, — мышей боюсь, гусей боюсь, индюков боюсь и лягушек боюсь.

А Петя, только было хотел сказать, что вот он зато самый храбрый и никого, никогда не боится, — как вдруг закричал:

— Спасите! Помогите!

И Катя закричала с ним вместе. Навстречу им по дороге шло большое стадо коров. Коровы шли спокойно, помахивая хвостами, изредка они поднимали кверху головы и мычали.

А Петя и Катя стояли и громко плакали.

— Вот дурные, — сказал Андрюшка, — чего вы? Они ж не кусаются.

— Пусть не кусаются, — плакала Катя, — зато бодаются.

— Да нет, — сказал Андрюшка, — не бодаются. Не бойтесь, идите себе смирно.

Но вдруг и Оля заплакала и ухватилась за Андрюшкину руку.

— Ты-то чего ревешь? — спросил Андрюшка.

— Ой, — закричала она, — смотри — Васька идет!

И верно, за огромным коровьим стадом шел пастух с кнутом, а рядом с ним шел маленький мальчик.

Мальчик этот и был Васька Петров.

Ему было лет семь — также как и Андрюшке.

— Эй ты, Васька, — крикнул ему Андрюшка, — ты чего Олю колотишь?

— Я не колочу, — сказал Васька, — она сама с моей Зинкой подралась, и та теперь с синяком ходит. А я их просто разнимал.

— Ну то-то, — сказал Андрюшка и погрозил ему на всякий случай кулаком. А пока они разговаривали, коровы прошли мимо ребят, и ни одна их не забодала.

Ничего в этом удивительного не было — это же коровы, а не быки. Да и быки тоже, ведь, не все бодаются.

И только самый маленький теленок попробовал было начать бодаться, но его даже Петя и Катя не испугались. У него и рогов еще не было. Он просто играл, а не бодался.

 

16. Загадка

Этот маленький ребенок
Спит без простынь и пеленок,
Под коричневые ушки
Не кладут ему подушки;

У него четыре ножки,
Он гуляет без пальто,
Он галоши и сапожки
Не наденет ни за что.

Не сошьют ему рубашки,
Не сошьют ему штанов,
Не дадут ему фуражки,
Не спекут ему блинов.

Он сказать не может: «Мама,
Есть хочу.» А потому
Целый день мычит упрямо:
Му-у».

Это вовсе не ребенок —
Это маленький теленок.

 

17. Рассказ о жаре и о пожаре

В июле началась жара. Такая сильная, отчаянная жара, что дышать было нечем ни днем, ни ночью. Все пересохло. И река обмелела, и земля стала серой, и даже бабушкин сад пожелтел. Потускнели яркие цветы, сморщились зеленые листья. А людям, и животным, и птицам все время хотелось пить. Петя, Катя, Оля и Андрюшка бегали в одних трусах, и то им было жарко. И папа, и мама, и бабушка от жары мучились.

— Вот беда, — говорила бабушка, — вот беда. Не будет дождя, погорит хлеб на полях. Да и пожары в такую пору часто бывают. Все кругом сухое. Не догляди за огнем — мигом запылает.

И как бабушка говорила, так и случилось.

Загорелся под вечер на селе один дом. Хозяева в поле были, а ребят одних оставили. Ребят у них было трое: два маленьких мальчика и третья девочка постарше. Девочка книжку читала, а мальчики стали спичками играть. Зажгут спичку и бросят. Зажгут и бросят.

Загорелся от спички сор возле печки, а мальчики обрадовались и запели:

«Вот огонь! Вот огонь!»

А старшая девочка, когда увидела огонь, схватила обоих ребят за руки, выбежала с ними на улицу и закричала:

— Пожар! Горим! Пожар!

Пока народ сбежался, из окон уже дым повалил, и крыша загорелась.

Примчались пожарные, стали пожар тушить, и все им помогают — кто воду качает, кто детей от огня отгоняет подальше.

А на пожар все деревенские ребята сбежались — и Петя, и Катя, и Оля, и Андрюшка тоже тут.

Солнце спать ушло, звезды на небо вышли, всюду темно стало, а здесь, возле горящего дома, светло, точно утро, а не ночь на дворе — до самого месяца столб яркого пламени стоит. И дым валит черный и едкий, и треск идет от горящих бревен, и шипенье, когда холодная толстая струя воды на них падает.

Догорел дом. Весь сгорел. Ничего от него не осталось, одни угли блестят да синими огоньками вспыхивают.

Пошли папа, мама и Петя домой.

— А где ж они теперь спать будут? — сказал Петя.

— Кто они? —спросил папа.

— Дети, которые тут жили? — сказал Петя.

— Ничего, не пропадут, — ответил ему папа. — Пока в школе поживут, а потом колхозники помогут их папе и маме новую избу выстроить. Хорошо, что другие дома не загорелись.

— А завтра будет дождь? — спросила Катя.

— Не знаю, — сказал папа.

И дождя завтра не было. Хотя ребята и пели целый день вот такую песенку.

 

18. Песенка о дожде

Дождик, дождик,
Глянь, глянь!
Дождик, дождик,
Грянь, грянь!
Ждут тебя в саду цветы
Дождик, дождик,
Где же ты?
Ждут поля
И ждут березы,
Тополя,
Дубы и розы,
Незабудки
И быки,
Куры, утки,
Индюки.
И мы тоже
Дождик, ждем, —
Бегать будем
Под дождем.

 

19. Рассказ про гром, про молнию, про дождь

Наконец как-то в конце дня на самом краю неба появилась темная туча. И пошла эта туча по небу прямо к бабушкиному дому. И по дороге к дому она все росла и росла и скоро охватила полнеба.

Бабушка вышла на крыльцо и сказала:

— Ну вот, дождались. Будет дождь.

Петя и Катя лежали на кроватях и собирались уснуть.

Петя тихо пел сам себе какую-то песенку. Раньше, когда он был маленький, ему пела мама, а теперь он сам баюкал себя своими песнями. Попоет, попоет и уснет.

Катя лежала и думала: как она пойдет в школу, когда вырастет, и мама ей купит книжку и две тетрадки. В одной тетрадке она будет писать буквы, а в другой — рисовать картинки.

А за окном было тихо-тихо, даже листья на деревьях не шевелились, только почему-то очень быстро темнело.

— Уже ночь? — спросил Петя.

— Наверно, ночь, — сказала Катя. — Видишь, как темно.

И вдруг сразу стало так светло, точно зажглось электричество, а потом вдруг опять почернело, и раздался страшный и сильный грохот.

От сильного ветра занавеска на окне взвилась к самому потолку.

А Петя и Катя оба сразу же заревели, но мама вбежала к ним в комнату, закрыла окно и сказала:

— Глупенькие, не плачьте, не бойтесь, это гроза. Это молния сверкает и гром гремит. Сейчас дождь пойдет. А завтра все будет хорошо.

— Нет, — отвечали ей Петя и Катя, — мы боимся. Зажги свечку, посиди с нами.

Мама пошла за свечкой, и вдруг снова стало в комнате на миг светло, а потом опять темно, и раздался новый страшный грохот.

И Петя и Катя снова заревели:

— Мама, мама, иди сюда!

— Иду, иду! — сказала мама. — Вот и свечка. А где же спички? Ах, я их на кухне забыла.

Она поставила свечу на стол и пошла за спичками. И снова сверкнула молния, и загремел гром, и в окно начал стучаться сильный, крупный дождь.

На этот раз Петя не заревел, и Катя не заревела, она только сказала:

— Ой, как страшно. Мама, скорее!

Мама принесла спички, зажгла свечу и села на стул у Петиной кровати.

— Ну, спите, — сказала она. — Я тут. — И Петя тихо запел сам себе какую-то песенку. А Катя стала думать, какие буквы она напишет в одной тетрадке и какие картинки нарисует в другой.

Так она все думала и думала. И, наконец, заснула. И Петя заснул. А дождь шел всю ночь до самого утра. А утром снова засияло веселое яркое солнце, и ветер разогнал тучи, и все стало вокруг таким свежим и чистым, и прекрасным, каким было в начале лета.

 

20. Утренняя песенка

Ночью долго и уныло
Дождь шумел,
Буря бешеная выла,
Гром гремел.

Ночь прошла, дождя не стало
И следа.
Утром солнце заблистало,
Как всегда.

Лишь трава стоит сырая
Целый день
Возле старого сарая
Там, где тень.

Влажной зеленью сверкает
Огород,
Лужа синяя сияет
У ворот.

В этой луже утопились
Облака.
Мы проснулись и напились
Молока.

Мы по луже побежали
Босиком.
Пчелы вились и жужжали
Над цветком.

Птицы пели, и орали
Петухи,
И на дудочке играли
Пастухи.

 

21. Рассказ про их поездку в лес

Больше двух месяцев прошло с тех пор, как они на дачу приехали. За это время Петя и Катя немножко выросли, и теленок подрос, и цветы и овощи на огороде. Уже август стоял на дворе. И в далеком лесу было много грибов и ягод.

И однажды папа сказал:

— Поедем завтра в лес за грибами.

И все обрадовались:

— Поедем-поедем, а на чем поедем?

— На лодке по реке поедем, — сказал папа. — Берегом жарко идти.

И утром все отправились в лес.

На корму лодки положили мешок с яйцами, хлебом и огурцами. Корзинки для грибов поставили, чайник и сковородку. Папа сел на весла, и Андрюшка — на весла. Мама посадила на колени Петю, а Катя и Оля сели напротив мамы вместе на одну скамейку.

— Час добрый! — крикнула им с берега бабушка.

— Счастливо оставаться! — сказал Андрюшка.

И они поплыли. Горячее солнце, и небо с облаками, и деревья отражались в воде. А на дне были видны разные камушки и ракушки. Иногда лодка садилась на мель. Тогда папа и Андрюшка вылезали прямо в воду, наваливались грудью на корму, говорили: раз, два, три! и стаскивали лодку с мелкого места. А потом снова садились и брались за весла.

Но вот и лес. Он стоит на крутом берегу и шумит тысячами деревьев.

— Слезай, приехали! — сказал Андрюшка.

Они сошли с лодки. Вошли в лес. В лесу было совсем не жарко. Они ходили по траве, по маленьким, узким лесным тропинкам, гуляли и пели песни. И Катя все спрашивала Андрюшку:

— Андрюшка, а тут волки и медведи есть?

И Андрюшка отвечал ей:

— Да, есть.

А Катя опять спрашивала:

— Да ты по правде скажи — есть или нет?

И он отвечал ей:

— Нет.

И Катя не знала, когда ему верить. Но скоро и она про волков и медведей забыла и стала грибы и ягоды искать. Самый первый гриб нашел Петя. Правда, это был мухомор, есть его нельзя, но зато он очень красивый: ножка тонкая, а головка красная с белыми пятнышками.

А потом Петя устал и немного заснул. Папа и Андрюшка набрали хворосту и разложили костер. Мама жарила на костре яичницу с зеленым луком. Яичница была вкусная, как никогда. Оля и Катя нарвали черники и морошки.

И никто не заблудился в этом большом лесу, никто не упал, не поцарапал себе ни ног, ни рук, не поставил на лоб шишки, и ни волк никого не съел, ни медведь. Только Андрюшка нечаянно сел на муравейник. Сел и вдруг подскочил так, словно на горячую плиту уселся. Это муравьи рассердились на него и стали кусать за то, что он их дом разрушил. Он одного с руки сгонит, а пятеро у него по ноге ползут, а шестеро ему шею кусают, а семеро правый бок, а дюжина левый. Пришлось Андрюшке от них в речку спрятаться. Залез он с головой под воду — муравьи и утонули. Но долго еще ходил Андрюшка и почесывался.

— Ишь, — говорил он про муравьев, — какие сердитые, хуже цепной собаки кусаются.

А Оля сказала:

— Сам и виноват. Надо смотреть, на что садишься.

А больше ничего плохого не было.

Весь день стояло на небе солнце, и весь день ребята веселились и в прятки играли и даже пробовали на деревья лазить.

А вечером спокойно поехали домой.

И когда они плыли по реке, село за скошенный луг солнце, и над темным лесом взошла круглая луна.

 

22. Стихи про их поездку в лес

Как было хорошо в лесу,
Когда мы в нем блуждали.
Пусть мы не встретили лису
И зайца не видали.

И птичьи страшные слова,
В дупле высоком сидя,
Не говорила нам сова,
Должно быть, нас не видя.

И волк на нас не скалил пасть
С огромными зубами.
Зато наелись ягод всласть,
Вздремнули под дубами.

Мы все тропинки обошли,
Лесные все дорожки.
Домой в корзинке принесли
Черники и морошки.

 

23. Рассказ про осень

Все, наверное, скажут, как хорошо было бы, если бы всегда было лето. Что хорошего в осени? Зачем она приходит?

Но, во-первых, осенью поспевают вкусные яблоки; но, во-вторых, осенью опять надо домой на поезде ехать, — а это интересно; но, в-третьих, после осени бывает зима, а зимой можно на санках кататься и в снежки играть.

Но нравится ли нам все это, или не нравится, а лето уходит и наступает осень. Все чаще и чаще идет дождь, и желтые листья появляются на деревьях, и в одних трусах уже ни Петю, ни Катю мама не выпускает на улицу.

— Завтра поедем в Ленинград, — сказал папа. — Завтра днем.

— Прощайтесь, дети, с садом с речкой, с собакой и коровой, прощайтесь с летом, — сказала мама.

И Петя и Катя пошли прощаться.

Петя подошел к собаке, тронул ее за лапу и сказал:

— Спасибо, до свиданья!

И корове он тоже сказал «до свиданья», и теленку. Теленок был уже большой, он замычал ему в ответ совсем взрослым коровьим голосом. Потом Петя взял ветку сиреневого куста и пожал ее:

— До свиданья, до свиданья! — сказал он.

— Ты чего за ветки хватаешься? — спросила Катя.

— Глупая, — ответил Петя, — я с ней за руку прощаюсь. У нее рука, как ветка, сделана.

Пошел дождь, и мама открыла форточку и закричала:

— Идите домой, а то вымокнете и простудитесь.

Какая ты, осень, скучная! Нет, что ни говори, а лето лучше.

Пошли Петя и Катя домой и стали помогать маме вещи укладывать. Катя достала из кувшина большую ветку рябины с красными ягодами и сказала:

— Мама, можно мне рябину взять с собой?

— Можно, — ответила мама.

И Катя положила рябину в чемодан.

Тогда и Пете захотелось взять что-нибудь с собою на память о даче. Он думал, думал, наконец придумал и пошел в сад.

В саду было мокро, по дорожкам и по траве прыгали лягушки.

— Андрюшка, — крикнул Петя, — поди сюда!

— Чего тебе надо? — спросил Андрюшка.

— Лягушку мне надо, — сказал Петя. — Поймай мне лягушку.

— Давай шапку, — сказал Андрюшка.

Петя дал ему шапку, Андрюшка нацелился и — бац! — накрыл шапкой маленького лягушонка.

Петя взял шапку с лягушонком и пошел домой.

— Вот, — сказал он маме, — на, спрячь.

— Что это? — спросила мама и заглянула в шапку. А лягушонок только этого и ждал. Он выскочил из шапки и запрыгал по комнате. А мама и Катя завизжали. Они обе боялись лягушек.

— Держи! — закричал Петя. — Держи!

Но не тут-то было: лягушонок допрыгнул до дверей, а оттуда выскочил в сад.

— Петя, — сказала мама, — для чего ты мне лягушку принес?

— Для того, — сказал Петя, — чтобы ты ее в чемодан спрятала и в Ленинград привезла. А ты ее потеряла.

— Глупый ты, — сказала мама, — она бы умерла в чемодане.

— Нет, не умерла бы, — сказал Петя.

И он уже собрался заплакать, но тут вошли папа и дядя Иван Тимофеевич с кнутом, и папа сказал:

— Ну, поехали.

Мама одела Петю и Катю, оделась сама, папа взял чемоданы, Катя — куклу, Петя — Мишку, мама — Петю, и все вышли из дому. Бабушка, Оля и Андрюшка стояли на крыльце.

— Час добрый! — сказали они.

— Счастливо оставаться! — ответили Петя и Катя, — летом опять приедем.

И мама, Петя и Катя сели на чемоданы. И так как накрапывал дождь, то мама раскрыла зонтик.

Потом Иван Тимофеевич дал Пете вожжи, Петя сказал:

— Но! — и телега тронулась.

Прощай, прощай дача!

 

Последние стихи

Вянут и желтеют клены,
Осыпаются цветы.
До свиданья, сад зеленый,
Опустеешь скоро ты.

Мы с тобой, индюк спесивый,
Попрощаемся сейчас.
И с тобой, петух красивый,
Что будил утрами нас.

И с теленком, и с овечкой,
И с козленком, и с быком,
И с веселой синей речкой,
Где бродили босиком.

До свиданья, уезжаем
Мы сегодня ровно в пять.
А весною — теплым маем —
Мы приедем к вам опять.

А. Введенский. Лето. Рисунки Н. Кустова. Для дошкольного возраста. М.-Л.: ЦК ВЛКСМ Издательство детской литературы, 1941

Добавлено: 26-04-2018

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*