Лунные чары

Когда опускается сумрак бездонный,
И тает все тихо в полуночной мгле,
И тихо склоняется мир полусонный, —
Движения нет на земле…
Все спит… Спит и он… Вдруг к нему незаметно,
Сквозь бледные стекла пустого окна,
Прокралась, закралась, лаская приветно,
Красивая мертвая гостья, — луна…
Скользит ее луч осторожно, — с любовью, —
Оставил изогнутый темный карниз,
Спустился загадочно-бледный он вниз
И спящему лег к изголовью.
И словно пробил час лобзаний урочный,
Священный миг тайный настал…
И вот, в темноте равнодушной, полночной,
Он бледный, с глазами закрытыми, встал.
И молча, смеясь в полутьме, одиноко,
Он радостно, тихо подходит к окну
И смотрит, не видя, далеко, далеко,
Вперед на луну…
И луч его лунный ласкает, целует,
Зовет, обещает, целует, — манит
И странною бледною лаской чарует,
Влечет и влечет, как магнит.
Неясно немые доносятся звуки:
Поет лунный свет на окне.
И, к небу воздев свои слабые руки,
Идет он неслышно к луне.
Красавица бледная… Выше, все выше!..
В нее он безумно и страстно влюблен.
И смело, не видя, идет он по крыше,
Лишь лаской ее вдохновлен…
И света игра здесь ему так понятна,
Понятен небесной богини каприз,
И нежно ласкает он лунные пятна,
Идет и не смотрит он вниз.
По крыше идет он дорогой опасной,
В обманчивом, странном, загадочном сне,
Идет он, не видя, к безумно прекрасной,
Влекущей, зовущей, поющей луне…
Идет молчаливо полуночный странник,
Найдя в мир иллюзий во мраке ступень.
Идет, страшный людям, небесный избранник,
И бледно скользит за ним лунная тень…
Он молится ей, весь проникнут экстазом,
Великой царице ночной тишины.
Сверкают, подобны красивым алмазам,
Блестящие, звонкие лунные сны.

Но сны, дар луны, исчезают бесследно…
Угрюмый, усталый, он утром встает,
Работает вяло, угрюмо и бледно,
А тайну лишь в ночь познает…

Отдел «Тени»

А. Н. Вознесенский (Усталый). Песни молчания. М.: Сфинкс, 1905

Добавлено: 15-09-2020

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*