Любовный кураж

Был месяц май, были любящие руки, была звезда в небе – одна на двоих (выбранная совместно). Было счастье жарких объятий, была молодость, была бесшабашность, была она, был он – небо, деревья, ночной перестук любовных сердец, поцелуи, нежные, трепещущие вместе с листвою, голоса, теплые взгляды, весь веер чувств в двух чутких душах, вся гамма сплетений в одно целое – унисон любви, жажда к жизни, море доброты друг к другу, все, что требуется молодости – романтичный зал, где никого нет.

– Нам уже пора, – произнесла с большим огорчением девушка.

– Давай еще чуть-чуть побудем.

– Уже, наверное, очень поздно.

– Да, да, сейчас идем.

Он ее поцеловал, погладил по спине, шутливо сдавил ее бока, она охнула, и он ее снова поцеловал.

– Сильный какой.

– Ладно, пойдем, – и он поднялся, она следом.

Парень и девушка вышли из укромного местечка в детском садике, где находилась удобная лавочка, на которой они провели чудесное время и направились к ее дому. Идти было недалеко.

– Быстро же время пролетело, – удивилась она, – уже и улицы пусты… весь город спит.

– А ты думала.

– Мне может дома влететь, если слишком поздно.

– Скажешь, что была со мной.

– Конечно с тобой, а с кем еще.

– Втык буду получать я, скажешь, что я тебя задержал и у нас к тому же не было часов.

– Хорошо, я что-нибудь придумаю, если что… не волнуйся.

– Вот и молодец, а завтра я опять у тебя, в то же время.

– Конечно, любимый.

Они остановились и поцеловались.

– Как я тебя люблю! – сказала девушка.

– Я тоже тебя люблю, – произнес и парень.

И они снова поцеловались еще более крепче.

– Пойдем, осталось уже чуть-чуть, – она взяла его под руку и они пошли дальше.

– Да-а. прекрасная ночь… – мечтательно протянул он, глядя на небо.

– Да, я с тобой полностью согласна, – и сжала ему руку.

– Знаешь, я бы хотела, чтобы так было всегда – ты и я, вместе всю жизнь, такое небо, вечер, мы идем под руку из каких-нибудь гостей и нам хорошо…

– Да, так оно и будет, милая, так и будет.

Они замолчали, подходя к ее подъезду и само собой, весь подъем душевных грез опустился на землю у входа. Она доверчиво посмотрела в его глаза и прильнула к его груди. Он поднял руку и стал водить ею по ее волосам.

– У нас не горит свет.

– Я вижу.

– Хорошо, если мама не закрылась на щеколду, неохота будить, – и добавила почему-то, – а утро вечера мудренее.

– Ты насчет втыка?

– Ага.

– Да не волнуйся.

– Все. все… прости, я не волнуюсь.

И они слились, в который уже раз за сегодня, в сладком, неимоверном поцелуе.

– Ну, прощай, – после того, как отцеловались, произнес парень.

– Ты уже хочешь идти?

– Ты же сама сказала, что поздно уже, лучше не задерживаться и не тревожить лишний раз твою маму.

Она на него умоляюще посмотрела и произнесла:

– Ну еще минутку.

– Конечно… – и снова поглажка по ее голове, поцелуи, нежные слова.

– Ну все, беги, – проговорил он.

– Да, до завтра, милый, – и быстрый воздушный поцелуй с улыбкой.

В ответ то же самое, и она нырнула в подъезд, потом в квартиру на первом этаже, открытой ключами, перед тем, как снова помахала рукой.

Он увидел, как зажегся свет в ее комнате, и в темпе двинулся своей дорогой.

Вскоре он был у калитки частного дома, стоявшего на окраине их маленького городка, перепрыгнул через забор, погладил пса и спокойно двинулся к горящему окну. Постучал в него, и оттуда высунулась, открывая окно, красивая женщина.

– Входи, – произнесла она, – только осторожно.

– Вхожу, милая, – и с предосторожностями перелез через привычное препятствие.

Междуречье. Альманах. Выпуск второй. Дружковка: Литературная ассоциация «Современник». Издательство «Донеччина», 2002

Добавлено: 14-10-2018

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*