Медведица

Долго тянулась зима, но пришел конец и ей. Наступил март. В воздухе повеяло теплом.

На тех местах, где сильно пригревало солнце, снег стаял и из под него выглянула бурая прошлогодняя трава. Почки на кустах и деревьях набухли. Весело зачирикали птицы.

Проснулась и старая медведица в своей берлоге. Проснулась, высунула из нее нос, понюхала и вылезла на свежий воздух.

Медведица отряхнулась, повалялась в снегу, поела его, чтобы напиться, и пошла в чащу леса, жадно обнюхивая землю и воздух.

Медведица была очень голодна: всю зиму она спала да в просонках посасывала лапу.

Лежала она в берлоге не одна. Вместе с ней спали четыре медвежонка: три совсем маленьких, — они родились недавно: Я четвертый — прошлогодний, годовалый. Он пролежал с матерью в берлоге всю зиму.

Медвежата-малыши были презабавные, — с гладкой, густой, бурой шерстью, с тупыми мордочками, с широкими, закругленными ушами. Малы они были до того, что двоих можно было уложить в одну шапку.

В марте в лесу еще плохая пожива для медведицы. Поела она почек, погрызла коры в осиннике, поймала птичку, нашла в болоте прошлогоднюю клюкву, с жадностью поела ее и скорее назад в берлогу.

А медвежата-малыши уже проснулись, проголодались, озябли. Они вертели головками и жалобно повизгивали. Мать прилегла к ним, накормила, и все снова заснули.

——————–

В лесу с каждым днем становилось теплее. Старая медведица все чаще уходила покормиться.

Маленькие медвежата быстро росли. У них прорезались зубы, им мало стало материнского молока. Стали они бродить по берлоге, начали играть.

В теплый апрельский вечер медведица вывела семью из берлоги.

Мать шла впереди, тяжело переваливаясь с ноги на ногу и опустив голову. Следом за матерью шли маленькие медвежата, а позади всех старший медвежонок, пестун-нянька, Он заботливо присматривал за малышами, помогал им, не давал разбегаться в разные стороны.

Пестун был уже большой. Не даром он проходил все прошлое лето с матерью, многому он научился. Он умел уже быть осторожным и теперь помогал матери заботиться о малышах.

Медведица то и дело останавливалась и прислушивалась. А за ней сейчас же останавливались и дети. Они обнюхивали каждый кустик, каждый камень. Мать переворачивала камни, и малыши опрометью кидались к ней и на перебой хватали жирных слизней, жуков и личинок, которые оказывались под камнем.

Вот высокий муравейник. Медведица сшибла с него верхушку. Забегали муравьи, засуетились, а медведица положила на разрытое место свою широкую, переднюю лапу. Когда муравьи облепили лапу со всех сторон, она дала облизать ее медвежатам.

Кисленькие муравьи понравились малышам. Они на перебой стали совать в муравейник свои толстые передние лапки и отправлять в рот растревоженных ими муравьев.

Повела медведица медвежат и в мелкий осинник полакомиться сочной осиновой корой и молодыми, нежными побегами.

Найдет медведица вкусный, питательный корень, выроет, подзовет малышей и отдаст им.

Когда медвежата наелись до отвала, мать свела их на речку, Вся семья напилась свежей воды и отправилась отдыхать в берлогу.

——————–

Чем старше становились малыши, тем дольше ходила с ними мать по лесу. Часто они возвращались в берлогу, когда солнце начинало уже сильно припекать их спины.

Научила мать медвежат собирать сладкие ягоды, находить в земле шмелиные соты, вырывать вкусные коренья. А стали ребята половчее, научились и вылавливать лапами из речки рыбу.

Услышит медведица в лесу шорох и глухим рычаньем предостерегает малышей об опасности. Медвежата сейчас же взбираются на деревья. Ловко и быстро научились они это делать. Часто и для забавы лазали они по деревьям.

Шалуны медвежата были большие. Бегают друг за другом, встанут на задние ноги и борются, валят один другого на землю. Мать лежит, смотрит, а как начнется настоящая драка, разгонит их, а то и шлепков надает. Бывает, что и пестуну достанется от нее за то, что плохо смотрел за маленькими.

Разбегутся наказанные медвежата, сядут на землю и сконфуженно смотрят на мать черными глазами-бусинками.

Часто и на день медведица теперь оставалась в лесу, спала с медвежатами где нибудь в глухом месте — в овраге или в частом кустарнике.

Пришел июль. Началось для медведей раздолье. По кустам, по кочкам, по оврагам пряталось мелкое зверье и птицы. В густой траве бегали лесные мыши и сновали насекомые. На просеках и на полянах спела земляника, черника, малина, черная смородина. Начали попадаться и грибы. А в поле заколосился овес, налились сладким молоком его зерна. Корма у медведей стало вволю.

Выведет медведица медвежат в овсяное поле. Сядет она около овса на землю и ползет вперед, сидя, как ползают иногда маленькие дети. Передними лапами медведица захватывает овес, шелушит его и отправляет в рот полными пригоршнями. Медвежата не отстают от матери. Тихо в поле, только слышно, как чавкают довольные медведи.

А еще позднее поспели желуди. Медвежата наедались ими так, что едва добирались до ночлега. Выросли медвежата, разжирели.

Прошел и август, стало заметно свежее. Поднялись туманы, заморосил частый дождик. Медведей стало клонить ко сну.

В глухой чаще, на краю глубокого оврага, у корней упавшего столетнего дерева медведица выкопала яму. Она наносила в нее травы, мелкого хвороста, моха, сухих листьев. Сверху набросала огромную кучу сучьев и сухих еловых веток. Так устроила себе медведица новую берлогу и улеглась в нее со всеми медвежатами.

Сначала медведи изредка выходили из берлоги, но есть им теперь уже не хотелось. Они ходили к речке и подолгу пили холодную воду.

Наконец, стало так холодно, что затянуло лужи ледком и повалил снег. Медведица загнала медвежат в берлогу, старательно заткнула вход изнутри хворостом и залегла в берлоге на всю зиму.

Мать лежала впереди у самого входа, за ней улегся старший медвежонок, а в самой глубине берлоги, где было всего теплее и безопаснее, лежали младшие медвежата.

Снег падал и падал, совсем скрыл берлогу.

——————–

Вся семья спала. Вскоре у медведей стали линять голые подошвы. На них делались трещины, кожа слезала лоскутами. Подошвы чесались и болели. Медведи во сне то и дело посасывали то одну, то другую лапу.

Снаружи трещит мороз, воет вьюга, а в берлоге тепло. От дыхания медведей пар струится из берлоги и садится белым инеем на кусты и ветки вокруг.

Долго спали так медведи. Но вот медведица проснулась, разбудила пестуна и двоих медвежат и стала выталкивать их из берлоги. Медвежата упирались, не хотели вылезать на холод. Но мать так огрызалась на них, так сердито сверкали ее глаза, что медвежатам пришлось выбежать из берлоги.

Мороз прохватил их. Они бросились, было, назад, но мать не впустила их. Ей нужно было готовить место для новых медвежат. Только одного из прошлогодних малышей она оставила себе в помощники, в пестуны к своим будущим новым детям.     

А выгнанные медвежата забрались в частый кустарник, забились под валежник, и заснули там до весны.

В. Лукьянская. В лесу. Рисунки Г. А. Ечеистова. Издание второе, дополненное. М.: Посредник. Типография «Коминтерн» и школа ФЗУ им. КИМа, 1934

Добавлено: 07-08-2019

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*