Медвежонок

Раз лесник Кирей домой
Из лесу глухого
Медвежонка за собой
Притащил слепого.
Словно лист, зверек дрожит,
Лижет ему руки.
— «Вот, — Кирей жене кричит: —
Нам с тобой от скуки!
Для сердечного дружка
Хлеба дай коврижку:
Влей-ка в плошку молока, —
Угощу я Мишку.
Тут медведицу убил
Барин наш соседний;
Для Мишутки наступил
Час его последний.
Я иду в глуши лесной,
Слышу, — медвежонок
Из берлоги, под сосной,
Стонет, как ребенок…
И подумал я о нем:
Дай возьму с собою,
Потешаться над зверьком
Будем мы с женою!
В зимний вечер веселей
С медвежонком глупым»…
Накормил его Кирей
И накрыл тулупом.
Спит Топтыгин крепким сном,
Как-под сенью бора…
Так Мишутка с лесником
Свел знакомство скоро.

***

Припеваючи живет, —
Мишке горя мало:
Сытно ест и сладко пьет,
Спит он до отвала,
У крыльца ему Кирей
Положил соломы,
И Топтыгин ловко в ней
Выстроил хоромы.
И вкушал здесь сладкий сон,
Мишенька косматый…
Как собака, бегал он
На дворе и в хате,
Коль пойдет хозяйка в клеть,
На чердак, в чуланы, —
По пятам за ней медведь
Ходит для охраны. —
Всюду Мишка нос сует,
Всюду, где не просят,
И за то среди хлопот
Он попреки сносит.
Если-ж другу своему
Мишка подвернется
В час недобрый, — так ему
Больно достается.

***

Начал Мишка подрастать,
На дворе резвиться.
Уж с Киреем в бой вступать
Мишка не боится.
Вот ухватятся друзья
И бороться станут.
Долго борятся, пока
Оба не устанут.
И усядутся рядком
Вместе на крылечко;
Мишка ловит мух тайком,
Смирный, как овечка.
Сядет ужинать лесник,
Мишка вой поднимет.
Выйдет на крыльцо мужик
И краюшку кинет:
— «Кушай, Мишенька, расти,
А весна наступит, —
Я скажу тебе — «прости»,
Кто-то Мишку купит?»

***

Вместе с матушкой зимой
Унеслися вихри;
И метели жадный вой,
И морозы стихли.
Чист и ясен свод небес,
Светит солнце жарко.
И опять угрюмый лес
Приоделся ярко.
Снова шествует весна
По траве шелковой,
Всех с собой зовет она
Громко к жизни новой.
Мошки, пчелы по цветам,
Бабочки порхают:
На опушке, по кустам
Пташки распевают.
Лишь Топтыгин услыхал
Громких песен звуки,
Крепко он затосковал
И завыл от скуки.
Жизнь ключом в лесу кипит,
Все с весной ликует,
Он — на привязи сидит,
Он — один тоскует.
Хорошо в лесу теперь,
Хорошо на воле!..
Воет грустно бедный зверь
По счастливой доле.
— «Встосковался наш медведь, —
Так лесник смекает:
Стал худеть он и хиреть,
Словно свечка, тает.
Надоел Топтыгин мне:
Днем и ночью воет»…
И решительно в уме
План коварный строит:
— «Я целковых восемь взять
За него сумею!»
И решил лесник продать
Мишку поскорее.
Раз пришел домой Кирей,
Молвит: — «Вот не ждали?
Нынче двадцать пять рублей
Мне за Мишку дали!
Барин зверя сторговал,
Чай, для развлеченья,
Завтра утром приказал
Привести в именье».

***

Ярким заревом горит
Зорька золотая;
И таинственно летит
С неба тень ночная.
Свод небесный голубой
Звездами украшен.
Он своею чистотой
И велик, и страшен!
Тишина кругом царит,
Ветер чуть вздыхает,
То — соломой зашуршит,
То — опять стихает.
Лошадь, фыркая, жует
Под навесом сено…
С темной ночью в мир идет
Сон труду на смену.
Только Мишенька не спит,
Он один дежурит,
У крыльца бедняк лежит,
Мрачно лоб он хмурит.
«Эх, бежать, бежать бы прочь
В чащу из неволи!..
Как отрадно в эту ночь
Погулять на воле!..»
Там — таинственный кругом
Мрак, чернее думы.
Весь объятый крепким сном
Бор молчит угрюмый.
Чу!.. За низеньким плетнем
Что-то затрещало…
Вот затихло все кругом,
Снова зашуршало…
Кто-то крадется!.. Мой зверь
Чутко притаился…
Кто, непрошенный, теперь
В гости к ним явился?
Под навес прокрался он…
Чу, звенит уздою…
Мишка страшно поражен
Дерзостью такою.
Отвязал коня смельчак,
И на двор выводит…
Но Топтыгин — не дурак,
Он встает, подходит…

***

Гостя с ревом он схватил,
Дело сладил скоро:
Он на землю повалил
Дерзостного вора.
С диким ревом сторож злой
Мнет его, ломает;
Вор, измученный борьбой,
Помощь призывает
Услыхал Кирей сквозь сон
Шум и рев великий,
Чей-то плач и жалкий стон, —
Выбежал на крики.
Видит, что кого-то мнет
Мишка лапой властной;
От беды спасти зовет
В ужасе несчастный…
Он насилу отогнал
Сторожа крутого.
Вора на ноги поднял,
И спросил сурово:
— «Ночью темною на двор
Ты зачем забрался?»
Пал к ногам Кирея вор,
Плакал, убивался.
— «Ох, сложи на милость гнев,
Я тебе признаюсь,
Как, зачем забрался в хлев…
Я во всем покаюсь…
Словно с горя у меня
Разум помутился…
Ночью… твоего коня
Я увести… решился…
Разломал я твой плетень,
В темноте я крался
Осторожно… словно тень
К лошади пробрался…
Отвязал уже коня
И назад пустился…
Вдруг, как с неба, на меня
Кто-то навалился.
Помутился свет в очах,
Сердце вдруг упало…
Ну, подумал я, в грехах
Смерть меня застала…
Ох, пошел я на разбой,
Проклиная долю…
Ты прости меня, родной,
Отпусти на волю!..
Мне без черствого куска
Умереть пришлось бы!..»
И смягчили лесника
Жалобные просьбы.
— «Встань, чего ты!.. Бог нас всех
От беды избавил,
Ты молись, чтоб тяжкий грех
Он тебе оставил», —
Говорит Кирей ему.
В пояс поклонился
Вор за это леснику
И в воротах скрылся.

***

— «Ах, ты друг! — лесник вскричал,
Подбегая к зверю: —
Вора это ты поймал,
Я глазам не верю!
Знаю, Мишка, друг ты мой,
Сердце бьет тревогу
По сторонушке родной,
Что ж, беги в берлогу!..
Заживешь в глуши лесной
Славно, зверь косматый;
Будут Мишеньку с женой
Тешить медвежаты!»
Вывел Мишку из ворот,
Кончена неволя!
Вдруг медведь как заревет:
Вот он бор и воля!..
И пустился во всю прыть
В чащу, без оглядки.
Видно, дома лучше жить,
Как в гостях ни сладко…

Зимние сумерки. Рассказы, сказки и стихотворения. М.: Издание типо-литография В. Рихтер, 1902

Добавлено: 31-07-2016

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*