Меж высоких хлебов

Тихий летний вечер. День был такой жаркий и душный, а теперь как хорошо! Как легко дышит грудь!.. Солнце не успело еще скрыться, золотом горит закат; но высокие деревья там, на краю поля бросают уже на дорогу длинные тени.

Подул свежий ветерок, пахнул в лицо своей приятной прохладой, принес откуда-то запах цветущей липы и умчался дальше по ниве. И заволновалась высокая рожь, закачались, наклоняясь друг к дружке, тяжелые колосья, и пошли ходить переливаться по полю одна за другою широкие волны…

Тихо вокруг. Смолкли голоса птиц, и один за другим стали затихать и засыпать маленькие обитатели хлебного поля… Многие из, них, но не все. Им на смену стали просыпаться ночные жители: вдали прокричал коростель, в ответ ему отозвался другой, где-то вблизи застрекотал кузнечик: из земли осторожно вылез какой-то крошечный зверек, осмотрелся, понюхал воздух и быстро-быстро побежал по дорожке, волоча за собой длинный тоненький хвостик, и скрылся в чаще колосьев.

Крошечное тоненькое тельце, покрытое темно-серой бархатной шубкой, маленькие лапки, длинный хвостик. Вы, пожалуй, с первого взгляда приняли бы этого зверька за мышку; но, если бы вы пригляделись к нему получше, если бы вгляделись хорошенько в его тоненькую, усатую, хитрую-хитрую мордочку, оканчивающуюся длинным хоботком, вы увидели бы, что это была совсем не мышка. Этот зверек был землеройка. Не правда ли, это название сразу говорит вам о том, что зверек этот, должно-быть, очень хорошо роется в земле? Так оно и было: всю свою жизнь эта землеройка неутомимо рылась в земле, ловко и быстро прорывая в ней во все стороны длинные ходы, разыскивала и ловила всевозможных насекомых, червей и личинок, своим чутким носиком-хоботком она издали чуяла, где сидела ее добыча, быстро прокладывала к ней путь в земле и ловила ее.

Весь день пряталась землеройка в земле от горячих солнечных лучей и только теперь, когда солнце стало уже совсем склоняться к горизонту, и в воздухе повеяло вечерним холодком, решилась она выглянуть наружу: не любила землеройка ни солнечного света, ни горячих солнечных лучей: слишком уж припекали они ее слабое, нежное тельце, а яркий свет слепил крошечные глазки, привыкшие к темноте.

Землеройка проворно шныряла в чаще высоких колосьев и все что-то хватала да хватала: здесь поймала червяка, там схватила кузнечика, а вот она на минуту остановилась, прижалась к земле к вдруг метнулась в сторону, и в зубах ее затрепетала какая-то пичужка… Ах, бедняжка, да как же ты заснула так крепко, что не услыхала, как к тебе подкралась землеройка!

А землеройка уж покончила с птичкой и бежала дальше, ловила насекомых, не давала спуска и полевым мышам… Да что же это она так много ела? Наголодалась она, что ли, долго не удавалось, знать, добыть корма? Ничуть не бывало, но этот маленький, нежный зверек совсем не мог переносить голода: если бы землеройке пришлось поголодать несколько каких-нибудь часов, она уже погибла бы, умерла мучительной голодной смертью. Не успевала наша землеройка насытиться, как уже она опять была голодна и опять должна была хлопотать, чтобы скорее перехватить чего-нибудь, чтобы не умереть с голода.

В один теплый летний вечер землеройка была в больших хлопотах; еще проворнее, еще неутомимее бегала она с озабоченным видом взад и вперед по полевым межам, заглядывала во все ямки и рытвинки, изучала каждый камешек, каждую кочку.

Для землеройки настало время больших забот: она скоро должна была обзавестись семьей, и искала подходящего места для устройства гнездышка своим будущим деткам.

Вот, наконец, она облюбовала надежное, хорошо защищенное местечко с рыхлой землей и принялась старательно рыть ход, уходящий в землю.

Углубившись достаточно в землю, землеройка расширила конец этого хода, и устроила в нем просторную круглую комнатку. В разные стороны от комнатки она провела несколько ходов; все они вели к поверхности земли. Если бы какой-нибудь враг погнался за землеройкой в то время, когда она охотилась на поверхности земли, и пробрался следом за нею по одному из этих ходов, она легко могла спасаться и спасать своих детенышей в любую сторону и выбраться на поверхность земли совсем в другом месте.

Устроив норку, землеройка сделала в ней теплое гнездышко из листьев и мягко выстлала его внутри мохом и травою. Здесь, в этом теплом уютном гнездышке, несколько дней спустя покоилось около матери 8 крошечных голеньких, слепых детенышей; слабы и беспомощны были крошки, но мать окружила их нежными заботами; теперь она была вся любовь, вся осторожность; она грела их своим телом, то и дело кормила их молоком и готова была отдать за них жизнь в минуту опасности.

При таком хорошем уходе маленькие землеройки быстро росли, крепли; скоро они обросли шерсткой, во рту у них появились крошечные острые-преострые зубки… для них настало время ученья. Мать старательно принялась учить их рыться в земле, прорывать ходы и отыскивать чутьем в темной, прохладной глубине земли червяков и личинок; а потом, когда малютки хорошо научились всему этому и стали больше и смышленее, она стала в тихие теплые вечера осторожно выводить их на поверхность земли и учить охотиться за насекомыми. И как умны и понятливы были ее крошки! Быстро постигли они всю материнскую науку, научились преисправно работать своими маленькими лапками и крошечными хоботками… И в один прекрасный день маленькие землеройки разбежались от матери в разные стороны и больше к ней не вернулись: каждая из них стала жить сама по себе и сама о себе заботиться…

Лето проходило. Луга и поля обнажились, и нашей землеройке пора было уже подумать и о зимовке; все реже и реже было ее видно на поверхности земли и, наконец, она совсем перестала показываться наружу. Осенью землеройки не собирают запасов пищи на зиму, как делают это полевые мыши, хомяки и другие зверьки: ведь они могут питаться только живой добычей. И когда настала зима, и поля занесло снегом, наша землеройка зарылась поглубже в землю и крепко заснула; но сон ее был недолгий: поспит-поспит, проснется и скорее торопится, — роется в земле, ищет сонных червей и личинок и утоляет свой голод.

Иногда, в теплый зимний вечер, голод выгонял ее на поверхность земли, и, выбравшись из сугроба, землеройка бегала по снегу и торопливо искала какой-нибудь добычи…

Долго тянулась зима, а когда в воздухе повеяло теплом, солнышко растопило снег на полях, из земли выглянула первая травка и щеткой зазеленелись озими, когда проснулись и заползали по земле разные жуки, червяки и личинки, наша землеройка стала снова каждый день выбираться из-под земли по тихим вечерним зорям, бегать по полю и кормиться.

Весна быстро подвигалась вперед. Уже в полях давно заливались жаворонки, лес был полон птичьего гама и щебетания, и воздух был тепел, как парное молоко, и полон запаха черемухи. В один такой теплый, душистый вечер землеройка, выбравшись, как всегда, на закате на поверхность земли, больше не вернулась со своей охоты.

Прошла ночь и настало утро. Взошло солнце, бросило снопы золотых лучей на землю и осветило на краю дороги, около полевой межи, крошечный темный безжизненный комочек… это была землеройка. Ей не посчастливилось во время последней ночной охоты, и она попала в лапы голодной кошки, забежавшей в поле в погоне за полевыми мышами; кошка приняла землеройку за мышь, она только давнула  лапкой ее нежное тельце, и все было кончено! Задушивши землеройку, кошка не стала ее есть и бросила. Ни собаки, ни кошки, ни лисицы не едят землеройки из-за ее скверного запаха. Так погибла бедная маленькая землеройка только из-за того, что она была похожа на мышку…

Весь день припекало и освещало своими лучами солнце маленький труп землеройки, а когда опять наступил вечер, и в теплом душистом воздухе залетали с гудением майские жуки, к маленькому холодному трупу землеройки приползли со всех сторон краснокрылые жуки-могильщики и стали хлопотливо зарывать ее в землю.

И когда настало утро, выглянувшее солнце уже не нашло в поле землеройки, и на том месте, где лежал вчера ее крошечный безжизненный трупик, среди яркой зелени травы виднелась только кучка свежее-разрытой земли.

В. И. Лукьянская. В лесах и полях. Издание 2-е. Библиотека «Детский мир». М.-Л.: Земля и Фабрика. 10-я типография «Заря Коммунизма», стр. 31-35, 1925

Добавлено: 06-08-2019

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*