Митькина обновка

Митьке — десять лет и козлу Прокофию — тоже десять. Митька — малыш-малышом, а’ козел Прокофий — совсем старик — еле ноги волочит. Борода у Прокофия седая и редкая, рога кривые, шерсть грязная — клочьями. Был когда-то и Прокофий маленьким, как Митька; бегал беленьким козленочком, хвостиком куцым помахивал и весело так — ни с того ни с сего: «Мм-э! Мм-э!» И шерстка у него тогда была мягкая и легкая, как пух цыплячий. А теперь козел лежит весь день на солнышке спит и изредка только, когда есть захочет: «Мм-я»… скажет; вот и весь его разговор.

Раз утром собрался Митька к пруду — лягушек бить, а отец вошел в избу и говорит:

— Прокофий наш издох.

Пошли смотреть. Митьке жалко было Прокофия, да, сказать по правде, не очень: стар он был, и все давно ждали его смерти. Отец поглядел на Прокофия, и говорит:

— Свезу-ка я его в. город; за его шкуру, небось, дадут не мало.

На завтра поехал отец в город вместе с соседом на соседской лошади.

И Митьку с собой прихватил — уж очень он просился.

Подъехали к городу. Глядит, глядит Митька: всюду трубы какие-то длинные, а из труб дым валом валит; земля под колесами каменная, и травки нигде нету.

Подъехали к лавке, — продал отец Прокофия и повеселел сразу. Стемнело тем временем, и домой ехать поздно. Сосед и говорит:

— Переночуем у родственника моего, есть у меня такой, на заводе служит.

Поехали. А у Митьки в голове одна мысль: «Что теперь из шкуры Прокофьевой делать будут?»

Родственник соседский Сергей, молодой и веселый (хоть одна рука у него перевязана). Митька смелости набрался и спросил про Прокофьеву шкуру. А Сергей посмотрел на Митьку и говорит:

— Я тебя завтра на наш завод сведу, там ты все узнаешь, молодчик.

Что за штука такая «завод»? Не стал расспрашивать Митька, а пораньше спать залег, чтоб завтра скорей настало.

Встал чуть свет. Сергей по дороге Митьке сказал, что у него рука больная и оттого он не работает, свободен, и может с Митькой походить и ему весь завод показать.

И вдруг увидал Митька большой домище. Если все деревенские избы друг на дружку поставить — один такой выйдет. Это завод самый и есть.

Вошли, а внутри — грохот, треск, лязг. Комната большущая (с поле будет), и стоят в ней высокие бочки. А на полу целые горы шкур — и лошадиные, и телячьи, и еще какие-то незнакомые, каких Митька никогда не видывал. Митька в одну шкуру пальцем ткнул и закричал: «Вот Прокофьева шкура!» А Сергей засмеялся и сказал, что здесь много таких Прокофьевых шкур.

Пришли рабочие, и Митьке показалось, что все они на Сергея похожи и одеты все одинаково. Сложили рабочие те шкуры в бочки и стали туда воду лить. Митька и глядеть устал, а вода все льется и льется, и конца-краю ей нету. Сколько воды на шкуры ухлопали!

Пошли в другую комнату. Здесь нет бочек, а стоят машины — большие и страшные. Внесли рабочие мокрые шкуры и сунули прямо в лапы машине, а она — хвать их! Небыстро так — раз! два! — и выжала из них всю воду (как мамка на пруду белье выжимает). Воду выжала и заодно и сгрызла со шкуры весь волос. Выпустила машина из своих лап шкуру, глянул Митька, а это не шкура, а кожа гладкая, как на сапогах у Сергея.

Пошли в третью комнату. Здесь тоже были машины, но без рук, круглые, как катушки, и на эти катушки были натянуты кожи. Катушки вместе с кожей вертелись быстро-быстро и смачивались каким-то соком; Сергей объяснил Митьке, что кожу смачивают для того, чтобы она была мягче и не пропускала воду. Много комнат обошел Митька.

Зазвенел звонок, и Сергей сказал, что пора домой — время обеда. Теперь Митька знал, зачем нужна Прокофьева шкура. Поехал Митька домой в деревню и рассказал ребятам, как кожу на сапоги делают.

А Прокофьева шкура с завода отправилась к сапожнику. Сапожник сделал из нее сапоги. Много сапог — и большие и маленькие — и снес их в обувной магазин.

Наступила осень, Иван и говорит жене:

— Надо нашему Митьке сапоги на зиму купить.

Поехал Иван с Митькой в город. Смотрят  — в окне магазина сапожки стоят. Вошли, примерили. Сапожки в самый раз. Хозяин говорит:

— Купите сапожки, они козловые, первый сорт.

Стал Митька сапожки носить. А они ходят и поскрипывают, важно так, как старый Прокофий: «Ммм-я»!..

Елизавета Тараховская. Митька и наука. Рассказы. Рисунки В. Васильева. Новая детская библиотека: младший и средний возраст. М.-Л.: Государственное издательство. 1-я Образцовая типография, 1926

Добавлено: 07-02-2021

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*