«Момотаро» — персиковый мальчик

Много-много лет тому назад жили в одной деревне старик-японец со своей женой. Хоть и бедствовали они, но все же могли бы жить бедные люди счастливо, если бы только у них были дети. Вот так-то и жили они в полном одиночестве и до того скорбели, что даже соседи разделяли их горе и старались всячески утешить их.

И случилось раз, что пошла старуха-японка на реку. А день был солнечный, и река с великим шумом катила свои воды через камни…

Достала японка платье да белье и стала усердно полоскать их в реке.

И так она занялась своим делом, что и не заметила, как огромный, прекрасный персик внезапно подплыл к ней по воде…

Старушка поспешно схватила его. Такие чудные, спелые персики попадались редко, — круглый, наливной, он, казалось, испускал розовое сияние от себя на солнце.

Вернулась она домой и отнесла мужу найденный персик, — пусть и старик полакомится… Обрадовался и тот находке, поскорее достал нож и осторожно разрезал персик на две равные части, — и что же случилось тогда!

К великому изумлению обоих стариков, из персика выскочил бойкий, резвый красавчик-мальчуган.

То-то, была радость, — и описать ее невозможно. Теперь был у них сынок, и японцы воздали благодарность богам за их великую для них милость, а чтобы вечно помнить об этой радости, они и мальчика прозвали «Момотаро», — персиковый мальчик.

Надивиться не могли старики на него и всячески ухаживали за ним; и мальчик быстро рос со всеми добрыми задатками хорошего человека, будущей верной опорой своих стариков.

И Момотаро любил их до безумия и день и ночь только о том и думал, что бы ему только сделать, чтобы доставить обоим старикам полную счастья, спокойную жизнь. Он ломал себе голову, как бы ему только <добыть> сокровища, чтобы обогатить своих родных, и, наконец, решил пуститься в далекий путь чтобы побывать в самых прославленных храмах и испросить там себе совета.

Но перед этим решением увидел он такой хороший сон, что он решил следовать ему, а все остальные свои планы пока оставить в покое.

Невдалеке от их фанзы в море находился остров, на который никто еще никогда не вступал, потому что на нем обитали исключительно злые божества Они; оттого и остров тот называли Онишима. И ходила в народе японском молва, что у Они, в их пещерах на острове, несметные сокровища спрятаны, которые они старательно оберегают от всех, и зовут главного их стража Монбан.

И снилось Момотаро, что он попал на этот страшный остров, победил всех этих чудовищ и захватил их сокровища.

Но самое главное было во сне то, что он получил как бы благословение от добрых духов на эту поездку на остров Онишима и на захват сокровищ злых Они, потому что боги под видом всевозможных зверей помогали ему во сне преодолевать всякого рода препятствия.

Прежде всего стал Момотаро обучаться обходиться с оружием, особенно легко и умеючи обращаться с тяжелой дубиной. А потом пошел он к родным и сказал им, на что он решился идти.

И страшно огорчились те и стали, было, уговаривать его отложить все планы.

На как стоял Момотаро на своем и как вспомнили они, что это боги послали им его в персике, — и оскорблять их теперь нельзя, — то и дали ему на это свое согласие.

Собрали они его в путь-дорогу, наварили ему клецок из пшена; простился Момотаро с ними, плача, и пошел своей дорогой…

Шел он шел, и встречается ему какая-то собака. Радостно замахала она хвостом и высоко подпрыгнула к самому лицу Момотаро, как только заметила, что это ему нравится.

— Позволь мне идти с тобою, — сказала ему собака, — я буду служить тебе верой и правдой, если ты мне будешь давать есть хоть немножко клецок.

Момотаро кинул ей две-три клецки, и собака побежала рядом с ним.

Шли они, шли, — и встречается им обезьяна: поздоровалась она с ними и спрашивает у Момотаро, куда это он путь держит.

А как узнала в чем дело, так и стала просить его:

— Я пойду с тобой и буду тебе помогать. А ты, конечно, поделишься со мною своими славными клецками.

— Изволь! — сказал Момотаро и охотно дал обезьяне большую порцию клецок; а обезьяне они так по вкусу пришлись, что она кликнула к себе своего друга — фазана, чтобы и он эту прелесть попробовал.

Фазан живо подлетел, поклевал клецок, а как узнал, куда они все направляются, так и стал Момотаро просить, чтобы он и его с собою захватил.

Согласился Момотаро на это, и пошли они вчетвером дальше, очень довольные друг другом.

Вот приходят они к берегу моря и видят, что лодка, на которой им можно было бы на остров переплыть, далеко от берега стоит, и никакого каната от нее на берег не протянуто.

Что было тут делать? Момотаро ничего придумать не мог, но обезьяна нашлась и сказала собаке:

— Ты можешь хорошо плавать, так живо лезь в воду, я сяду тебе на спину, — мы лодку к берегу и подтянем с тобой…

Сказано — сделано… Подвезла собака обезьяну на себе к лодке, та достала канат и сунула его собаке в пасть, а та с гордостью и радостью подвела лодку к самому берегу.

Вот и уселись все в лодку, кроме фазана, который полетел впереди них прямо к острову, чтобы выбрать там удобное место для стоянки лодки, незаметное для злых духов.

Момотаро похвалил фазана за его осмотрительность, — иначе их непременно заметили бы с берега. Теперь же фазан сказал им, где пристать удобнее, и лодка совершенно незаметно подошла прямо к входу в большую пещеру.

Размахнулся Момотаро своей дубинкой и с размаху стал бить ею прямо в железную дверь пещеры, но ответа ни какого не было; тогда страшно раздосадованный Момотаро размахнулся дубиной и разбил вдребезги пещерную дверь. Вошел и обомлел… Он думал очутится в мрачном, сыром подвале, но попал, наоборот, в роскошно убранную, блестящую залу. Здесь должен был обитать глава Они… Момотаро в ужасе упал без чувств, но его спутники подхватили его и привели в себя.

Фазан полетел дальше, в глубь дворца; обезьяна вскарабкалась под крышу; собака забилась под пол, чтобы разузнать, где же именно скрыты здесь несметные сокровища. И собака скоро нашла их. Фазан и обезьяна вернулись к ней, и тогда Момотаро вместе с ними решился идти прямо в главную залу главы Они… Бесчисленное множество маленьких злых духов окружили его толпой, но Момотаро стал угрожающе махать своей страшной дубиной, и злые духи мигом рассеялись во все стороны.

Без труда и опасности вошел Момотаро в главную залу Они, и как завидел его сам глава племени, разгневался он, распалился на него страшно. И кликнул он на помощь свою стражу, но никто на помощь явиться не посмел, и Момотаро отважно напал на него.

Обезьяна, как заметила, что глава Они на много сильнее Момотаро, — живо вспрыгнула ему на спину и зажала ему сзади глаза, так что злой дух не мог видеть своего противника; а собака тоже не зевала и вцепилась в ноги Они, между тем как фазан на улице держал всех других злых духов на почтительном расстоянии и каждому, кто осмеливался выдвинуться вперед, выклевывал глаза.

Оттого и случилось, что почтенный Они скоро взмолился о пощаде.

— Хорошо, — сказал Момотаро, — если ты отдашь мне все сокровища острова Онишима, я отпущу тебя.

И Они обещал и сдержал свое слово. Стража живо снесла все сокровища в лодку, и веселый, довольный отплыл юный герой со своими тремя товарищами домой…

То-то обрадовались родные, как вернулся Момотаро домой, живой, здоровый и счастливый! Радовались они и тому, что Момотаро привез с собою такие несметные сокровища, — тут были и золото, и серебро, и драгоценные камни, и, кроме того, волшебные сокровища; так, например, был особый плащ и шляпа-невидимка, — да всего и не перечесть.

Ну, теперь оставалось только жить без печали и заботы, — и слава о Момотаро разнеслась по всему свету.

Узнала про него и прекрасная принцесса, которая жила в роскошном, богатом саду, но Момотаро не знал ее и потому представить себе не мог, как она интересуется его славой.

Но фазан, который летал в саду, подслушал ее и сказал Момотаро, что принцесса его ужасно любит. И это так обрадовало Момотаро, что он живо отправил к принцессе свою мать-старуху просить ее руки. Принцесса сама обрадовалась и согласилась с одного слова стать женой такого прекрасного, храброго героя, каким был Момотаро.

Добрым старикам-японцам нечего было больше уж и желать, и они прожили все вместе еще долгие, счастливые годы. А Момотаро всегда держал при себе собаку, обезьяну и фазана и не расставался с ними никогда, как со своими лучшими друзьями.

Японские народные сказки. Перевод с немецкого А. А. Федорова-Давыдова. М.: Издание редакции журналов «Светлячок» и «Путеводный огонёк», 1904

Добавлено: 22-01-2017

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*