Море голосов воробьиных…

Море голосов воробьиных.
Ночь, а как будто ясно,
Так ведь всегда прекрасно.
Ночь, а как будто ясно,
И на устах невинных
Море голосов воробьиных.

Ах, у луны такое
Светит – хоть кинься в воду.
Я не хочу покоя
В синюю эту погоду.
Ах, у луны такое
Светит – хоть кинься в воду.

Милая, ты ли? та ли?
Эти уста не устали.
Эти уста, как в струях,
Жизнь утолят в поцелуях.
Милая, ты ли? та ли?
Розы ль мне то нашептали?

Сам я не знаю, что будет.
Близко, а может, гдей-то
Плачет веселая флейта.
В тихом вечернем гуде
Чту я за лилии груди.
Плачет веселая флейта,
Сам я не знаю, что будет.

<1925>

Газета “Бакинский рабочий”, Баку: № 179, 10 августа, 1925

Цикл стихотворений “Персидские мотивы”

Ред.: Из воспоминаний С. А. Толстой-Есениной: “В августе 1925 года Есенин жил в Мардакянах, близ Баку, на даче П. И. Чагина. Окно из комнаты Есенина выходило в сад, и часто на рассвете его будили голоса птиц. В один из таких рассветов он написал это стихотворение и вскоре напечатал его в газете “Бакинский рабочий” ‹…›. Осенью 1925 года, подготавливая свое “Собрание”, он вернулся к этому стихотворению, хотел включить его в цикл “Персидских мотивов” и начал его перерабатывать, но не закончил и поэтому не включил его в “Собрание”.

Ред.: Ред.: Ах, у луны такое / Светит — хоть кинься в воду… — По воспоминаниям Н.К. Вержбицкого, годы жизни с 06.12.1889 по 1973, писателя, журналиста, сотрудника газеты «Заря Востока» (Тифлис), эти строки связаны с рассказанной им легендой о китайском лирике VIII века Ли Бо (Ли Пу). По этой легенде, Ли Пу, бежав от любви императрицы, “дошел до огромной реки Янцзы, поселился здесь и часто ночью на лодке выезжал на середину реки и любовался лунным отражением. Однажды ему захотелось обнять это отражение, так оно было прекрасно. Он прыгнул в воду и утонул… Есенина поразила эта легенда”.

Добавлено: 22-07-2016

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*