Мученица (Среди зеркал, картин, флаконов расписных…)

    (В картине неизвестного мастера).

Среди зеркал, картин, флаконов расписных
            С ароматичными духами,
Дразнящей мебели и платьев дорогих,
            Висящих пышными волнами;

В закрытой комнате, где воздух неживой
            Пахуч и зноен, как в теплицах,
Где гордые цветы поникли головой
            В своих узорчатых гробницах, —

Подушку влажную мертвец без головы
            Живою кровью заливает,
И шелковая ткань прожорливей травы
            Поток румяный поглощает.

Как бледный выходец из мира мрачных грез,
            Болезни спутниц неизменных,
С тяжелой гривою эбеневых волос
            И ношей камней драгоценных,

Синея, голова на столике лежит.
            Лишенный мысли, мутный, белый,
Как сумеречный свет, из мертвенных орбит
            Выходит взор оцепенелый.

А на постели труп, в величьи наготы,
            Раскрыл с небрежною свободой
Весь сокровенный блеск, все чары красоты,
            Ему дарованной природой.

На мраморной ноге, как память о былом,
            Чулок остался розоватый,
И светит издали пылающим зрачком
            Подвязка с вышивкой богатой.

Безлюдье, тишина, еще живая кровь,
            Нагого тела положенье —
Все, все наводит мысль на мрачную любовь,
            На пир безумный преступленья,

Восторги адские, лобзаний диких яд…
            И мнится — с роем мыслей черных
Все злые ангелы невидимо парят
            Меж складок занавес узорных!

Однако, этих плеч сухой, изящный вид,
            Ноги по-детски округленной
И нежной талии — так ясно говорит
            О страсти, рано пробужденной.

Да, это — лилия, расцветшая с зарей!..
            В чаду неведомых мучений
Разверз ли душу он для стаи роковой
            Порочных чувств и вожделений?

Жестокий человек, чей ненасытный пыл
            Не утолила ты, живая,
Так пламенно любя, — о, счастлив ли он был.
            Твой труп угодливый лаская?

Ответь, нечистый труп! И, за косы себя
            Подняв трепещущей рукою,
Поведай, страшный лик: он приклеил, любя
            К твоим зубам «прости» немое?..

— Вдали от зорких глаз придирчивых властей
            От клеветы и поруганья,
В могиле заключась таинственной своей,
            Спи в мире, странное созданье!

Спи в мире! Твой супруг от света убежит,
            Но не от скорби: образ милый
С ним будет и во сне… Как ты, он сохранит
            Любовь и верность до могилы!

Примечание переводчика.
XCIV. Une martyre (dessin d’un maitre inconnu).
Au milieu des flacons, des étoffes lamées…

Отдел «Цветы Зла». Стих XCIV.

Бодлэр. Цветы Зла. Перевод П. Якубовича-Мельшина. СПб.: Общественная Польза, 1909

Добавлено: 20-03-2020

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*