Похождения Мурзилки. Рассказ 15. Мурзилка возвращается

Очень был занят Мурзилка новой жизнью на берегу моря и ни на что другое внимания не обращал. А как-то поглядел на Петькиного отца и узнать его не может.

То худой был, бледный, — а теперь лицо красное, борода лопатой, да ведь толстый какой стал!..

Глянул на Петьку, и тот — совсем кубарь, поперек себя шире.

А тут заведующий домом отдыха идет.

Петькин отец — к нему:

— Ну, — говорит, — спасибо, товарищ, — вот как вы нас здесь поправили, — что меня, что Петьку…

Заведующий улыбается только:

— Я больше вас рад, что вы такие стали. Когда вы приехали сюда, жалко было смотреть на вас.

А Петькин отец ему говорит:

— В жизнь свою не думал в море купаться. Туг ведь, бывало, все богачи да купцы утешались, а теперь, на-поди, простому рабочему — и такое, можно сказать, удовлетворение.

Тут заведующий ради озорства Мурзилку за шиворот поднял да и говорит:

— Вот только собачка ваша отощала больно. Кожа да кости. И за курами не гоняется.

А какое там — отощал? Мурзилка вроде подушки на четырех лапах стал.

— Ну, — говорит Петькин отец, — пожили, погостили, за все спасибо, — а завтра и ко дворам надо… За работу приниматься с новыми силами… Едем, брат, Мурзилка!..

Мурзилка только слабо хвостом вильнул, слов-то он разобрать не может.

Зато когда поутру подали лошадь да стали вещи выносить, а Петька и отец оделись по-дорожному, — тут только сообразил Мурзилка, в чем дело.

Залаял, завизжал, стал бросаться от восторга во все стороны. Петьку в нос лизнул, курицу за крыло цапнул. А потом вскочил на линейку, хвост крючком да как залает.

На лошади до пристани доехали. А там опять на пароход поднялись, — уж он пыхтел-пыхтел, насилу-то поплыли. А с парохода они — на поезд, и туг опять заперли их всех в комнатку, — и пошло стучать и день, и ночь: — «ты-ты-так», «ты-ты-так», «ты-ты-так» — без конца.

Как-то утром проснулись, — Петькин отец в окно выглянул, да и говорит:

— Ну, Петька, подъезжаем, — Москва — вот она… Сейчас последняя остановка будет.

Петька — к окну, Мурзилка на столик вскочил — в окно уставился и смотрит, будто Москву узнает.

Поезд остановился. Петькин отец говорит:

— Я пойду пополощу чайник, да и укладываться будем…

Вышел из вагона. И Мурзилка за ним. На платформу выскочил, загавкал. А тут вдруг какая-то кошка на него — фррр, спину горбом выгнула, хвост трубой подняла — и в сторону.

«А! Так?..»

Кинулся Мурзилка за кошкой: она по ступенькам, и он по ступенькам; она — в сад, и он — в сад, она под дом, и Мурзилка туда же…

А кошки и след уж простыл… Бросился назад Мурзилка. Кто-то ухнул во весь голос, зашипел… — Замелькали колеса по рельсам. И слышит Мурзилка отчаянный крик:

— Мурзилка!.. Мурзилка!.. Мурзилка!..

Петька кричит!.. Петька, видно, в беде!.. Надо к нему на помощь!..

Вылетел Мурзилка на платформу.

Далеко-далеко несется поезд, откидывая набок дымовую ленту, и свистит издалека:

«Бууудь здоров, Мурзилка!..»

А на станции — тихо, тихо… Нет никого… Все чужое кругом. Сел Мурзилка на платформе да как завоет:

«Воу-воу… воу-у… Покинули Мурзилку одного! Покинули несчастного!..»

Похождения Мурзилки, удивительно шустрой собачки. М.: Рабочая газета, 1929

Добавлено: 04-11-2016

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*