Муж и жена

Жили-были муж да жена.

Говорит жене муж:

— Я поеду на поле, а ты обед готовь да пива в погребе нацеди.

— Ладно, — говорит жена, — все сделаю. И обед приготовлю и пива нацежу.

Поехал муж на поле, а жена принялась обед готовить.

Достала колбасу, положила ее на сковородку, а сковородку поставила на огонь. Жарится колбаса, шипит.

«Ну, — думает жена, — покуда колбаса жарится, я успею в погреб за пивом сбегать».

Побежала она в погреб. Отвернула кран у бочки с пивом и подставила под кран кружку.

Льется пиво в кружку, пенится.

А жена сидит и смотрит. Смотрела она, смотрела и вдруг спохватилась.

«Что же это я, глупая, наделала? Собака-то у меня не привязана, схватит она с сковородки колбасу и съест».

Подумала так жена, выскочила из погреба, и видит; — бежит по двору собака, а в зубах у нее колбаса.

Жена — за собакой, а собака — от нее.

— Куда ты! — кричит жена. — Погоди немножко!

А собака еще быстрей. Целый час гонялась жена за собакой. Да разве собаку поймаешь? Перепрыгнула собака через забор, убежала в лес и съела там колбасу.

— Ну, ничего не поделаешь, сказала жена. И пошла в погреб.

А пиво тем временем из бочки все лилось и лилось.

Наполнилась кружка доверху, а потом потекло пиво на пол.. Весь погреб залило.

— Вот тебе и раз! — сказала жена. — Как же мне теперь быть? Увидит муж лужу в погребе и рассердится на меня.

Подумала она, подумала и вспомнила: лежит на чердаке мешок пшеничной муки. Вот и решила она засыпать пиво мукой.

Так и сделала. Притащила мешок, стала пол пшеничной мукой посыпать. Всю муку высыпала.

— Вот теперь хорошо, — говорит жена. — У нас в погребе сухо и чисто стало.

А в погребе и верно чисто и сухо стало.

Пришел муж домой, спрашивает:   ^

— Что ж ты мне, жена, на обед приготовила?

— Приготовила я тебе колбасу жареную, — говорит жена, — да пока я пиво наливала, собака колбасу со сковородки утащила. А пока я за собакой бегала, все пиво из бочки вылилось. Я и засыпала лужу пшеничной мукой. Славно у нас в погребе стало — и чисто и сухо. Вот как все хорошо кончилось.

— Ну, не очень-то хорошо, — сказал муж. — Да что теперь поделаешь. Назад не вернешь.

В другой раз поехал муж в город хлеб продавать. Продал хлеб, привез из города денег и говорит жене:

— Вот видишь эти серебряные кружочки? Я положу их в сундучок, а сундучок зарою в хлеву, под коровьим стойлом. Только ты, смотри, сундучка не трогай.

— Ладно, — говорит жена, — не трону.

Ушел муж из дому. А в деревню торговцы приехали, глиняные кружки и горшки продавать.

Спрашивают торговцы жену:

— Не надо ли вам горшков?

— Надо-то надо, — говорит жена. — Да только купить мне не на что. Есть у нас, правда, серебряные кружочки. Если они вам понравятся, дайте мне за них два горшка.

— Серебряные кружочки? — говорят торговцы. — Что ж, может, они нам и понравятся. Покажите их нам, пожалуйста.

— Вот, — говорит жена, — я их трогать не смею, мне муж не позволил. Вы сами их возьмите, они в хлеву под коровьим стойлом зарыты.

Пошли торговцы в хлев и откопали сундучок с деньгами.

А денег там было много, — на них не то что два горшка, а целую сотню горшков купить можно было.

Взяли торговцы деньги и уехали из деревни.

А жена выбила у обоих горшков дно и надела их на столбы у ворот.

«Вот, — думает, — как красиво».

Вернулся муж домой. Увидел горшки на столбах у ворот и говорит:

— Жена, что ты опять наделала?

— Ничего не наделала, — говорит жена, — купила я у проезжих торговцев два горшка.

— А деньги откуда взяла? — спрашивает муж.

— Денег у меня не было, — говорит жена, — так я им то кружочки отдала, что ты в хлеву, закопал.

— Да я же тебе не велел их трогать.

— А я их и не трогала. Торговцы их сами откопали.

— Плохо ты сделала, — говорит муж. — Ведь, эти кружочки деньги. А ты их все за два горшка отдала.

— Что ж, — отвечает жена, — я не знала. Надо было раньше мне об этом сказать.

Постояла жена у ворот, подумала и говорит:

— Давай-ка, муж, побежим за этими торговцами, догоним их и отнимем наши деньги.

— Побежим, пожалуй, — сказал муж. — Только захвати на дорогу хлеба, масла и сыра.

— Ладно, — говорит жена, — захвачу.

Побежали они за торговцами. Жена бежит быстро, а муж еще быстрее. Обогнал он жену, а она думает: «Вот и хорошо, что обогнал. Когда будем назад возвращаться, мне меньше идти придется».

Поднялась жена на гору. А там вся дорога колесами изрыта, колея на колее.

«Вот как люди бедную дорогу изрезали, — подумала жена, — Больно ей верно, когда по ней колеса катятся».

И так ей стало жалко дорогу, что достала она из мешка масло и давай мазать колеи.

А пока она мазала, выпал у нее сыр и покатился вниз под гору.

— Ну нет, брат, — сказала жена. — Довольно с меня, что я один раз на гору взобралась. Я за тобой не побегу. Пускай твой товарищ за тобой сбегает.

Достала она из мешка второй сыр и скатила его с горы вниз.

А сама села — и ждет, скоро ли сыры вернутся.

Ждет, ждет — не возвращаются сыры.

«Может быть, они своего третьего товарища поджидают», подумала жена. Достала из сумки третий сыр п скатила его туда же вниз.

Ждет, ждет, — не возвращаются сыры.

Рассердилась жена и скатила с горы один за другим и четвертый, и пятый, и шестой сыр.

Ждет, ждет — не возвращаются сыры.

— Ну, ладно, — говорит жена, — долго ждать вас мне некогда.

И пошла она дальше по дороге. Шла, шла — и догнала мужа.

— Ну, — говорит ей муж, — давай отдохнем да поедим. Очень я проголодался.

Достала жена хлеб из сумки, подает мужу.

— А где же масло и сыр? — спрашивает муж.

— Да маслом я дорогу вымазала, — говорит жена, — а сыры наши, верно, скоро вернутся, если только домой не ушли. Один у меня сам с горы скатился. А другие я за ним вдогонку послала, чтобы они его назад привели.

— Ну, — говорит муж, — плохо ты сделала. Разве можно маслом дорогу мазать и сыры с горки скатывать?

Пожевали они сухого хлеба, отдохнули на траве. Тут муж говорит жене:

— Жена, а ты дверь-то закрыла за нами, когда мы из дому уходили?

— Нет, — говорит жена, — не закрыла. Ты бы мне раньше об этом сказал.

— Вот что, — говорит муж, — беги ты со всех ног домой. Запри дверь на задвижку, чтобы никто в нее не вошел. Да принеси чего-нибудь другого поесть. А я тебя здесь подожду.

Прибежала жена домой и думает: «Муж просит чего-нибудь другого поесть, значит, сыр и масло ему не нравятся. Понесу-ка я ему мешок сушеных груш да кружку уксусу».

Закрыла она на задвижку верхнюю дверь, а нижнюю дверь и вовсе сняла с петель.

«Если, — думает, — я эту дверь с собой возьму, так уж в нее никто не войдет».

Пришла жена к мужу и говорит:

— Вот тебе наша дверь, сторожи ее.

— Что же ты наделала? — сказал муж. — Ведь, теперь каждый может в наш дом войти и унести, что ему вздумается. Ну, да ладно. Идем дальше. Только уж если ты дверь притащила, так и неси ее сама.

«Дверь-то я понесу, — подумала жена, — а вот узел с сушеными грушами да еще кружку с уксусом мне будет нести тяжело. Я лучше их на дверь повешу. Пускай их дверь несет».

Так она и сделала.

Пришли муж с женою в лес. А уж темно стало — ночь наступила. Залезли они вдвоем на дерево и решили там переночевать.

А к этому самому дереву подошли скоро какие-то люди. Сели они под деревом, развели костер и стали деньги делить.

Посмотрела на них жена и говорит мужу:

— Да, ведь, это те самые торговцы, у которых я два горшка купила. Вон они наши деньги делят.

Спустился тут муж с дерева, потихоньку набрал камней и опять взобрался наверх. И стал он с верхушки дерева в торговцев камни бросать.

Бросал, бросал — ни в одного торговца не попал.

А торговцы смотрят наверх и говорят:

— Верно, скоро светать начнет, ветер стал шишки с елок сбивать.

Вот сидят муж и жена на дереве. Жена все еще держит дверь на плече, а узел с грушами и кружка с уксусом на двери висят.

Тяжело стало жене держать дверь, и говорит она мужу:

— Сброшу-ка я узел с грушами.

А муж говорит:

— Не бросай — увидят они груши, найдут нас и поколотят.

А жена отвечает:

— Нет, брошу. Очень мне тяжело стало.

— Ну, ладно, бросай, — говорит муж.

Посыпались груши вниз сквозь вотки дерева, а торговцы подумали, что это опять шишки летят.

Прошло опять немного времени. Еще тяжелее стало жене держать дверь, вот она и говорит:

— Вылью я уксус из кружки.

А муж говорит:

— Не выливай, плохо нам будет.

А жена говорит:

— Нет вылью, — кружка большая, полная, тяжело ее держать.

— Ну, ладно, выливай, — говорит муж.

Выплеснула жена уксус из кружки. А торговцы говорят:

— Что это — роса или дождь?

Опять прошло немного времени, не под силу стало жене дверь держать.

— Теперь я и дверь сброшу, — говорит она мужу. Авось полегче станет тогда.

— Не смей бросать, — говорит муж.

— Нет, брошу, — говорит жена.

— Не смой, — говорит муж, — не смей.

А жена взяла да и бросила дверь на торговцев.

Тут торговцы перепугались, вскочили на ноги.

— Что это, — кричат они, — горы на нас падают, что ли? Бежим отсюда поскорее, братцы!

Убежали торговцы, а сундучок с деньгами оставили.

Тут муж и жена слезли с дерева, взяли свои деньги и пошли домой.

Муж и жена. Сказка братьев Гримм. Рисунки Е. Сафоновой. Пересказал А. Введенский. Ёж. №10. Ежемесячный журнал для детей среднего возраста. Л.: Лендетиздат. Издательство детской литературы при ЦК ВЛКСМ, стр. 26-29, 1935

Добавлено: 01-05-2018

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*