Мы не расстанемся

Первый день осени. Слякоть. Опавшие листья сбились в мокрые грязные кучи. Уныло играет с проводами ветер. И они стонут… Как ее душа – на безысходной отчаянной ноте… Поезд прибыл в Донецк. Нужно ехать домой. Там ждут, но нет сил уйти с вокзала, нет сил сделать шаг из вчерашнего теплого лета в пустоту и холод осени, где нет Его…

Настя поежилась. Еще только вчера… А что же вчера было? Теплое ласковое море, мягкий песок. И его руки, плечи улыбка… Вот снова пошел дождь. Или это слезы? Неужели она плачет? Она – и вдруг плачет! «Господи! Да не смотрите вы на меня. Что вам, заняться больше нечем? Не могу, ну, не могу уйти с этого вокзала…»

… – Девушка, вернитесь назад, нельзя заплывать за буйки. Да остановитесь вы хоть на минутку, сколько можно вас догонять?

Метрах в трех от Насти плыл парень и усиленно пытался вызвать ее на разговор.

– Девушка, я боюсь за вас, вдруг утонете, а я спасать не умею… Да хоть слово скажи, золотая рыбка!

Неожиданно он забил по воде руками и скрылся из вида. Настя растерялась. Ничего себе. Спасай теперь идиота…

– Ай, ты что, совсем чокнутый? Так и утопить можно. И вообще, зачем хватать меня?

– Ух ты, как здорово! Давай помогу умыться, косметика вся размазалась.

Тушь «ела» глаза. Настя нырнула и под водой стала отмывать лицо, злясь на надоедливого парня. «Может, наконец-то уберется? Ненавижу плавать в обществе».

– Ну, вот, все нормально. А ты и без косметики красивая, честное слово.

– Дайте дорогу. И немедленно.

– В этом и заключается ошибка. Никуда не отпущу. Понятно? Имя свое можешь не называть. Я знаю. И твою соседку, что сидит на пляже, тоже знаю. И где вас поселили, знаю. А я Николай, фамилия – Гирин. Подходит?

– Очень интересно. Может, ты ясновидящий. И все-таки, откуда информация?

– От администраторши. Я тебя вчера на вокзале увидел, проследил и выяснил.

– Зачем? Не успел никого найти?

– А это любовь с первого взгляда. Не веришь?

– Охотно верю, но не разделяю. Привет, я плыву к берегу.

– Давно пора. Ты уже в воде два часа, лягушка. И меня заморозила.

– Не причастна. Я плыву одна.

– Не получится…

Он вышел из воды на шаг впереди. Окружающие девушки сделали стойку. И было от чего. Николай был очень привлекателен. Стройное тело, густые волосы, красивое упрямое лицо. Баловень, не иначе.

Он взял Настю за руку:

– Когда встретимся?

– В мире ином.

– Понятно. Через два часа у входа в кафе.

Нет, это наглость! Но что с ней такое? Почему как-то не по себе? Ведь никогда раньше она не обращала внимания на таких вот искателей приключений. Николай посмотрел ей в глаза:

– С этой минуты нет больше ни тебя, ни меня, есть мы. И точка…

Настя присела возле Жени, соседки по номеру.

– Видела?

– Обалденный парень. Все бы отдала за ночь с таким мужчиной. Он к тебе приставал, счастливая?

– Нет… Не знаю… Я пойду в санаторий, мне что-то нехорошо.

Вечером Настя отказалась идти с Женей на танцы, объяснив это желанием почитать книгу.

Женя ушла. Настя от волнения не находила места. Она ложилась, вставала, ходила из угла в угол, пила воду. Нет, не получается в четырех стенах. «Пойду к морю, там-то уж точно никого нет».

Она оделась и пошла по аллее, ведущей к морю.

Его руки обхватили ее со спины. Горячие губы пробежали по волосам и замерли возле уха.

– Отпусти. Не надо…

– Я люблю тебя. Очень. И много-много лет назад я придумал тебя и не верил, что встречу. А ведь сюда даже ехать не хотел. Молчи. Я буду целовать тебя все равно. Боже, эти губы знают, что делают…

– Да не хочу я, отстань. Не трогай меня.

– Не кричи, ничего уже изменить нельзя.

Николай поднял Настю на руки и понес к морю.

– Обними меня, – просил он, – пожалуйста, родная моя…

Все занемело, трудно было пошевелиться, но руки сами сомкнулись вокруг его шеи.

Темным золотом отливало ночное море. Издалека доносилась музыка. Эта женщина на песке была не Настя. Она сама потянулась губами к нему. Там они встретили рассвет…

– А где моя одежда?

Застегивая на спине «молнию», Николай сказал:

– У тебя есть пару часов на сон. А потом я увезу тебя далеко-далеко. Пошли, тебе нужно отдохнуть. Хочешь спать?

– Ужасно.

Коля поднялся и протянул руки:

– Я понесу тебя…

– Я сама.

– Нет, понесу.

Насте не верилось в происходящее. Казалось, она знала его давно. Как придуманного сказочного принца. Самое непонятное, что Настя осознала: люблю, люблю, люблю.

Промелькнули две недели. Они стоили всех предыдущих лет жизни. Настя и Николай ушли из санатория и сняли комнату в частном секторе. По утрам они уплывали на лодке и катались вдали от берега. Они рано ложились, а спали часа два-три. И все равно им было жаль упущенного времени.

А отъезд близился. Они почти забыли о нем. Настя опомнилась первая:

– Мне завтра уезжать, Коля.

– Ты никуда не едешь. Мы отправляемся через пять шей. Заезжаем в Донецк и увольняем тебя с работы. А потом ко мне, в Киев. Все будет хорошо, говорю тебе. А сейчас спи….

Неведомая сила подняла Настю с постели, заставила собрать вещи, одеться. Потом она взяла ручку и написала: «Прощай. моя самая лучшая сказка! В жизни так не бывает. А мне пора возвращаться в действительность. Люблю… Я не выживу, если буду о тебе вспоминать, поэтому постараюсь забыть. А ты вспоминай иногда, мужчинам всегда легче…»

Ночью было холодно. С небольшой переплатой за билет проводник согласился взять привлекательную женщину до Донецка.

Так дождь это? Или это слезы? Пожалуй, она плачет. Нет, невозможно уйти с вокзала.

«Не хочу, не хочу; не хочу»…

Где же касса? Настя могла найти на вокзале все с закрытыми глазами, а где кассы – забыла. Она растерянно оглянулась, слезы застилали глаза.

– Зачем все это, Настя? Его голос! Она сходит с ума! Николай!

– Иди ко мне, любимая, я вытру эти слезы… Как у вас здесь сыро. Впрочем, в Киеве, наверное, еще хуже.

– Ты здесь!? Но как?

– Как, как. Просыпаюсь среди ночи – тебя нет. Вещей нет. Чуть инфаркт не получил. Хорошо, что заранее в санатории догадался записать твой адрес. Бросаюсь в аэропорт. Уговорил взять меня в рейс. И вот уже несколько часов подряд встречаю все поезда с юга.

Поцелуй меня, хорошая моя. А насчет сказки… Лично я со своей расставаться не собираюсь. И тебе не дам. Дома-то кофе есть?..

… Вот и прочитан последний листок. За окном уже весна. А с кухни слышны дразнящие праздничные запахи. Сейчас он подойдет неслышно и прошепчет. «С праздником, любимая!». Как хорошо, что сказка иногда длится всю жизнь.

Междуречье. Альманах. Выпуск первый. Дружковка: Литературная ассоциация «Современник», 2001

Добавлено: 27-08-2018

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*