Мыши

Курр-мурр!.. А то знаешь ли еще вот что. В дни юности моей, как-то раз на охоте попалась мне в когти старая мышь. Я никогда не голодал у наших хозяев, и ловил мышей вовсе не для того, чтобы есть их, но чтобы избавить хозяев от этих хищников, которые грызут и портят все, что плохо лежит.

— Пи-и!.. — пропищала Мышь, — пожалей меня, Кот Баюн, не мучь, не убивай!.. Сделай доброе дело!..

— Ну? — спрашиваю, — что такое?

— Отпусти меня на волю… У меня дома трое мышаток, малых ребяток… только что на днях родились. Они умрут от голода без меня. Даю слово, что сама я вернусь к тебе опять, как только выкормлю детей… Я прощенья не прошу… А детей — я, пожалуй, уведу из вашего дома, чтобы они не могли ничего портить у вас. Сжалься только над ними! Отпусти меня, Баюн!

Я был тогда совершенно сыт, и настроение у меня было хорошее. Подумал я, подумал и махнул лапой. Дескать, была не была, одною мышью больше, одною меньше, — не все ли равно!..

— Хорошо! — говорю ей, — иди на волю. Но, — смотри, не забывай обещания. Даю тебе две недели сроку. Как вырастут дети, и ты их из дому уведешь, — сейчас изволь ко мне на расправу пожаловать.

Поклонилась мне Мышь и убежала. — «Ну, — думаю себе, — и сыграл же я дурака. Хороша мышь, которая сама в лапы к коту пойдет». — Прошло несколько времени; иду я к норке, стучу:

— Тук, тук, тук! Дома Мышка?

Отворяется дверка, — выходит ко мне какой-то незнакомый мне мышонок, маленький такой, по мордочке — вылитая моя знакомка.

— Кто ты? — спрашиваю его.

— Сын Мышки, — отвечает.

— Зачем же ты на мой стук вышел?

Отвел он меня в сторону.

— О, добрый Кот Баюн, — начинает робким, дрожащим голосом мышонок, — вы уже раз пощадили мою мать, — пощадите ее и теперь. Она была так добра, так ласкова с нами. Она сказала нам, какое дала вам обещание. Мы уже собираемся в дорогу, на гумно. Сейчас она, уставши, задремала, и нам жаль ее будит. Но это все равно. Моя жизнь — в вашей власти, г. Баюн. Казните меня, — но оставьте старую Мышку в покое. Она уйдет отсюда, право, уйдет, и вы уже никогда не увидите нас больше здесь.

Тронуло это меня, но я сделал вид, что сержусь, затопал лапами, выпустил когти, спину выгнул и замяукал:

— И слышать не хочу! Зовите вашу мать, юноша!..

Скрылся он. Стучу опять в норку.

Выходит другой мышонок, меньшой братишка, — и обращается ко мне с тою же просьбою. И его прогнал.

— Зовите мать на расправу, — кричу, — а с вами, мелюзгой, я и толковать не хочу! Вот что!

Наконец, третий посол является.

«Ну, — думаю себе, — и храбрецы же!» Когда же я и третьего прогнал и снова стучать начал, — выходят вдруг ко мне все три мышонка.

— Кот! — говорят, — бери нас всех, но Мышку не тронь!.. Слышишь, котище прожорливый…

Что мне было делать? Я оставил их в покое и ушел к себе на крышу. Мне было не по себе; вчуже даже жутко было видеть такую любовь и единодушие. И теперь еще, вспоминая это происшествие, мне становится как-то неловко за мое издевательство над старою Мышью; мне становится жаль мышат, которые так много пережили в то время, когда приходили упрашивать меня и уходили от меня, не достигнув цели.

Бедные мышата!.. Но они сдержали свое слово и скрылись из подполья… Хоть это было только раз в моей долгой жизни, но и тому я рад, что так случилось курр-мурр!..

Кот-Баюн. Сказки и рассказы А. А. Федорова-Давыдова. С рисунками. Второе издание журналов «Детское чтение» и «Педагогический листок». М.: Типо-литография В. Рихтер, 1901

Добавлено: 07-02-2017

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*