На чужбине (Эту ночь я на чужбине…)

(Рождественское).

Эту ночь я на чужбине
Просидел в тени Stadtpark’a
И рыдал в глухой кручине,
Как покинутый Петрарка.
Все вокруг кружились, пели,
Целовались, хохотали,
И в восторге счастья млели,
И, как женщины, мечтали.
Небо ризой золотою
Развернулось над Stadoark’ом
И, волшебное, собою
Чаровало, как подарком.
Месяц к звездочке подкрался,
Словно огненный осколок,
И любовно улыбался
Морю блесток, лесу елок.
Воздух пел, и пели люди,
Тополь пел, и пела птица,
И дышали счастьем груди,
И пылали зноем лица…
Эту ночь я на чужбине
Просидел в тени Stadtpark’a
И рыдал в глухой кручине,
Как покинутый Петрарка.
И в молитве я забылся,
Сам того не замечая:
В этот вечер я молился
За тебя, страна родная!
Ах, из всех молитв, тревогу
Разгоняющих поныне, —
Ближе к небу, ближе к Богу
Лишь — молитва на чужбине!
Встаньте-ж, братья! Бодрым взором
Победим кручину злую
И помолимся все хором,
За нее… за Русь родную!

Вена.

Отдел «Вне отделов»

Дядя Яша (Онкль Жак). Морщинки смеха. Одесса: Типография А.М. Швейцера, 1912

Добавлено: 23-07-2016

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*