Похождения Мурзилки. Рассказ 16. На новом месте

Поезд отошел от станции, а Мурзилка все бегал взад и вперед, обнюхивая доски платформы.

Все чужие следы. Много их, — да что в них толку? Петькой и не пахнут…

Бегал Мурзилка — и не замечал, что за ним уже давно наблюдали две пары глаз.

Смотрели на него станционный сторож Аким Лохматов и начальник станции.

— Видать, своих потеряла, Иван Васильевич, — сказал Аким, — которые с поездом уехали.

— Должно быть, так, — сказал начальник станции. — Песик — ничего себе, аккуратненький.

А Мурзилка вдруг задрал голову вверх да как взвоет.

— Цыц ты!.. — топнул на него начальник станции.

С перепугу Мурзилка шарахнулся в сторону — прямо под ноги сторожу.

— А вы, Иван Васильевич, не больно стращайте, — сказал Аким, достал кусок сахару из кожанки и сунул Мурзилке в рот.

Мурзилка захрустел зубами, завилял хвостом.

«Кажется, человек — ничего себе… — подумал он, — а ну-ка, давай еще сахару!..»

И он поднялся и сел на задние лапы.

Сторож так и покатился со смеху:

— Ах, прокурат!.. Обученный шельмец… Ну, и собачка!..

— Я ее возьму, пожалуй, себе, — сказал начальник станции.

— Позвольте, Иван Васильевич, — а может, мне желательно собачку к себе пристроить, — возразил Аким. — Извольте видеть, у ней ко мне этакое стремление… Вон как песик ко мне льнет…

— А я тебе говорю, — я ее возьму… — рассердился начальник станции.

Но Аким был упрям.

— Извините, Иван Васильевич, как вы есть начальник станции и все такое, ну, только и я сторож…

Начальник станции махнул рукой, повернулся и пошел прочь.

———————

Жена Акима встретила Мурзилку неприветливо.

— Еще чего?.. на кой нам собака? Гони вон!.. Нечего…

Аким опешил.

— Песик аккуратненький. Опять же служить умеет…

Он бы отстоял Мурзилку, но тот сам себе испортил все дело. Думал, — здесь, как у Петьки в доме.

Вот тут-то и пошли неприятности.

Чуть отвернулась хозяйка, Мурзилка — на лавку, оперся о стол и давай лакать из кринки молоко.

— Ах, ты, поганый!..

Хлопнула хозяйка Мурзилку, а тот на нее:

— Рррр!..

— Батюшки!.. Да никак еще бешеный?.. Бешеный и есть!.. Пошел вон…

Заметался Мурзилка по комнате. Думает, играют с ним.

Ради потехи хозяйкину шаль схватил — французскую с букетами — бегает, волочит ее по полу туда-сюда…

— Подай… Подай сюда!.. — кричит хозяйка.

А Аким ногой топает на Мурзилку:

— Тубо… Жучка, как тебя, тубо, отрыщь!..

Не понимает его Мурзилка, — ворчит, мотает головой, треплет шаль французскую с букетами…

Полетели в Мурзилку и ложки, и плошки — что попало…

Метнулся он к двери, лапами уперся — знал этот фокус! — дверь перед ним распахнулась настежь, и вылетел Мурзилка на улицу.

Бежит, волочит шаль по улицам — курам дворовым на удивленье, коту на заборе — на посмеяние…

А за Мурзилкой — сторожиха, за сторожихой — Аким.

Куры кудахчут, свинья на дворе встревожилась, в калитку выскочила, кот поскорей на крышу перемахнул.

— Держи его!.. Держи!.. — кричит Аким, а кому — и сам не знает.

А Мурзилка уже струсил. Под платформу юркнул, под лестницу забился, — сидит, дрожит от страха.

Пришлось Акиму на карачках под платформу лезть…

Лезет, а сам ругается:

— Ну, и собака… Обязательно надо Ивану Васильевичу ее подарить… Ну, ее!..

Настиг Мурзилку, шаль вырвал и за шиворот собаку вытащил.

Жене шаль отдал, жена — в слезы: вся шаль в грязи вывалена.

Потащил Аким Мурзилку к Ивану Васильевичу.

Сурово встретил его начальник станции:

— Чего надо?..

Улыбнулся Аким ласково.

— Раздумал я, Иван Васильевич, — куда мне собака? Вот вам нужнее. Занятный песик — и служит, и поноску носит.

Обрадовался Иван Васильевич.

— Ну, спасибо… спасибо… У меня собаке хорошо будет. Как ее звать-то?

— Кто ж ее знает, Иван Васильевич? Не человек, — не скажет. А не иначе, как ее «Самогоном» звать следует. Уж я давеча гонял, гонял за ней… Дух захватило…

Так устроился Мурзилка у начальника станции.

Похождения Мурзилки, удивительно шустрой собачки. М.: Рабочая газета, 1929

Добавлено: 06-07-2016

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*