Похождения Мурзилки. Рассказ 20. На поисках

Около вокзала ютились беспризорные, кое-что подрабатывали, — если кому из пассажиров донести вещи надо; а то и просто таская из карманов.

Хламида пел около вокзала. Две деревянные ложки возьмет, прищелкивает ими ловко, а сам поет:

Я мальчишка бесчастный,
Много горя перенес…

А то отправлялись на железнодорожный путь, где вагоны стояли. Ждали, когда уборщицы из вагонов начнут выкидывать сор. В «дальних» вагонах, что издалека пришли, — кое-что находилось: то кусок булки, то не обглоданные кости, а то и целый узелок с нетронутой едой…

Тут же бродили и особые «свои» железнодорожные собаки, питавшиеся этими же отбросами.

Мурзилке посчастливилось. Под вагонами нашел пакет с краюшкой черного хлеба.

Вот набросился на нее!.. Никогда во всю жизнь с таким удовольствием не завтракал.

Загудел свисток… На платформу народ высыпал. Говор пошел.

— Казанский поезд идет, — сказал Мымра.

Впереди — рельсы и вагоны, вагоны…

А там вдали дымок показался. Выскочил из-за рядов вагонов паровоз — и стал расти все больше и больше. Загудели рельсы, — и весь шипя, тяжело дыша, точно отдуваясь, с вихрем прокатила громадина, на огромных красных колесах, двигая стальными локтями.

— Так и есть. Еще ребят привалило! — сказал Мымра.

Из вагонных ящиков вылезали ребята, — ободранные, грязные.

— Вот черт принес!.. Откуда прикатили?

— С Коломны… Да мы не впервой…

— Жратва есть?..

— Есть… Во… Хлеб целый…

— Давай, делить станем… Свои, небось, будете…

Тут же сели закусывать, и Мурзилке попало на голодный зуб…

Тут Мымра и говорит:

— Айда на базар… Стащим чего… Не издыхать же нам.

Куда ребята, — туда и Мурзилка. Одна у него тут зашита.

А на базаре народу — гибель. Тут, брат, Мурзилка, гляди в оба, а то отобьют от ребят, затеряешься…

Да как следить за ними, когда глаза разбегаются? Вон палатка, — мясо кусками лежит, — ешь не хочу…

Вспомнил Мурзилка, — как, бывало, на задние лапки встанет, ему сейчас — либо сахару, либо хлебца кусочек.

Подошел к палатке, — на задние лапы встал и стоит.

Кто ни идет, — усмехается. А торговец глаза выпучил:

— Ну, и собака…

Швырнул кусочек мяса, — налету поймал его Мурзилка.

Мымра говорит своим ребятам:

— Гляди, ученая собака-то… Ведь продать ее хорошо можно…

А Хламида возражает:

— Не продам я ее… Ишь, она ко мне ластится…

А Мурзилка на задних лапах все стоит; следит он за торговцем во все глаза. Тот отвернулся. Мурзилка подскочил, кусок мяса в зубы да под ноги Хламиде… Хламида нагнулся, схватил мясо — да за пазуху.

Торговец орет:

— Ах, паршивая!.. Какой кусище слопала!.. Да я ее!

На Мурзилку — с ножом бросился. Хламида не дает.

— А, — кричит торговец, — у вас собака обучена мясо красть…

Да хвать Хламиду за плечо… Мымра вступился:

— Что лезешь?.. Не тронь!..

— Воры проклятые…— орал торговец. — Суда на вас нет… Подавай мясо, что стибрил… А не то — в милицию…

Ребята, было, — в толпу, — торговец не пускает, на весь базар голосит:

— Милицию! — кричит. — Развелось этой шпаны до страсти.

Милиционер протолкался. Торговец — к нему.

— Явите милость… Вот ребята собаку обучили мясо таскать… Во какой кусище у меня сперла!

Из публики кто говорит:

— «Сперла, точно»…

А кто говорит:

— «Он сам собаке кинул… Я видел»…

Милиционеру дела разбирать некогда.

Выслушал, рукой махнул: разбери их тут. И дела-то — плюнуть только. Погрозил ребятам:

— Проваливайте с базара… Нечего тут околачиваться…

Мымра в толпу юркнул. Хламида — за ним. И Мурзилка не отстает от них.

Вечером у чана собрались.

Кто из ребят что за день раздобыл, — все сложили в кучу. И Мурзилкин пай в общий котел пошел. Кусище мяса, и впрямь, большой. Ужин вышел на славу.

Опять тут спор пошел. Мымра говорит:

— Продать собаку, много выручить можно.

А Хламида не желает. Разозлился Мымра:

— Ну, тогда уходи от нас, коли компанию ломаешь… Не проедайся…

— И уйду…

— Куда это?..

— А в Сокольники, это близко…

— Что, в детдом захотел?..

— Ну, и захотел… Коммуны детские есть теперь…

— Ах, шпана, шпана!.. Давно ль оттуда сбежал?..

— Глуп был, вот и сбежал. Этак-то лучше разве?..

— Ну, и проваливай, толковать еще с тобой.

На ночь все-таки легли спать вместе, вповалку, в чану.

Мурзилка так устал за день, что, как свернулся калачиком на груди у Хламиды, так и захрапел.

Похождения Мурзилки, удивительно шустрой собачки. М.: Рабочая газета, 1929

Добавлено: 06-07-2016

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*