На старом пепелище

Вот он, мой край, где юности моей
В страданиях ненужных дни летели,
Где я с толпой измученных людей
Терпению учился с колыбели.

Отсюда я бежал, как из тюрьмы,
Исполненный отваги и надежды,
И выбился на свет из вечной тьмы,
И сбросил с плеч дырявые одежды.

Душа в борьбе осталася крепка,
Ум не угас, не ослабели руки,
Победный крик сорвался с языка,
Но я не мог забыть былые муки…

По прежнему с тревогой я вхожу
В наш старый дом и в позднем озлобленьи
Волнуюся и рапы бережу
И требую за прошлое отмщенья.

Здесь каждый день удары молотков,
Визжанье пил, разгульных песен звуки
И крик детей, не знающих отцов,
Сливались в хор какой-то адской муки.

Была тесна рабочая тюрьма;
Как муравьи, в ней люди копошились,
А нищета, как жадная чума,
Искала жертв, и жертвы находились….

В стенах больниц, забытые семьей, —
(Она свой хлеб насущный добывала), —
Томилися страдальцы, и гурьбой
Больница их в могилы отправляла.

Их скорбный труд, подобно им самим,
Подобно их неведомым страданьям,
Развеялся иль дал плоды другим,
И был забыт с холодным невниманьем.

И даже тот, кто в пору юных дней
Был выращен на деньгу трудовую,
Не мог спасти ни силою своею,
Ни ласкою семью свою родную:

Бежавший сын замученных отцов,
Окончив бой с судьбой своей постылой,
Мог принести лишь позднюю любовь
На их давно заросшие могилы.

Сочинения А. Михайлова. Том I. СПб.: Издание А. И. Бортневского. Типография К. Н. Плотникова, 1873

Добавлено: 01-10-2018

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*