На Волхове

Не путен бывает наш Волхов-река
Под ветрами с севера, в пору холодную,
В глубокую осень всегда непогодную,
Когда побелеют крутые бока,
И кажутся взгляду стенами нагими:
Сурово надвинутся низко над ними
Чреватые мглою седой облака.
Надуется Волхов, и бурые воды
К сердитому озеру быстро катит,
Но стужа крепчает, и снег бороздит
Мороз забирает речные проходы,
И стелет местами прозрачный ледок;
Как ножиком режет лицо холодок.
Покуда зазимье не вдруг уставляется
Рыбак за наживой своей отправляется:
На севере люди, — как лед и тверды
Как ветер и смелы! Им холод здоровье,
Чего им бояться ветров да воды?
Авось — выручает, да всяко присловье:
«Что — волка бояться, так в лес не ходить!»
И: «в мутной водице, знай рыбу ловить!»
Вот кстати расскажем, какая причуда
Река — не величка — а, мал-удала!
Стояла над Ладогой долго претрудная,
Суровая осень. С Извозу-села,
На лодке спустились пловцы молодые,
На лудогу 1 Перейти к сноске в озеро — все удалые,
Из самых бывалых лихих рыбаков!
(Сама не видала, — не ждите картины!
Ни очерков метких, ни красных стихов!
За то поручаюсь за верность былины,
Предание свеже, и случай не нов!)
Был ветер побочный, и быстро течение,
Но ветер с востока, такой студеной,
Что руки ковал им волной ледяной,
И лодку качало и било волнение.
«Эй! братцы, вернитесь!» кричали им вслед,
То с той, то с другой стороны побережной,
Смотревшие люди, чужой и сосед:
А удаль несется по влаге мятежной,
Не ведая близких напастей и бед!
На встречу им стужа, пороша, метелица,
Из серого в белое зыбь перешла;
В воде коченела рука у весла:
И жутко, и любо! Опасность — безделица,
По мере ее и отвага росла.
«У-у! страсть какая!» — неймется бабенкам
В дому, молодицам, по теплым избенкам
За делом, за пряжей, в тот час усидеть:
Мужья на реке, — вот идут поглядеть,
Накинув шугаи, кто — мехом наружу,
Жалея дареной подкладки цветной; —
Спаси их Микола!» — На экую стужу
Ловить угодили! — Одна за одной,
Друг-дружку торопят бежать, понукая
С реки расходившейся глаз не спуская…
И старые деды и дяди седые
За ними повышли, плетутся к воде,
С пустыми руками… Пловцы удалые
Их свет и надежда — как видно, в беде!
Шумит, порошит, и гудит непогодушка.
Чуть видно сквозь пестредь крупы снеговой;
«Вон, вон, по средине-то Волхова — лодушка,
«Ни взад, ни вперед уж! Эй, бабы, не вой!
«Как раз перед ними святое Успение!» 2 Перейти к сноске
Но бабы завыли: им — свет-представление!
С уст имя святое не сходит ни чье:
Бегут, что есть мочи, до самых окраин.
Ревут, надседаясь, — вопит старичье:
«Голубчик! — Сердешный! — Соколик! — Хозяин!»
— Ай-а-й! погибаем! — в ответ им с реки,
И нет им способной на помощь руки!
Весь льдинами Волхов вокруг заковался,
И волны застыли недвижным стеклом:
Напрасно народ к молодцам порывался,
Напрасно те об лед стучали веслом…
«Спаси нас, Микола! Святая Варвара!
«Святое Успенье! — вопили они,
Молясь на обитель. — «Стени, не стени, —
«Никто не спасет ни с воды, ни с пожара.
«Как сам оплошал, — так к чертям на обед!»
Сквозь зубы на вопль их один отозвался:
Все по льду пробрались, а — он оборвался
И льдом затянуло по хульнике след.

В тексте 1 Местные названия сигов в Ладоге (от издателя).
В тексте 2 Монастырь Успении Богородицы на самом берегу Волхова, с пределом во имя Св. Великомученицы Варвары, и древним Ее чудотворными образом. По близости находится другой монастырь во имя Св. Николая Чудотворца, и Ладожские рыбаки всегда отправляются на свой плов между двумя обителями.

Собрание сочинений в стихах Елисаветы Шаховой. Издал внук автора Н. Н. Шахов. СПб.: «Екатерининская» типография. Часть I, стр. 209-211, 1911

Добавлено: 07-09-2019

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*