Наши и чабан

1

Анна Александровна приехала из города и объявила колонии, что через три дня все поедут в Крым.

Вот радость! Вот веселье! Никто из детей, конечно, ни разу не бывал в Крыму. Анна Александровна рассказывала много про Крым, про море, про купанье, про жаркое солнышко. Теперь все это можно будет увидеть своими глазами. Вся школа тотчас принялась за сборы. Каждый должен сам о себе позаботиться, собрать, что нужно на дорогу. Руся слыхала, что в Крыму славные камешки, и припасла для них несколько коробочек и мешочков. Федя аккуратно завернул пробки и булавки для всяких насекомых. Коля — румяный, резвый мальчик — укладывает тетрадки; он хочет записывать все, что увидит. Коля не знает, куда девать свой сачок. А уж без сачка он, конечно, в Крым не поедет: там, говорят, такие крупные пестрые бабочки!

Вечером Анна Александровна вошла к детям в спальню и строго сказала:

— Ну, дети, высыпайтесь хорошенько. Завтра едем в Крым.

Но дети долго не могли уснуть в ожидании утра.

2

Вот все собрались на вокзале. Поезд уже стоит у платформы. Пассажиры то и дело входят в вагоны; бегают носильщики с чемоданами; мальчики продают газеты и папиросы.

Коля с другими детьми вышел на платформу, увидал поезд, и сердце у него забилось.

Анна Александровна в пальто и с зонтиком, выстроила детей в ряд и повела за собой. Долго шли дети по платформе.

— Вот наш вагон. Влезайте.

Анна Александровна и проводник помогали ребятам влезать в вагон. Не прошло и десяти минут, как все уже влезли и расположились.

Как хорошо! У них целый отдельный вагон, чистый, крашеный желтой краской. Внизу на скамьях можно лежать, повыше на полках можно тоже лежать, а на самом верху еще есть полки: туда сложили вещи.

Вот прозвенел второй звонок. Осталось три минуты до отхода поезда. Ребята бросились к окнам. Высунулись бритые головы и красные платочки. Вот и третий звонок. Паровоз свистнул. Дети замахали руками.

— До свиданья! До свиданья! Прощай, Москва!

И поезд быстро покатился по рельсам… ту-ту-ту…ту-ту-ту… ту-ту-ту…

3

Никогда еще дети не ездили так далеко. Прошло уже несколько часов, а они все едут и едут. Станции мелькают одна за другой. Дети всякий раз стараются прочесть, как называется станция, — только поезд летит очень быстро, и прочесть трудно.

В окнах несутся поля, леса, телеграфные столбы; а когда попадается речка, поезд громко грохочет по мосту.

Вот уже ребятам захотелось есть. Анна Александровна первая показала пример; достали лепешки, яйца, бутылки с молоком.

Весело есть в поезде!

Вот большая станция. Поезд подкатил под навес, запыхтел, остановился. Пассажиры побежали на станцию за кипятком. Вот уже бегут обратно, несут полные чайники и кувшинчики. Третий звонок, и опять полетел поезд по полям и лесам прямой дорогой в Крым.

Наступила ночь. Позакрыли окна. Стали укладываться спать, по два, по три на койку. Наверху улеглись, кто постарше.

Стучат колеса… ту-ту-ту… ту-ту-ту… ту-ту-ту…

Вот уже не слышно ни смеха, ни крика. Спокойной ночи!

Крепко спят ребята… А поезд все бежит и бежит: ту-ту-ту… ту-ту-ту… ту-ту-ту…

4

На другой день в вагоне стало жарко.

Дети в первый раз заметили, что земля на полях черная, а домики в деревнях белые, с соломенными крышами. Сами домики маленькие, а сады около домов большие. На густых деревьях висят зеленые груши, лиловые сливы; высоко поднимаются к небу пирамидальные тополя.

— Кто здесь живет? Где мы едем? — спрашивают наперебой ребята.

Анна Александровна им объясняет:

— Мы едем по Украине. Здесь живут украинцы. Эти белые домики называются «хаты», а такая земля — «чернозем». Посмотрите, ребята, как на Украине пашут.

В это время дети увидали на пашне пару волов. Они были запряжены под ярмо и тащили за собой плуг. Они тихо покачивали головами. Рога у волов были огромные, изогнутые. гладкие.

Потом начались баштаны. По всей земле лежат дыни и арбузы, дыни и арбузы. На станции, когда поезд остановился, Анна Александровна купила несколько арбузов, вымыла их водой. нарезала на куски и раздала детям. Вот вкусно! В Москве и нет вовсе таких красных, сладких арбузов.

Съели арбузы и прилипли опять к окнам.

— А что это там такое желтое? — кричат дети.

— Это растут подсолнухи, — отвечает Анна Александровна.

Целое поле подсолнухов! Круглые цветочные головы все повернуты в одну сторону, к солнышку.

Но самое было интересное, когда увидали дети и первый раз ветряные мельницы: стоят эти мельницы среди поля и машут своими длинными ручищами. Глаз не оторвать!

Целый день смотрели дети в окна. А кто хотел отдохнуть, те садились на скамьи и пели хором песни.

Под вечер Коля достал свою тетрадку и карандаш и стал записывать, что запомнил за день. Даже нарисовал пару волов с плугом и ветряную мельницу.

5

С вечера еще начались степи. Поля, поля и поля.

Изредка попадаются невысокие холмики. Это — древние могилы, «курганы».

На утро, когда проснулись и тотчас поглядели в окна, — все та же степь.

Только вдруг радостный крик раздался по всему вагону. Лицо Анны Александровны просияло. В вагоне началась суматоха: вдали, за полями, показалась узенькая голубая полоска. Эго море, море!

Значит, приехали в Крым!

В вагоне стало еще веселей. Ребята начали прыгать, обнимать Анну Александровну.

Вскоре показались первые горы. Вот они все ближе, ближе, — и вдруг поезд с дымом и свистом влетает в туннель.

Туннель — дырка, проделанная в горе, чтоб могли проходить поезда. Поезд с одной стороны горы въедет в дырку, а с другой выскочит. Как въехали в туннель, стало сразу темно. Хорошо, что проводник успел зажечь свечки в вагонах.

Как только выскочили из туннеля, — новое удивленье, въехали на висячий мост. Под мостом целая пропасть, даже ехать страшно!

Стали собирать вещи.

Вот и большой город на берегу моря. Коля знает, что этот город называется Севастополь.

Подъехали. Прощай, поезд!

Вышли из вокзала на площадь. Солнце светит так, что глазам больно. На домах крыши красноватые. Они сделаны из глиняных плиток, которые называются «черепицей».

На площади у вокзала ждет большой серый автомобиль — грузовик. Стоит тихо, поджидает ребят.

В автомобиль набились вплотную, — как грибы в корзине!

С непривычки жарко ребятам на южном солнышке.

Вот шофер завертел мотор. Загудел гудок, и автомобиль понесся по улицам.

Кончился город, началась опять степь. То и дело встречались им другие автомобили с пассажирами. Ребята громко кричали встречным и махали платочками и руками.

Вот и Байдарские Ворота.

Ну, ребята, — сказала Анна Александровна, теперь смотрите во все глаза!

Автомобиль подкатил к серым каменным воротам. Дети соскочили, пробежали под ворота и так и замерли. Вот он, настоящий Крым!

Степи уж нет, а под ногами глубокий обрыв и синее, синее море без конца-краю. Вон там. внизу, вьется шоссе, церковь на скале кажется совсем маленькой, а люди, — как букашки.

Поскорей бы туда вниз, к самому морю!

Летит грузовик по шоссейной гладкой дороге. Высокие горы — слева, синее море — справа. Коля все глаза проглядел. И деревья-то не наши. Кипарисы, прямые, острые, темно-темно зеленые, видны из-за каменных оград. Розы цветут. Хорошо!

Вот и дача, просторная, белая. В саду каких только нет цветов, кустов, деревьев! На дорожке мелкие камешки шуршат под ногами.

— Ну, ребята, — сказала Анна Александровна, — здесь мы будем жить целых два месяца, — и повела их устраиваться на новом месте.

6

Что за радость — морское купанье!

Берег сплошь усыпан круглыми серыми камешками. Море лижет и лижет их своими волнами, и камешки мало-по-малу становятся круглыми и гладкими. Вода в море прозрачная, зеленоватая. Подкатится волна, завернется, покроется сверху гребешком из белой пены и рассыплется с журчаньем по гладким камешкам.

Дети уже целую неделю живут в Крыму. Сначала ходили в штанишках и рубашонках, чтобы не обгореть. Все-таки Коля и еще кое-кто из ребят обжарили на солнце спины и плечи; было очень больно, и кожа стала сходить. Теперь попривыкли к крымскому солнцу и ходят в одних коротких трусиках, а маленькие и совсем голышом.

До обеда идут на морской берег, собирают в свои коробочки и мешочки красивые камешки. Потом лезут в воду. Начинается писк. смех.

Коля, конечно, попробовал воду. Вода оказалась очень соленая, потому что в море всегда соленая вода.

В другом раз Коля увидел в воде какой-то белый прозрачный кружок, величиной с блинчик. Он схватил его в руку. Кружочек оказался совсем мягкий, как клейстер. Коля не мог понять, что это такое. Подошла Анна Александровна и воскликнула:

— Коля, да ты медузу поймал!

Оказалось, что Коля, действительно, поймал удивительное морское животное, которое называется «медуза».

— Поля, Руся, Федя, Мотя! Скорей сюда! Я поймал медузу, — закричал Коля.

Все его обступили и стали разглядывать медузу. Но медуза на Колиной руке потеряла всякий вид. Она лежала, как простой кусочек слизи. Тогда дети решили отпустить ее обратно в море. Как только бросили медузу в воду, кружочек расправился и стал тихо колыхаться в волнах.

7

Как-то раз пошли дети всей школой гулять. Была с ними и Анна Александровна.

Пошли далеко, в горы. Там была густая зелень. С горы бежали ручейки, и дети с удовольствием отведывали чистой горной воды.

Коля поймал сачком огромную бабочку. А какие жуки сидели у него в коробочке — загляденье! Один был совсем синий, другой зеленый, блестящий.

Наконец Анна Александровна сказала:

— Пора, ребятки, домой. Небось устали, и вечер скоро.

А Коле вот до чего не хочется идти домой! Ему хочется влезть на самую вершину, поглядеть, что там делается.

Посидели дети в горном лесочке и потихоньку начали спускаться обратно. Тут Коля решил схитрить. Знал, что это нехорошо, но уж очень ему хотелось залезть еще выше на гору. Он сел за густой куст и сидит.

Когда дети и Анна Александровна отошли так далеко, что их уже не было слышно. Коля выполз из-за своего куста, огляделся кругом и пустился бежать в гору, да так скоро, что даже запыхался.

Коля увидел на камне мальчика, немножко постарше, чем он сам. Мальчик был очень смуглый, черноволосый, с большими черными глазами. Он играл на волынке.

Волынка — это музыкальный инструмент из бараньего или козьего меха, к которому приделана дудка… В дудку дуют, а мех надувается, вроде большого мячика.

Мальчик с волынкой был одет в старую черную куртку, с широким кожаным поясом, от которого свисала кожаная сумка для припасов. Ноги были обмотаны и обуты в самодельные остроносые туфли без каблуков.

В нескольких шагах от мальчика Коля увидел коз и овец. Они щипали колючий кустарник и легко прыгали по камням.

Коля подошел к мальчику и сказал:

— Здравствуй. Как тебя зовут?

— Меня зовут Илиас. А тебя?

— Колей. А ты кто? — продолжал расспрашивать Коля.

— У моего отца виноградник здесь неподалеку. Отец возит виноград в город и часто берет меня с собой. Я там и научился говорить по-русски. А теперь я чабан.

— Что такое чабан? — спросил Коля.

— Чабан, — ответил Илнас, — пасет овец и коз в горах.

Илиас показал Коле свою волынку, а Коля Илиасу — свой сачок. Они тотчас подружились. Илиас стал плясать перед Колей татарскую пляску. Он наклонялся на один бок, двигался по кругу и ловко размахивал руками.

Пляшет чабан, козы и овцы глядят на своего пастуха, а Коля весь разгорелся и думать забыл про своих маленьких товарищем. Нравятся ему и волынка, и кожаная сумка, и стадо маленького Илиаса.

Скоро солнце стало садиться, и Илиас пригласил Колю пойти с ним вместе в татарскую деревню. Коля с радостью согласился. Ему так хотелось поглядеть, как живут татары. Он решил, что в горах так хорошо, так хорошо, что он останется тут навсегда, и школу бросит, и в Москву не вернется.

Да, Коля тоже хочет быть чабаном!

8

Домик в деревне у татар называется «сакля».

Сакля не похожа на русскую избу. Во-первых, она — каменная, обмазанная глиной, во-вторых — в два этажа. Перед саклей устроены длинные балкончики, чтобы быть в тени от зноя. Снаружи сакля имеет вид бедный, грязный. Внутри в сакле чисто. В ней есть одна хорошая комната. В этой комнате по стенам идет низенький диванчик, вроде матраца; на диване лежат подушки, на полу — коврики. Стоят маленькие столики. Посуды видно очень мало… В одной стороне комнаты устроен очаг, где готовят кушанье. Стены голые, и никакого убранства в сакле нет.

Илиас познакомил Колю со своими родными. Они весело смеялись и шутили. Стали угощать Колю татарской едой.

Проголодавшийся Коля ел с большим аппетитом, да и блюда были интересные, новые.

Главное блюдо у татар — шашлык. Это кусочки баранины, которую натыкают на палочки и так, на палочках, жарят. Татары едят шашлык с луком и помидорами. Коле очень понравился шашлык, и он был в восторге от татарской сакли.

У Илиаса оказалась маленькая сестренка. Она, конечно, ни слова не говорила по-русски. Коля очень удивился, что у нее почти совсем красные волосы.

— Они покрашены особенной краской, — объяснил Илиас, — у нас часто девочкам красят так волосы.

А у Илиасовой мамы на голове был убор из медных монеток. а на руках — крашеные ногти.

— Оставайся у нас ночевать, — сказал с улыбкой Илиасов папа, — а то и совсем оставайся жить, коли тебе нравится.

Коля поблагодарил и улегся вместе с Илиасом на одном из низеньких диванчиков.

Он так устал за день, что заснул в одну минуту.

На следующее утро Коля осмотрел все хозяйство, свел знакомство с черной собакой и серой лошадью; заметил, что у лошади на морде висят голубые украшенья. Коля видел, как на крыше сушатся фрукты, сливы и виноград, который по-татарски называется «изюм». Видел, как под крышей на балконе дозревает срезанная кукуруза. Потом Коля ходил на виноградник, смотрел, как растет виноград, сам срезал несколько тяжелых кистей под густой зеленой листвой.

Потом он пробежал по деревне, мимо других саклей. Сакли во всей деревне тесно прижались друг к другу, а сзади сразу поднимаются горы.

После этого он взял свой сачок и вошел на гору проведать Илиаса.

Шел, шел Коля один по тропинке и вдруг стало ему скучно, не весело. Где-то теперь Поля. Руся. Федя? Где милая, заботливая тетя Нюта? Она все понимает, все может объяснить, всему научить… Теперь они все, наверно, купаются в море: Анна Александровна рассказывает что-нибудь интересное… И заскучал Коля по своей тетрадке и по книжкам, и по занятиям вместе с другими детьми.

У Коли даже слезы показались на глазах, так ему захотелось обратно в колонию. Он приблизился к Илиасу и сказал ему:

— Слушай, Илиас. Я был у тебя в гостях, — теперь пойдем вместе ко мне. У нас много детей, у нас есть тетя Нюта, мы собираем насекомых, мы работаем и играем все вместе. Ты посмотришь теперь нашу жизнь.

— А как же я оставлю своих коз и овец?

— Попроси соседнего чабана посмотреть за твоим стадом, а сам уйди, — посоветовал Коля.

— И правда, — воскликнул Илиас, — я сейчас сбегаю!

И он исчез за кустами.

Через несколько минут он вернулся с другим мальчиком, и сказал Коле:

— Али поглядит за козами и овцами, а я пойду с тобой. — И оба друга весело стали спускаться с горы.

9

Когда они спустились уже до половины склона, они увидели, что кто-то торопливо поднимается по тропке им навстречу. Когда они еще приблизились, Коля узнал Анну Александровну.

Она так и обомлела от радости.

— Коля! Коля! Что же это ты сделал? — воскликнула она, схватила Колю и подняла его на воздух.

— Ведь я измучилась, — говорила она, — мы тебя искали всю ночь, обегали все соседние дачи, думали: тебя укусила змея, или украл тебя кто-нибудь. Я сейчас бежала в горы искать тебя. Какое счастье, что ты жив и здоров!

Коля был очень смущен. Он только сейчас понял, как он обидел и напугал бедную Анну Александровну.

— Прости меня, тетя Нюта, — сказал он, — я никогда не буду так убегать.

— А это кто же с тобой? — спросила Анна Александровна.

— Это татарченок Илиас, мой новый друг, — сказал Коля. — Он идет в гости к нам в колонию.

И все трое отправились на дачу.

10

Весь день Илиас провел в колонии. Он познакомился с другими детьми, которые наперерыв оглядывали его, расспрашивали, просили поговорить по-татарски. Илиас купался и обедал вместе с ними. Вечером, когда солнце стало садиться, и наступили быстрые южные сумерки, Илиас сказал:

— Теперь мне пора обратно в горы, а то я не могу оставлять овец и коз так долго на попечении Али.

— Как же ты пойдешь один? Уже темнеет! — закричали дети.

— Ничего! Я привык, — отвечал, смеясь, Илиас. — Я к вам приду как-нибудь еще, теперь я знаю дорогу!

Веселой, шумной гурьбой проводили дети своего нового приятеля и долго еще говорили между собой о жизни татар, о том, что видел Коля, и что рассказывал Илиас. Анна Александровна обещала непременно сводить всех посмотреть татарскую деревню.

Потом, уже зимой, снова в Москве, дети каждый день вспоминали про Крым, про встречу с Илиасом, про то, как он потом еще несколько раз приходил к ним в колонию, и мечтали во что бы то ни стало отыскать его, когда они будут опять в Крыму.

С. Шервинский. Наши и чабан. Рисунки М. Шервинской. Издание второе. Для детей младшего возраста. М.-Л.: Государственное издательство, 1928

Добавлено: 07-04-2018

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*