Нате, возьмите, лопайте…

Нате, возьмите, лопайте
Души моей чернозем.
Бог придавил нас жопой,
А мы ее солнцем зовем.

<1919>

Сборник “Памяти Есенина”. М.: с. 81, в очерке Георгия Устинова “Годы восхода и заката. Воспоминания о Сергее Есенине”, 1926

Ред.: Георгий Феофанович Устинов; годы жизни с 1888, Балахнинский уезд, Нижегородской губернии, по 1932; журналист, писатель, литературный критик, редактор газеты “Советская страна”; в 1921 году исключен из партии за пьянство; друживший с Есениным с конца 1918 года до последнего дня жизни поэта, автор многих статей о его творчестве. После самоубийства Есенина первым с супругой обнаружил его труп.
Ред.: Г.Ф. Устинов вспоминал, как он и Есенин однажды шли по московской улице: «Есенин молчалив, он о чем-то сосредоточенно думает.
— О чем это ты?
— Да вот, понимаешь ли, ассонанс… Никак не могу подобрать. Мне нужен ассонанс к слову «лопайте».
Мы подходили к «Центропечати». И как раз на той ледяной луже, которая образовалась от центропечатской водосточной трубы, Есенин поскользнулся и сел в эту лужу среди тротуара.
— Нашел! — кричит он, сидя в ледяной мокроте и хохоча на всю Тверскую. — Нашел!
И когда мы поднимались по лестнице в «Центропечать», он мне продекламировал:
— Слушай, вот он — ассонанс, вернее, консонанс: “Нате, возьмите, лопайте…” <и т. д.>.
Есенин вообще тогда много работал над рифмой и ассонансами, и работа эта не пропала даром» (Сборник “Памяти Есенина”. М.: с. 80–81, 1926).

Добавлено: 04-01-2017

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*