Неотступное

      Огромные леса, страшите вы меня,
Как сумрачный собор! Ваш вой — органа пенье…
И в проклятых сердцах, лишенных света дня,
Где все еще дрожат старинные хрипенья
И угрызение правдивое не спит,
Ваш адский реквием угрозою звучит!
      Ты ненавистен мне, угрюмый океан!
Твои прыжки змеи, рыданья и угрозы
Сердечные мои напоминают грозы…
Мне ярость чудится неотомщенных ран,
Непризнанных обид, непонятного горя
В громадном хохоте бунтующего моря!
      О, ночь-волшебница! Измучен шумным днем,
Как я тебя-б любил, любил до обожанья,
Когда-б не этих звезд приветное мерцанье,
Лепечущее мне знакомым языком,
Тогда как я ищу застывшею душою
Тьмы, безрассветной тьмы с холодной пустотою!..
      Но и холодный мрак есть только пелена,
Скрывающая мир огромного былого.
Отживший мир скорбей уж не воскреснет снова,
Но из зрачков моих, как искры из горна,
Исчезнувших существ выходят мириады,
Кидая грустные, родные сердцу взгляды…

Примечание переводчика.
LII. Obsession.
Grands bois, vous m’effrayez comme des cathédrales…
Перевод, хотя и довольно точный, — длиннее подлинника на 10 стихов.

Отдел «Сплин и идеал». Стих LII.

Бодлэр. Цветы Зла. Перевод П. Якубовича-Мельшина. СПб.: Общественная Польза, 1909

Добавлено: 09-03-2020

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*