Непоправимое

I.

Возможно-ль боль забыть сердечных угрызений,
Волнующихся в нас, сверлящих нам сердца,
Как гусеницы дуб, как черви мертвеца?
О, можно-ль боль забыть старинных угрызений?

В вине каких страстей или в каком питье
Утопим мы врага, губителя отрады,
Любовницы жадней, докучливей цикады?
В вине каких страстей или в каком питье? —

Колдунья нежная, поведай, дорогая,
Солдату, павшему средь сечи роковой
И видящему сталь копыт над головой, —
Колдунья нежная, поведай, дорогая!

Минуты сочтены… Его уж чует волк
И ворон стережет… Он стонет через силу…
Скажи-ж: найдет он крест и честную могилу?..
Минуты сочтены, уж близко бродит волк!

Зажжется ли рассвет на этом черном небе?
Прорвется ли когда зияющая мгла
Без молний и без звезд, густая, как смола?
Возможен ли рассвет на этом черном небе?

В гостинице огни потушены давно.
Без месячных лучей, среди пути глухого,
Как путникам дойти до сладостного крова?
Нечистый все огни задул уже давно!

Скажи, волшебница, отверженцев ты любишь?
Виновной совести страшат тебя черты?
Неизгладимое простить способна-ль ты?
Скажи, волшебница, отверженцев ты любишь?

Змей сожаления грызет меня, грызет
Все дни и ночи все… Под монумент разбитый
Он подрывается, как хищные термиты…
Непоправимое грызет меня, грызет!

II.

На дешевых сценах я видал, бывало,
Как, восторг будя в неопытных сердцах,
В громе флейт и скрипок фея зажигала
Дивную зарю на адских небесах.

Горделивым жестом властного приказа
Прогоняя мрак с лазурной вышины,
Существо из света, золота и газа
Низвергало в бездну царство сатаны.

Дух мой — та же сцена; но людского глаза
Не прельстит она, одета вечной мглой:
Там не ждут прихода феи молодой
С крыльями из света, золота и газа!..

Примечание переводчика.
XXXIX. L’irréparable.
Pouvons-nous étouffer le vieux, le long Remords..

Отдел «Сплин и идеал». Стих XXXIX.

Бодлэр. Цветы Зла. Перевод П. Якубовича-Мельшина. СПб.: Общественная Польза, 1909

Добавлено: 01-02-2020

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*