Ни застенков, ни криков, ни слез…

Ни застенков, ни криков, ни слез,
Ни костров, ни ужасных колес…
      Люди мягче, гуманнее стали,
И чтоб вытянуть жилы из нас
Без невольных брезгливых гримас,
      Утонченные пытки сыскали.

И сказали, глумясь над врагом:
«Будь отныне безгласным рабом
      Ты, глашатай непризнанный века!
Позабудь образованность, честь,
Все, что в мире высокого есть,
      И венец, и права человека!

«Будь рабочим скотом! Трепещи,
Унижайся, работай, молчи,
      Избегая неравного спора:
Не почетный и славный конец
Ты найдешь в нем, отважный боец, —
      Выпьешь горькую чашу позора».

Бессердечен судьбы приговор:
Или смерть, или вечный позор!..
      Без названия скорбь, без исхода.
А в душе еще силы кипят,
И, хоть гроба темней каземат,
      Все ей снятся борьба и свобода!

— О, потомки! в тот радостный день,
Как последняя скроется тень,
      И, развеявши чары заклятья,
Поразивши могучее зло,
Вы украсите лавром чело
      И рабов заключите в объятья, —

Упиваясь своим торжеством,
Не глумитесь над павшим врагом,
      Той же казнью его не казните;
Но, как лучший эдема цветок,
Как бессмертия тайный залог,
      Человека достоинство чтите!

П. Я. (П. Якубович-Мельшин.) Стихотворения. Том I. Шестое издание. СПб.: Просвещение, стр. 258-259, 1910

Добавлено: 07-01-2020

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*