Ночь темна и тиха… За горою…

Ночь темна и тиха… За горою,
Где шумит под обрывом волна,
Озаренная ясной луною
Поднялась крепостная стена…
В душной келье мерцает лампада,
Узник спит… разгорается кровь,
Оживает былая отрада,
Воскресает забытое вновь…

Спит и видит он: утро родное,
Небо в блеске весенних лучей,
Улыбаясь, глядит голубое
На цветы ароматных полей.
Спит и видит он — сладкие грезы!..
Мчится он на ретивом коне,
На лице его — счастье и розы,
На устах — только песни одни.

Вон реки голубые извивы,
Белый парус мелькает крылом;
Шепчут по ветру рощи и нивы
Несравненным ложатся ковром…
Светлый тополь чуть-чуть серебрится,
Крест на храме далеком блестит…
Мимо конь его бешеный мчится,
Только искры летят от копыт…

Мчится конь его бешеный мимо,
Через рытвины, речки и дол;
Так в лазурные бездны незримо
Подымается мощный орел.
А денек-то, денек! Раздаются
Издалека напевы гребцов…
Струйки ласково шепчут и льются
У зеленых своих берегов.

Через лес он несется тенистый,
Хлещут ветви в лицо ездоку,
Он на луг выезжает росистый
И кидается смело в реку.
Там, где яблонь в саду зацветает,
Липы манят под темную сень, —
У калитки знакомой мелькает
Чья-то белая, милая тень.

Он вперил туда зоркое око
И безжалостно шпорит коня.
Звон копыт отдается далеко,
По кремнистой дороге звеня.
И в былое, за целые годы,
Невидимкой мечта унеслась…
Жизнь любви и борьбы, и свободы
Вся в лучах перед ним поднялась.

Оживает душа молодая,
И волнуется мощная грудь;
Вновь идет, головы не склоняя,
Он в далекий, неведомый путь.
Он забыл про лихую неволю,
Вся душа его блеском полна;
Непосильную трудную долю,
Словно счастье, встречает она.

В нем — великие силы титана,
Над толпой он высоко царит…
Чу! проносится дробь барабана,
Где-то цепь, замирая, звенит…
Он очнулся — лампада мерцает;
За железной решеткой окна,
Словно в саван, тускло мелькает
Заходящая в тучу луна.

Сжало сердце безмерною мукой:
Рад бы плакать — да слезы нейдут.
А кругом-то: ни слова, ни звука,
Только узники тихо поют.
В тишине этой кельи далекой,
Как под камнем могилы немой,
Словно труп, он лежит одинокий,
Давит грудь гробовою доской.

И рисует тревожная дума:
В стороне от больших городов.
Далеко от житейского шума,
Степь и гладь бесконечных снегов.
Там шумит заунывная вьюга,
Там метель завывает, ревет,
Там под кровлей убогой подруга
Целый век свой, страдая, живет…

Не спасти тебе жизнь молодую!
Снегом сойдет и настанет весна—
И бесследно в могилу немую.
С первым цветиком ляжет она.
Затеряется крест одинокий
На просторе зеленых степей…
И никто не придет издалека
Помолиться и плакать над ней.

Цикл “На севере”

Стихи. Издание второе. 1865 – 1901 г. СПб.: Типография А. С. Суворина, 1902

Добавлено: 07-11-2016

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*