Новгородский пир

(Легенда)

Сияет огнями посадницы дом,
Гуторят веселые речи
Бояре за кубками с фряжским вином;
Не страшен Москвы самовластной им гром,
Смутивший великое вече.

Пируют бояре. Пред ними певец,
Хранитель преданий былого,
Поет про Садка, как ходил удалец
На синее море, где света конец,
Как тешил царя водяного.

Но грустно поникнув седой головой
На пиршестве Марфы Борецкой, —
В молитвах заступник страны их родной,
На кротких очах с безотрадной слезой
Отшельник сидит соловецкий

— Не место тебе на пиру удалом.
В час поздний глухой полуночи:
Здесь искрятся кубки заморским вином,
И ярче, чем звезды — зажглися огнем
Красавиц греховные очи. —

«Нет, — молвит он, — вижу я, друга мои,
Кровавые волны Шелони;
Настанут для родины горькие дни:
Разбитые, Новгород, рати твои —
Растопчут московские кони.

Грядущее грустно встает предо мной,
Как утро из мглы и тумана;
Вам жребий кровавый назначен судьбой
И пытка, и плаха… Топор роковой
Уж точить вам гнев Иоанна».

Сияет огнями посадницы дом,
Но смолкли веселые речи;
Но тронуты кубки с заморским вином,
И шепчут смущенные гости кругом:
— Прости, новгородское вече.

Раздел  I

Стихи. Издание второе. СПб.: Литературное Дело, 1908

Добавлено: 28-08-2016

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*