О Торнтоне и моем рождении

Еще проспект был стар и грязен,
Еще был деревянным он.
С небес весенних падал наземь
Тяжелый колокольный звон.
Мы шли.
Полоской вдоль забора
Вставала первая трава,
И, холодком дыша за ворот,
Гремела льдинами Нева.

Отец оперся на перила,
Фуражку придержав рукой.
Торнтона фабрика дымила,
Закрыв полнеба, за рекой.
А на кирпичном старом зданьи,
В громах станочных передач,
Лучилось новое названье,
Подобно солнцу, — «Красный ткач».

И мы туда смотрели оба.
Над крышей реял алый флаг.
«Ведь все иначе быть могло бы,
Родись пораньше ты…»
«А как?» —
Спросил я и тихонько тронул
Отца.
Он глянул на меня:
«Таскал бы этому Торнтону
И ты каштаны из огня».

Забыв про гомон колокольный,
Я слушал…
А передо мной,
В своей стремительности вольной,
Корежа панцирь ледяной,
Нева вела в залив, качая
Обломки зимних переправ,
Над ними галок черных стая
Кружила, крылья распластав…
Глаза отца суровы были.
Но мне поверилось тогда:
Со льдами вместе уходили
Его невзгоды навсегда.

Георгий Некрасов. Заставские огни. Стихи. Л.: Советский писатель. Типография № 12 УПП Ленсовнархоза, 1961

Добавлено: 03-11-2019

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*