Обделенные

Забытый мир!… Над каждою могилой
Витает грусть… У этой нет креста,
У той — погнувшийся с покорностью унылой,
У той — без надписи, вся в трещинах, плита.
Сон, тишина и сумрак запустенья…
Кругом бурьян… Тут все полно забвенья,
Все говорит: «Их нет!»

А правда?.. Что-ж она
С громами Божьими?.. Забыты имена,
Но ложь — ту ложь с бесстыдными глазами,
Что, выпив кровь, людей равняла с псами, —
Как позабыть? Нет, нет, жива она!
Она жива. Все скорби, все обиды
Летают в воздухе, мне чудится порой,
И грозный лик суровой Немезиды
Глядит с безумною враждой…

Спят, крепко спят, не зная мук сомнений,
Жильцы гробов, покорные червям.
«Несчастные! горе назначен вам
Мир лучший здешнего, мир вечных упоений…
Здесь прах и тлен, здесь сумрак без лучей,
Мертва и суетна сия юдоль печали!» —
Так утешал их сытый иерей,
А бедняки доверчиво внимали,
И каждый с верою наивной угасал.

Что ж, если… если ночь угрюмую сознанья,
В предсмертный миг, луч света пронизал
И холодом наполнил содроганья?!
Так иногда подстреленный кулик
Лежит, не шевелясь, и лишь в последний миг,
Прощаясь с светом вольным и широким,
Вздохнет всей грудью, вздохом столь глубоким,
Взмахнет крылом так горестно, и крик
Такой протяжный, жалобный промчится,
Что дух убийцы скорбью омрачится!..

Быть может, злоба душу обняла,
Рука в кулак спешила крепко сжаться;
Быть может, правда горькая пришла
К страдальческому ложу, чтоб сознаться
В обмане вековом… Но поздно! Вечный сон
Идет смежить измученные очи,
И прежний мрак холодной, страшной ночи
Стоит кругом, и зло — его закон!

Пройдут года, как беглое мгновенье —
Усну и я таким же крепким сном
И под таким же согнутым крестом,
Иль без креста найду успокоенье —
От всех обид, от всех земных тревог,
Надежд, страстей с их сладостным обманом.
Другим пловцам я вверю свой челнок.

Устав бороться с шумным океаном.
Они помчатся бодро по волнам
Пытать в борьбе нетронутые силы:
Маяк любви сиять им будет там,
Где для меня нависнет тьма могилы…
Во все века страдания земли
Одна лишь смерть надежно исцеляла.
Вот кость покойника валяется в пыли,
А он? Он спит и не скорбит нимало!

П. Я. (П. Якубович-Мельшин.) Стихотворения. Том I. Шестое издание. СПб.: Книгоиздательское Товарищество «Просвещение», стр. 27-29, 1910

Добавлено: 19-11-2019

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*