Обреченные

Ты слышишь? звон!.. ползут… хоронят…
Мелькают факелы и креп…
О, как согласно нами понят
Призыв, проникший в наш вертеп!..

Ты медлишь? Ты? Опомнись: разве
Не мне с тобою эта песнь?
Иль я в твоей смертельной язве
Не разглядел свою болезнь?

Иль, овладев твоею кровью,
Тебя пьянит надежда, весть?
Иль грозной смерти лепту вдовью
Ты не осмелишься принесть?..

О, нет — мучительным недугом
Мы оба ей обречены,
И ни обманам, ни испугам
Нет места в царстве тишины.

Но губ твоих, покрытых сыпью,
Не хочет мой предсмертный взгляд.
Туши ж огонь. Теперь я выпью
Едва не выплеснутый яд…

…Как ты прекрасна, Беатриче!
Как я люблю!.. Как вновь и вновь
Хочу в молитве, в песне, в кличе
Тебе отдать свою любовь!

Плывут и гаснут ожерелья,
Венки из ярких, странных звезд…
Нас ждут на празднике веселья,
Нас, беглецов из черных гнезд.

Упал бокал!.. На что он, если
На миг забыться мы могли
И в этот миг для нас воскресли
Больные радости земли?

Вдвоем, бежав урочной жатвы,
Мы, жизнь, к тебе — топчи, язви:
Твои рабы исполнят клятвы
Еще неслыханной любви!

<1910>

Раздел “Стихотворения разных лет”

Полутораглазый стрелец. Стихотворения. Переводы. Воспоминания. Л.: Советский писатель, 1989

Ред.: Стихотворение навеяно «Пиром во время чумы» А. Пушкина и «Новой жизнью» Данте.

Добавлено: 22-01-2017

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*