Отец семейства

I.

Нет, все, что угодно, но с чижиком Ксеня расстаться не могла. Господи! В кои-то веки собрала 15 копеек, купила славного, хорошенького чижика, — и вдруг не угодно ли выпустить его на волю!..

— Я не могу, — сказала Ксеня, и подбородок у нее задрожал, а на глазах засверкали слезы. — Я его так люблю, дядя!..

— Да ему лучше на воле-то будет!.. — доказывал дядя Володя.

Этого уж Ксеня совсем не могла понять и только руками развела.

Как это может быть, чтобы на дереве было лучше, чем у нее в спальне?

Ну, что такое — гнездо? Так, пучок сучьев, моху, травы… Вот и все!.. Потом еда. Ну, скажите пожалуйста, что за вкус бывает даже в самом жирном червяке? Так, гадость!.. Ну, а муха? Что может быть противнее взять в рот муху?..

А здесь — тепло, чисто, уютно… в клетке — вода, молоко, зерна, белый хлеб, сахар… Веселись, птичья душа, — все у тебя есть!..

Но чижик был грустен.

— Что ты, дусынька? — спрашивала Ксеня. Но чижик искоса глядел на нее как-то одним глазом, снизу вверх, — вот так…

А когда она протянула ему палец, он весь взъерошился и больно клюнул его.

— Ты скверный мальчишка! — заплакала Ксеня.

— Пи-и-вик!.. — пискнул чижик крайне насмешливо.

Он был ужасно обижен и не хотел иметь никакого дела с этими господами людьми…

II.

Ксеня плакала, плакала, а потом отправилась в сад. Погода была чудная.

Все кусты, березки зеленели свежим пушком, — и запах развертывающейся листвы просто кружил голову…

— Как хорошо! — взвизгнула Ксеня и бросилась, было, бежать по дорожке, как

вдруг… Да, вдруг она остановилась на месте и замерла от страха…

По садовой дорожке шел в глубокой задумчивости — кто бы вы думали? — сам «дусынька-чижик»… Но в каком виде!

Во-первых, в широкополой шляпе, затем — в пиджаке, в рукава которого он просунул крылышки, так, как мы с вами просовываем руки…

— Дусынька! — крикнула Ксеня и вдруг захохотала. — Какой вы хорошенький!..

И вдруг чижик остановился на месте, обернулся к ней и гордо сказал:

— Я не «дусынька», я Пивик!.. Оставьте меня в покое, — у меня и так тяжело и тошно на душе…

— Дусынька Пивик, — не унималась Ксеня, — отчего вы скучаете, хохлитесь и за руку меня щиплете?

Чижик глубоко вздохнул.

— Сударыня, — сказал он горько, — дядя Володя сказал вам все… Знаете ли вы, какое теперь время? Весна! Да, весна!.. Мы с женой устроили гнездо…

— Ах, знаю, знаю ваши потешные гнезда!.. — замахала руками Ксеня.

— Вы знаете?.. Нет, вы ничего не смыслите в гнездах… Да… По-вашему, это — дрянь, а по-нашему — угол родной… Так вот мы сложили гнездо, — это раз; второе, — чижиха яичек нанесла, — это два; а третье, — мы с ней высидели шестерых господ чижат… Нда-с!.. Шутка это?.. Вот и стали мы летать за кормом для них, за мухами, комарами, мошками… А за мухой погоняться — тоже мое почтенье… Ну, а под нашим деревом мальчишка Прошка западню поставил, хлеба накрошил и ушел сам… Я думаю: «Сем-ка я ребятишек своих хлебцем угощу»… Только сел на донышко, — хлоп! — сетка на меня… Обмер я, а Прошка уже просовывает руку ко мне, схватил меня и снес в город, а там вы меня, сударыня, купить изволили да в клетку засадили… Эх, горе мое горькое!.. И что только я за это время пережил, — пересказать невозможно!.. Там — гнездо, ребятишки слабые, беспомощные; если их кто забидит, заступиться за них некому. Жена, конечно, голову потеряла… Она и корму раздобудь, и горластых чижат ублаготвори, и в бурю да в дождь защити ребят от дождя и холода своими крыльями… А я тут сиди, пой вам на утешенье, гложи сахар!.. Э-эх!.. Я хочу работать, ребят вскормить, выпоить да летать научить, кажется, вот сколько силы у меня на это хватит, а тут сиди в клетке!.. Ох, горе мое горькое!.. Каково это отцу семейства переносить-то все?..

Ксеня глубоко задумалась.

— Бедный Пивик! Вы, значит, в роде моего папы?..

— A-то как же!.. Отними-ка я у вас его?.. Ага, то-то!.. — и чижик надулся и стоял, недовольно постукивая ножкой и насвистывая что-то, не обращая внимания на Ксеню.

— Так отчего же вы сейчас не улетаете?

— А потому что я — горд; чижик простой, а горд… Мала пичужка, а сердце тоже есть!.. Вы, небось, за меня деньги платили, так я должен вам выкуп за себя дать… А где я его возьму?.. Ну, скажите, чего бы вам очень хотелось?..

— Куклу!.. И чтобы у нее все, все было: и платье, и ботинки, и юбочки, и чепчики!.. — задушевно сказала Ксеня.

— Да, вишь ты!.. — свистнул чижик и задумался. Разве вот что, — сказал он, немного погодя. — Здесь все кусты мне обязаны: я с них собираю червяков, жуков, которые гложат у них листья и стебли… Они мне помогут… Туловище куклы вы сами сошьете да сеном набьете, а платья вам дадут кусты… Вот смотрите…

Ксеня обернулась и ахнула…

Сирень раздула свои цветки большими-большими, и все они висели словно кукольные лиловые платьица; нераспустившиеся бутоны обернулись маленькими башмаками темно-лилового цвета, а растущие под сиренью колокольчики повесили свои чашечки настоящими чепчиками…

— Ой, какая прелесть! — вскрикнула Ксеня и бросилась срывать цветы, — такие они были диковинные и забавные. — Спасибо, спасибо, Пивик!.. — сказала она, вся раскрасневшаяся от радости. — Вы можете лететь на свободу!..

И когда она это сказала, колокольчики стали торжественно звенеть, сиреневые чашечки тихо-тихо затрубили от радости, как маленькие хрустальные трубы… А чижик скинул шляпу, пиджак, расправил крылья и радостно взмыл кверху, — и вдруг — бум!..

——————–

Ксеня грохнулась с страшной высоты и открыла глаза… Она сидела у стола, положив на него голову, около клетки с чижиком…

День был ясный, веселый, теплый… Чудный воздух живительной волной врывался в комнату в открытое окно, и от вздоха ветра цветущие грозди сирени ласково кивали Ксене в окно, словно манили ее в сад, на волю из душной, мрачной комнаты…

Ксеня протянула руку к клетке и открыла в ней дверцу…

— Милый Пивик, — сказала она, — спасибо вам за ту сказку, которую вы показали мне во сне!.. Летите домой к вашей жене, к вашим, как вы говорили, «ребятишкам»… Вы мне ничего и ничего решительно не должны…

Чижик весь сразу ожил словно: он весь вытянулся как-то; глазки его, как бисеринки, радостно вспыхнули; он подскочил к открытой дверце, несколько раз недоверчиво поглядел, наклонив голову, направо, налево и вдруг маленькой бомбой стремглав вылетел из клетки и взмыл кверху, над старыми, задумчивыми липами парка высоко-высоко, совсем как видела это только-что во сне Ксеня…

— Пивик!.. До свидания!.. — крикнула она ему вдогонку, но вряд ли «отец семейства» слышал ее голос, — ему было теперь не до того…

История за историей. Рассказы, сказки и стихи А. А. Федорова-Давыдова. С рисунками черными и в красках. М.: Издание редакции журналов: «Светлячок», «Путеводный Огонек», «Дело и Потеха». Типо-литография И. И. Пашкова, 1906

Добавлено: 23-02-2017

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*