Отрывки из Пурсониады

Из первой песни

1.

Помилуй ты меня, о, Феб, парнасский бог!
Кого велишь ты петь, внушая мне восторг?
Ах! сжалься надо мной чувствительная Муза!
Могу ли я хвалить толь дивного Француза,
Каков был некогда преславный Пурсоньяк:
В Париже продавал на рынке он табак,
Герой был в кабаках и первый жрец в харчевнях;
Шумел на площадях, смирялся он в деревнях,
Где часто странствовал для черствого куска,
Где бледная его, голодная рука,
Тряся котомкою, прохожих умоляла,
И с жадностию хлеб насущный принимала!
Из нищих вдруг потом попался Пурсоньяк
В число мошенников, воров и забияк;
Потом он заклеймен и сослан на галеру,
Но земляков своих последуя примеру,
Чудесным образом в Россию убежал,
И ссылочный Француз как солнце возблистал.

2.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Восстал Француз, но ах! от слабости шатался;
Вотще он воздухом, как манною питался:
Лишь первый шаг ногой дрожащею ступил,
Зефир с насмешкою Француза повалил;
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Внезапно выглянул из ада Велзевул,
Во всю бесовску мочь он крикнул: караул!
И к Гладу так вещал: «о, подлый забияка!
Вот до чего довел ты славна Пурсоньяка!
Познай, что сей Француз мой искреннейший друг;
Ступай к нему, ступай скорее для услуг!»
Уродливый скелет вооружась клюкою,
Пустился в дальний путь с походною сумою;
По ребрам повязал широкий он кушак
И пламенный надел на голову колпак;
Гремит он на бегу иссохшими костями,
И челюсть искривив, гигант стучит зубами;
Траву и дерево и корни и цветы
Теребит, гложет, жрет, глотает все в пути.
«Возможно ль! он кричит: я должен быть слугою,
«Вот как ругается царь адский надо мною!
«Нет, Велзевул! хотя ты знатный господин,
«Но Голод в пекле тож имеет знатный чин,
«И род мой твоему ни чем не уступает:
«Почтенна Смерть меня отменно уважает;
«Война сестра моя, а Нищета кума,
«Родная тетка мне сиятельна Чума,
«В великой дружбе я с ученостью бываю,
«И часто чудеса творить ей помогаю.
«О, сколь поругана высока честь моя:
«Холопом буду нынь у Санкюлота я!
«Хоть должен выполнить бесовско повеленье,
«Но Стиксом я клянусь питать к Французам мщенье.
«И в помощь пригласив Разврат, Болезнь, Войну,
«Обрушу гибель всю на горду их главу! —

3.

Безумные враги отечественных щей!
Не зрю я в вас Славян, не зрю богатырей;
Насилу движутся полмертвы ваши трупы!
Оставьте наконец вы соусы и супы;
Не Галлам вы должны, но предкам подражать:
Прямою доблестью и пузом щеголять.

Из второй песни

1.

На деньги ужас как нечисты духи падки;
Известно, что они всегда любили взятки;
Бесовской алчности уже я зрю пример:
Содрал с меня алтын на привязи Цербер.
Когда с бумагой в суд приходит челобитчик,
Кряхтит и кашляет от радости Повытчик,
Облизывается в восторге Секретарь
И нюхает табак приказна мелка тварь.
Проситель корчится; подьячие гордятся:
Змеею должен он пред гадом увиваться,
Просить и кланяться, давать и обещать,
В трактирах подчивать и дома угощать.
Случилось так и мне меж адскими крюками.
Чего не делал я пред подлыми чертями!
Нижайше кланялся, покорнейше просил:
Давая деньги им, кису опорожнил;
Но недовольны тем кургузы оплеталы,
Зачем, кричат, зачем твои карманы малы?
Насилу я смягчил бесовские сердца.
Отверзлися врата геенского дворца:
В огне и в пламени монарх мне адский зрится,
Престол его в дыму, как ветчина, коптится;
Покрыты сажею порфира и венец;
Величество его так черно, как кузнец.
От роду я не зрел толь пакостные рожи!
Прекрасны все его министры и вельможи,
Нарядна гвардия, хорош придворный штат:
С рогами всякой здесь, . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

2.

Простерла Мода перст — и вдруг девицы, дамы,
Как ведьмы стали все с предлинными хвостами;
Рекла — и волосы нависли на глаза;
Велит — и лысина, где были волоса;
Восхощет — и все вдруг девицы обнажатся
И будут голые, как дикие, таскаться;
Прикажет им — и вдруг оденутся в мешки,
И вместо чепчиков носить начнут горшки;
Мигнет — и те, что нынь лепечут по-французски,
Заквакают в домах, как жабы иль лягушки.

3.

Вдруг жрица земляка преславна обняла,
И к русским модникам и модницам рекла:
«Месьё! кто радости из вас не ощущает?
«Еще кладь мудрости вам Небо посылает!
«В Французе дивном сем приходит к вам Сократ;
«Какое счастие для вас и ваших чад!
«К тому же и его несчастно положенье
«Возбудит в вас к нему сердечно сожаленье.
«Французам помогать обязан Русский всяк:
«Кто мыслит иначе, тот варвар и дурак,
«Толико нищие французские почтенны,
«Колико бедняки российские презренны.
«Невеждам пособлять вам Мода не велит;
«Хоть Русский ранами в сражениях покрыт,
«И славно прослужа отечеству полвека,
«В награду нищий стал и жалостный калека;
«Хоть жизнь боярскую, именье защитил:
«Но если б у бояр он хлеба попросил;
«Бояре! вам велит французско воспитанье
«Плевать на русское израненно созданье!
«Похвальнее для вас Французов богатить,
«Чем грошем Русского калеку одолжить.
«Явите щедрость нынь преславну Пурсоньяку!» —
— Ужасну меж собой люд модный сделал драку:
Всяк хочет щедростью другого превзойти,
Француза хочет всяк к себе в дом отвезти.
Тот говорит: жалеть не буду миллиона,
Такого чтоб достать себе компаниона!
Иной кричит: детей моих наставник будь!
В год тысяча рублей и хлеба триста пуд.
А третий так брюжжит: он будет править мною
И всем распоряжать, и домом и женою.
Не знал, что отвечать в восторге Пурсоньяк.
Доселе мнил Француз, что первый он дурак;
Но ныне, окружен такими чудаками,
Узрел, что рангом он не первый меж глупцами,
И наконец сказал, что, мудрость полюбя,
Намерен посвятить в учители себя! —
Простившись с дьяволом, дал руку Верхолету
И в грязном рубище сел с гордостью в карету.
Благодаря Гибу, почтенную мадам,
В пути готовился к учительским трудам
И мыслил так в душе, от смеха помирая:
Россия, подлинно, земля предорогая;
Я чувствую, что здесь озолотят меня:
В России полубог — парижская свинья!

Раздел “Стихотворения”, подраздел “Сатирические”

Сочинения Нахимова. Издание Александра Смирдина. СПб.: Типография Императорской Академии Наук, 1849

Добавлено: 08-10-2016

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*