Падаль

Было ясное утро. Под музыку нежных речей
Шли тропинкою мы; полной грудью дышалось.
Вдруг, вы вскрикнули громко: на ложе из жестких камней
     Безобразная падаль валялась…
Как бесстыдная женщина, нагло вперед
Обнаженные ноги она выставляла,
Открывая цинично зеленый живот,
     И отравой дышать заставляла…
Но, как-будто на розу, на остов гнилой
Небо ясно глядело, приветно синея!
Только мы были хмуры, и вы, ангел мой,
     Чуть стояли, дрожа и бледнея.
Рои мошек кружились вблизи и вдали,
Неприятным жужжаньем наш слух поражая;
Вдоль лоскутьев гнилых, извиваясь, ползли
     И текли, как похлебка густая,
Батальоны червей… Точно в море волна,
Эта черная масса то вниз опадала,
То вздымалась тихонько; как будто она
     Еще жизнию смутной дышала.
И неслась над ней музыка странная… Так
Зерна хлеба шумят, когда ветра стремленьем
Их несет по гумну; так сбегает в овраг
     Говорливый ручей по каменьям.
Формы тела давно уже были мечтой,
Походя на эскиз, торопливо и бледно
На бумагу набросанный чьей-то рукой
     И закинутый в угол бесследно.
Из-за груды каменьев на смрадный скелет
Собачонка глядела, сверкая глазами
И, как будто, смакуя роскошный обед,
     Так не во-время прерванный нами…

И однако, и вам этот жребий грозит —
Быть таким же гнилым, отвратительным сором,
Вам, мой ангел, с горячим румянцем ланит,
     С вашим кротко мерцающим взором!
Да, любовь моя, да, мое солнце! Увы,
Тем же будете вы… В виде столь же позорном,
После таинств последних, уляжетесь вы
     Средь костей, под цветами и дерном.
Так скажите-ж червям, что сползутся в свой срок
Пожирать ваши ласки на тризне ужасной:
Что я душу любви моей мертвой сберег,
     Образ пери нетленно-прекрасный!

Примечание переводчика.
XXV. Une charogne.
Rappelez-vous l’objet que nous vîmes, mon âme…

Переводчиком опущен III куплет, форма которого ему плохо давалась. Буквальный перевод: «Солнце светило на эту гниль, как бы затем, чтобы вовремя сварить ее и вернуть сторицей великой Природе все, что она соединила вместе». Непередаваемо красивы заключительные строки подлинника:

Alors, ô ma beauté! dites à la vermine
Qui vous mangera de baisers,
Que j’ai gardé la forme et l’essence divine
De mes amours décomposés!

«Падаль» — одна из самых ранних работ переводчика (1880 г.).

Отдел «Сплин и идеал». Стих XXV.

Бодлэр. Цветы Зла. Перевод П. Якубовича-Мельшина. СПб.: Общественная Польза, 1909

Добавлено: 29-01-2020

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*