Паровоз-гуляка

Жил-был паровоз,
Шел и в дождик, и в мороз,
Стоял у перрона,
Таскал вагоны,
Крепко знал,
Сколько шпал
От Москвы до Ленинграда.
И одна была награда —
Черный уголь на обед,
А порой и угля нет.
Он боялся машиниста
И кондукторского свиста,
Потихонечку пыхтел,
На соседей не глядел.

Раз, в депо введен на отдых,
Вспомнил он про вольный воздух,
Надоели ему шпалы,
Машинисты и вокзалы.
«Дай-ка, думает: пойду я сам
Погулять немножко по лесам».
Дверь толкнул стальною грудью,
Тихо все: кругом безлюдье…
За звездою семафора
Темнота ночного бора.
Даже стрелочник уснул,
Пододвинув к печке стул.

Паровоз шагнул на право:
Там — глубокая канава
И колесам не пройти.
Влево — тоже нет пути.
Он — по рельсам, по привычке,
Только вольный, словно птичка,
А в котле воды немного…
Ах! Не хватит на дорогу!
Видит — чайная у моста.
«Там достану! Очень просто!»
Стук, стук под окном…
От удара пляшет дом.

«Вы подайте мне водицы,
Чтобы досыта напиться!»
Всполошилася хозяйка,
Да скорей приносит шайку,
Да в котел со страхом льет,
Паровоз же пьет и пьет;
Выпил бочку, выпил кадку,
Уж хозяину не сладко
Из колодца на дворе
Черпать воду в декабре.
Отказать же он боится,
Надо гостю дать напиться.

Слышен ночью гром колес
— Это мчится паровоз…
«Лишь бы дров теперь достало».
Паровоз пыхтит устало.
А кругом стоят леса,
Ночи зимняя краса.
Вдруг он видит дровосека.
«Попрошу я человека
Дров скорее нарубить
И в живот мне наложить».
Дровосек глазам не верит:
Кто по рельсам мчится зверем?

По людскому говорит,
По машинному гудит?
Дровосек как испугался
Поскорей рубить принялся.
Срубит елку и кладет
Прямо в огненный живот.
«Хоть дрова и сыроваты,
Мы уж рады, чем богаты!»
В топке уголья шипят,
Паровоз же очень рад
Полный силы, полный жару,
Облака пускает пару.

Вдруг блеснул огонь вокзала…
Из буфета запах сала…
Видит паровоз в окно
Чай, и пиво, и вино,
В вазах фрукты и печенье.
«Эх! Людское объяденье».
Горько молвит паровоз
И замедлил бег колес.
«Вот я вышел на свободу,
Что мне пить сырую воду.
Сам я нынче пассажир
И себе устрою пир».

Стал он прямо у буфета:
«Эй, тащи сюда котлеты
Да пирожных повкусней.
Только, слышишь, поживей.
А потом хочу я пива,
Ишь, как пенится красиво!»
И сердито на перрон
Белым паром плюнул он.
Тут буфетчик испугался
Угощать его принялся,
И огромный бутерброд
Бросил в огненный живот,
В глотку наливает пиво
Пассажирам всем на диво.

В это время телеграф
Весть на станцию приносит:
«Паровоз-де, убежав,
Всюду пищи себе просит.
Надо угля не давать
И на месте задержать».
Вот ответ телеграфиста:
«Здесь, на станции, нечисто,
Тут один такой пришел,
Этот, нет ли, — мы не знаем,
Пиво льем ему в котел,
Бутербродом угощаем,
Угля он не попросил,
Паровоз в 200 сил».

Между тем наш паровоз
Дальше в путь. Растет мороз.
Щиплет броню ветер встречный,
Паровоз идет беспечно.
Он доволен, свеж и сыт.
Отдувается, пыхтит.
Но отдельной телеграммой
Приказали: «Задержать».
Только вихрь между столбами,
Где теперь его поймать!
Машинисты, кочегары,
Стук колес и тучи пара…
Все несется вслед за ним,
А беглец не уловим.
Вот слышна погоня глухо…

Он — работать, что есть духу,
Да болит теперь живот:
«Нет, не пища — бутерброд!
Пиво, видно, не годится,
Лучше-б мне воды напиться».
Уж замедлен быстрый бег.
«Не уйти ли прямо в снег
Да в сторонку бы поддаться.
Ведь по рельсам будут гнаться».
Так и сделал — и с дороги
Он идет на спуск отлогий.
Но колеса дребезжат,
Врылись в снег, стоят, стоят.
На бок падает громада
На виду у Ленинграда.

Надежда Павлович. Паровоз-гуляка. Рисунки Б. Кустодиева. Л.: Издательство Брокгауз-Ефрон, 1925

Ред.: В распоряжении редакции нет экземпляра книги. Стихотворение восстановлено по разрозненным копиям из нескольких источников. Возможно, стихотворение не полное, последняя страница не приведена. Будем благодарны нашим читателям за информацию.

Добавлено: 16-03-2019

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*