Песик-Пилот

— Фокстерьер на самолете?
Ну, уж это, милый, врете!
— Вру, — сказали? Нет, не вру!
Раз в полдневную жару,
Положив на лапы морду,
Фокстерьер, — щенок, но гордый,
Зной томительный кляня,
Отдыхал в тени плетня.
Он следил ленивым взором,
Как над ним и над забором,
Клювики раскрыв свои,
Пролетали воробьи.
А над ними, — еще выше, —
Далеко, вон там, над крышей, —
Шапка свалится, держи! —
Острокрылые стрижи
Разрезали грудью воздух,
Птенчиков оставив в гнездах.
Над цветами мотыльки,
Беззаботны и легки,
Кружатся веселой тройкой,
А налево за помойкой,
Мошек солнечная рать…
Любо в воздухе нырять!
Хорошо! Смотреть завидно!
Стало песику обидно:
Почему же только он
От полетов отстранен?
Так приятно плавать в небе!
Почему ж собачий жребий
Приковал к земле собак?
Ведь летать — такой пустяк!
Голубь, стриж, — летает всякий.
Даже мухи!!! А собаки?
Почему же, например,
Не летает фокстерьер??
Песик встал, зевнул немножко,
Посмотрел, как пляшут мошки,
И сказал им: «гав, авав!» —
Кверху мордочку задрав.
Потянулся, выгнул спину…
— Я, простите, вас покину. —
И коротеньким хвостом
Помахал он, а потом
(Хоть и было очень жарко)
Побежал в аллею парка,
Красный высунув язык.
В парке он дружить привык
С отвратительной совою.
Та, по крайней мере, вдвое
Больше песика была
И жила на дне дупла.
Песик, зная нервность совью,
Осторожно и с любовью
Постучался к ней в дупло:
— Друг, на сердце тяжело!
Твой десятый сон нарушу, —
Отвести позволь мне душу.
Выслушай слова мои:
И стрижи, и воробьи —
Все летают! Ну, и мне бы
Полететь хотелось в небо!
Как устроить, — расскажи,
Чтоб летать, как те стрижи?
Заворчало что-то глухо
Там, в дупле, — Эй, ты, старуха! —
Песик топнул, — дай ответ!
Ты проснулась, или нет?
Надорвешь с тобою горло! —
Тут сова глаза протерла
И сказала, — так и так, —
Невозможно для собак.
Мол, летает только птица,
Да и та должна учиться,
А кто ползать был рожден,
От полетов отстранен…
Ну, и дальше в том же духе,
И — чтоб дали спать старухе.
Фокстерьер пошел домой,
Очень хмурый, очень злой.
И, улегшись под забором,
В небеса глядел с укором.
А стрижи-то! Вверх и вниз, —
Будто с цепи сорвались!
Фокстерьер лежит и злится:
— Распроклятые вы птицы! —
Фокстерьера душит гнев:
— Запишусь в О. Д. В. Ф.*!
Для двуногих путь хороший,
Ну, а мы-то чем их плоше?
И, воинственно гремя.
Топнул всеми четырьмя!
— Каши с этим и не сваришь! —
И пошел: прошу, товарищ,
Записать: вот членский взнос. —
— Ваше имя? — Просто: пес. —
На щенка-молокососа
Тот взглянул немного косо.
Все-же членом записал
И вручил ему журнал.
Ох, модели, самолеты!..
Все, что нужно для пилота.
— Что-же, может и пойму,
«Как построить самому»… —
Песик клеит, песик лепит,
В лапках вдохновенья трепет.
Изучает чертежи…
— Полечу, как те стрижи! —
На задворках, где помойка,
Он принялся за постройку
И за мусорным бугром
Сделал свой аэродром.
А соседний пес Мармошка
Издевался из окошка:
— Посмотрите, вот дурак!
Самый глупый из собак! —
Прибежал еще цыпленок;
Был он желт, пушист и тонок.
Пискнул: удивляюсь я.
Даже маменька моя,
Несмотря на все усилья,
Не летает, — а ведь крылья! —
И мохнатый рыжий кот,
Толстый выпучив живот
Примяукивал из кухни:
— Хоть ты лопни, хоть распухни,
Но не выйдет ни черта!
(Это все слова кота).
Песик между тем не мешкал:
Несмотря на все насмешки,
Все лепил да чем-то крыл,
И в душе был прежний пыл.
Наконец!.. — мотор и крылья…
— Гав! Я клей в помойку вылью! —
День великий настает:
Песик сделал самолет.
Расклеил везде афиши:
«Всех стрижей и галок выше
«Будет нынче пес летать.
«Начинает ровно в пять.
«Кто желает видеть это
«Пусть (бесплатно, без билета)
«К заднему идет двору
«И увидит, что не вру».
Писк, мяуканье и крики…
Прибыл наш пилот великий!
Загудел аэродром.
Любопытные кольцом
Окружили фокстерьера.
Среди зрителей партера:
Куры, двое поросят,
Как безумные, визжат!
Истерическая кошка,
Пес насмешливый Мармошка
И приблудшая овца
Тупо стала у крыльца.
Толстый кот с веселой рожей
На окне сидит, как в ложе:
— Здесь удобно будет мне. —
А повыше, на плетне,
Население галерки:
Подозрительны и зорки,
Чистя перышки свои,
Восседают воробьи.
Настроение тревожно:
— Как по твоему, возможно?
— Что ты, и не говори! —
Составляются пари:
Просто ль кончится потехой
Или будет не до смеха?
А Мармошка, дерзкий пес,
Ящик маленький принес.
— Для чего? — заметил кто-то.
— Это гробик для пилота. —
Ну, а что же сам пилот?
Он и ухом не ведет.
С высоко поднятой мордой
Говорит им очень твердо:
Так и так, — я полечу,
Перед этим же хочу
Речь сказать и постараться
Объяснить, — конечно, вкратце, —
Как полезен самолет.
И презренен будет тот,
Кто смеется!.. Пассажира
По всему большому миру
Лучше всяких поездов
Самолет везти готов!
Самолет пожары тушит.
Бомбами огонь задушит,
Уничтожит саранчу!
О войне уж я молчу!
Без воздушного-то флота
Воевать — кому охота?
Впрочем, — это для людей.
Нам и ближе, и ясней
Взять пример… Хоть бы цыпленок!
Вот он: только из пеленок!
Ножки — будто спички две.
Он гуляет по траве…
Вдруг!.. его хватает хищник,
В диком ужасе весь птичник!
Но, не думая рыдать,
В самолет садится мать
(Ясно — нужно торопиться!),
И летит за хищной птицей.
Догнала… воздушный бой …
— Мать, твой сын опять с тобой!
(Это вышло очень метко:
Рыжка, пестрая наседка,
Простонав: — куд-куд-кудах! —
Утонула вся в слезах!).
Наконец, чтоб не копаться,
Фокстерьер: — ну, что же, братцы, —
Говорит — начнем полет! —
Шлем с очками достает.
Надевает и садится.
— Полетит! — шепнули птицы —
Только… кверху или вниз?
Если вниз, кричите: «бис!» —
Вдруг — пропеллера жужжанье
И мотора завыванье…
Закачался он в пыли,
Отделился от земли,
Как огромный голубь серый…
И, увидя фокстерьера
И машину в небесах,
Все сказали дружно: — ах! —
Выше, выше, выше, выше,
Вот уж он над самой крышей,
И кричат: — «правей держи!» —
Удивленные стрижи.
Солнце светит в небе ярком,
Фокстерьер летит над парком
До совиного дупла
(Хоть сова-то и спала,
Все-таки похвастать важно!)
Долетел пилот отважный
— Вот прекрасно! Вот люблю! —
Сделал мертвую петлю,
К восхищению большому
Всех стоявших возле дома.
Повертелся, а потом
Снова на аэродром.
Что тут было!.. Просто жутко!
Как лишенные рассудка
Все накинулись на пса:
— Наша гордость и краса!
Наш герой, дерзнувший первый!
Кошка — в обмороке (нервы!)…
Писк, блеянье, клекот, лай…
Кто-то крикнул: — «покатай!» —
Обступили все пилота.
— Одноместный самолет-то, —
Мне нельзя лететь с другим! —
Обернулся — перед ним
Умоляющий Мармошка:
— Покатай хотя немножко! —
Фокс кричал до хрипоты:
— Упадем и я, и ты! —
— Все равно! Хочу на небо! —
Рыжий кот мяукнул: — Мне бы
Тоже, песик, полетать… —
А наседка: — Я, как мать,
Вас прошу: ну, поучите!
Позаботьтесь о защите
Бедных маленьких цыплят! —
— Поучить я очень рад!
Кто желает научиться
В небесах летать, как птица?
— Мяу! Гав! И я! И я! —
— Так за мной! Вперед, друзья!
Это много интересней
Чем пешком-то! С громкой песней
Крылья мы искать пойдем —
Все построились гуськом:
Поросята, кот и кошка,
И цыпленок-тонконожка,
Ликовавший без конца,
И Мармошка, и овца.
Фокстерьер, сверкая взором.
Управляет дружным хором
И, под радостный напев,
Все идут в О. Д. В. Ф.

* Общество друзей воздушного флота

Н. Михайлова. Песик-Пилот. М.: Издательство Авиахим РСФСР, 1925

Добавлено: 06-07-2016

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*