Песня о возвращенном солнце

    (Саамская легенда)

1

Много трав —
       Обильных пастбищ
Лопари тогда имели.
       Люди жили, не считая
Стад больших своих
       Оленьих.
И саам в те дни,
       И ненец 1 Перейти к сноске
Жили вольно, беззаботно.
       Тундры Кольские
Не знали
       Льстивых слов
Купцов заезжих,
       Над Имандрой не летали
Стаи воронов
       С крестами.
Черный ворон с хитрой книгой
       Прилетел
С купцами вместе
       Из страны —
Руси разбойной,
       Черный ворон
В рясе длинной,
С белой кистью.
Черный ворон
       Облетел приморский берег,
Кисть с серебряною ручкой
       Погружал в озера слез.
И саамов кистью слезной
       Черный ворон
Окропил,
       Медный крест
На шею тундры
       Он повесил на аркане.
Стаи воронов с крестами
       Над Лапландией
Кружились.
       Точно лебеди стонали
В тундрах
       Стойбища саамов.
Бородатые менялы
       На погосты приходили,
Огневой воды 2 Перейти к сноске саамам
       Наливали из бутылок,
Угощали
       И смеялись:
«Выпивай, лопарь, напиток
       Огненной воды искристой,
Много радости
       И счастья
Даст тебе напиток-чудо.
       Пей стакан —
Забудешь горе,
       Пей другой —
Удача будет,
       Выпьешь третий —
Будешь князем,
       Самым сильным и могучим.
Старики-саамы пили,
       Грузно падали на шкуры,
Зелье шло рекой по жилам,
       Клокотало и бурлило,
А менялы
       Пели песни,
И гармонь
       Кричала громко.
Над страной
       Суомаланде
Страшный хищник,
       Черный ворон,
Распластал,
       Как парус в бурю,
Крылья,
       Полночи чернее.
Ворон каркал.
       Бил крылами,
Закрывал
       Над тундрой
             солнце,
Распустив
       Большие перья,
Петлей шею изгибая.

2

Хороша такая песня,
От которой смех и радость;
Тяжела, тягуча песня,
Если в ней большое горе.
Ворон нес на крыльях слезы,
Он указывал дорогу
Стае хищников голодных,
Рассмотрев пути и тропы.
Плачь, рыдай, Суомаланде:
Черный ворон над погостом.
Видишь, кто-то едет к чумам —
Быть огромному несчастью.

Это был купец разъезжий
В дорогой богатой шубе.
Он заехал в чум к Чикайло,
К князю лопскому заехал,
Вмиг отпряг купец оленей,
Отложил подарков князю
И пришел к нему с поклоном,
Как страны далекой путник.
Родовой князек ответил
На поклон купца поклоном:
Взял охотно дробь и сахар,
Усадил на шкуры гостя.
Угощал купца Чикайло
Свежей рыбой.
Мясом белки,
Угощал оленьей кровью
В знак большой, хорошей дружбы.
— Кто ты, путник, и откуда? —
Знать хотел князек саамский, —
Из каких краев и странствий?
Нет ли вести интересной?
— Я приехал к вам из Руси,
От царя Москвы великой,
Посмотреть,
Как жизнь красива
В вашем княжестве Саамском.
Я привез товаров разных,
Я привез вам дружбу русских
И поклон царицы нашей
Мудрецам страны саамов.
— Хорошо, — князек ответил,
Передай поклон царице
И царю Москвы великой,
Передай царю из Руси
Благодарность за вниманье.
— Непременно расскажу я, —
Щебетал купец заезжий,
Вынимал товаров связки
Из заплечной синей сумки,
Рассыпал по чуму бисер,
В пырте князя родового.

Бусы, ленточки и перстень
Звездной россыпью блестели,
Лопаря в капкан манили,
Будто в сети птиц весенних
На приманку зазывали.
Старшина земли Саамской.
Родовой князек Чикайло,
Огневой водой сраженный,
Потерял рассудок мудрый:
Он хватал горстями бисер,
Брал охапкой бусы, ленты.
Надевал на пальцы кольца
И смеялся, как ребенок.
— Есть еще кольцо такое, —
Говорил купец заезжий, —
Ярче месяца сияет
Там священный алый камень;
Посмотри, и скажешь сразу:
«Да, такого я не видел!
Не кольцо — костер без дыма,
Талисман царей московских.
С наступленьем новолунья
У кольца просить ты можешь
Все, что только пожелаешь.
Ты получишь все, что скажешь,
Будешь счастлив,
Силен,
Властен,
Покоришь врагов без боя,
Станешь самым сильным князем,
Самым умным человеком.
То кольцо из меди красной
С вставкой
Стекол разноцветных —
Родовой князек Чикайло
Ваял и долго-долго нюхал,
Будто ворс бобровый гладил,
На огонь смотрел и прыгал
Молодым, как день, оленем.
— Все отдам за этот перстень, —
Говорит купцу Чикайло, —
И песцов, и лис, и белок,
Двадцать шкур медведей белых
И еще двенадцать шкурок
Чернобурых лис и красных. —
А купец заезжий с лаской
Говорит Чикайло тихо:
— Только перстень без красивых
Бус и лент могучей силы
У тебя иметь не будет.
Я секрет тебе открою:
Если хочешь завладеть ты
Перстнем этим огнецветным.
Ты скупи сначала бусы,
Ленты, бисер
И в бутылках
Огневую воду-радость,
А потом сыграем в кости.
Перстень сам отыщет место,
Сам придет к тому, кто хочет
Отвечать на дружбу дружбой
И до смерти быть послушным
Всем его желаньям, просьбам,
Делать все, что перстню нужно.
— Хорошо, — сказал Чикайло, —
Я у вас беру
И ленты,
Бисер,
       бусы,
             все, что вижу,
Говорите, сколько нужно
За товары шкур звериных?
Все отдам —
                         меха
                               и
                                     жемчуг
Из реки Варзуги шумной,
И жену отдам за перстень.
Быть хочу сильнее ветра
И умнее самых умных.
— Триста ниток бус, как звезды,
Стоят много, очень много, —
Отвечал купец с поклоном,
Наливал Чикайло чашку
Огневой воды и быстро
Стал подсчитывать товары
И достал из сумки кости.
— Триста связок шкур песцовых
Стоят бисер, бусы, ленты;
Сто горстей жемчужин крупных
Ты отдашь за огневую
Воду, что любви приятней.
То, что выпито — не к счету,
Это было угощенье,
Это был подарок гостя,
Почесть русского купца. —

И Чикайло был доволен.
Отсчитав меха и жемчуг,
Положив расчет на шкуру,
Он сказал купцу учтиво:
— И жену Маттеш в придачу
Я отдам тебе за перстень.
Быть хочу богатым, сильным,
Как никто под звездным небом.
— Мне жены твоей не надо, —
Говорил купец с усмешкой, —
Забирай скорей покупки,
Да метнем под чумом кости
Жребий бросим —
Кто счастливей,
Кто владеть отныне будет
Всемогущим медным перстнем.
Я играю. Ставка — перстень.
Князь Чикайло!
Ты поставишь —
Золотое солнце тундры.

— Хорошо, — сказал Чикайло,
И тряхнул мешок с костями,
Он метнул костями первым
И поставил солнце на кон.
В кости князь играл искусно,
Равных в тундре не встречалось.
— Семь костей! — Чикайло крикнул
И схватил со шкуры перстень.
— Перстень твой, — купец ответил, —
Мой черед метнуть костями. —
Горсть костей он бросил ловко
И в мешок запрятал солнце.
Князь земли Саамской с перстнем
На снегу оленем прыгал.
Подвязал на шею ленты
И кружился, улыбаясь.

Много дней прошло, и солнце
Не показывалось в тундрах,
Замело пургой дороги,
Застонали водопады.
Раздирал тундру гулом.
Собрались к Чикайло-князю
Все охотники из стойбищ,
В чум к нему пришли и видят —
Родовой князек с бутылкой
Огневой воды кружится,
Раскидал по шкуре бисер,
На котел развесил бусы,
Будто мерзлой клюквы кисти.
На руке Чикайло перстень,
На груди Чикайло ленты,
Перевязаны в коленях
Ноги лентою зеленой.
В камельке уснуло пламя,
И понуро тлеют угля.
— Отчего метель так рано
С океана прилетела?
Расскажи нам, князь Чикайло,
Что случилось в наших тундрах,
Объясни, куда исчезло.
Ускакало солнце тундры?
— Солнце?
Вот вам будет солнце, —
Указал князек на перстень,
От вина как куст качаясь, —
Этот камень больше солнца,
Он хранит и смерть и жизни.
— Пусть твой перстень, пусть твой камень
Больше солнца, больше жизни,
Но скажи, куда исчезло
Из страны саамов солнце?
— Я не знаю, — князь ответил, —
Пусть шаман про это скажет.
Перстень? Перстень будет солнцем
Для страны Суомаланде.
Ночь рассей, могучий камень, —
Стал шептать князек на перстень
И шатался, будто в бурю
Из пращи олень подбитый.
— Ой беда, большое горе, —
Закричал охотник Вингер, —
Плачьте, плачьте, люди тундры,
В мраке ночи жизнь исчезнет.
Громче плачьте, люди тундры!
— Плачет только побежденный, —
Отвечал Макенан Вингер, —
Говори, Чикайло, тундре,
Кто украл из тундры солнце?
— Солнце? Вот вам будет солнце, —
Отвечал князек, хмелея,
Указав на зелье русских,
На бутылку с жидким ядом: —
Пей, огонь пройдет по жилам,
Выпьешь чашку — будешь счастлив.
От второй — богатым будешь.
Выпьешь третью —
Князем будешь. —
И Чикайло людям тундры
Наливал поочередно
Огневой воды по чашке,
Балагурил и смеялся.
Выпивал Мекенан чашку
Огневой воды российской,
Обтирал усы, смеялся.
— Что такое? Расскажи нам,
Хитрый князь Суомаланде!
— Молоко от звезд и солнца
Огневой водой зовется;
Пейте все, кто любит солнце!
— Надо пить, — сказал Мекенан,
Вновь наполнив чашку ядом.
Яд чужой страны по жилам
Шел рекой —
Потоком быстрым.
Огневой водой сковало
Всех охотников саамов.

3

Князь проснулся в чуме первый.
Посмотрел и не поверил,
Как он снова мог вернуться
К берегам Кукисвумчорра.
Где же девушка с цветами
В косах черных, в косах длинных?
Где дворец, где стража, войско?
Как вернулся он обратно
К берегам Кукисвумчорра?

В чуме спит старик Мекенан.
Спит Олась, Субатка, Вингер,
Раскидав ножи и луки;
Втоптан в ягель
Яркий бисер.
Смяты солнечные бусы.
— Я? Я князь Руси великой! —
Закричал Чикайло громко, —
Эту власть я взял у перстня.
Эй, охрана! Спите, черти?
Огневой воды несите,
Князь я иль не князь российский?

Сон красив. Но сон — как сказка,
Он проходит вместе с ночью;
Так и князь Чикайло хмельный
Сон стряхнул с приходом утра.
По земле огромной бочкой
Из-за гор катилось солнце.
Долго смотрит князь Чикайло,
Как купец бежит за солнцем,
Черной шубой прикрывает,
Будто солнце это — птица,
А купец — фильман-охотник.
Понял князь земли Саамской,
Что был сои бедой великой,
Князь взглянул на перстень медный,
Сел на шкуру и заплакал.
— Что я сделал, дурень старый,
Как окажу я, как откроюсь
Мудрым людям нашей тундры?
Сам я продал солнце сдуру,
Променял на перстень солнце.
Увезли из тундры солнце.
Люди, люди! Эй, скорее, —
Закричал Чикайло в чуме. —
Забирайте копья, стрелы,
Запрягайте вмиг оленей,
Догоните, догоните
Вора хитрого и солнце
Воротите в наши тундры! —
Но никто не слышал крика
И тревог его не понял:
Смерть была в бутылках светлых
Под сургучной красной пробкой.
Князь по чуму долго бегал,
Разбудить хотел саамов.
Он остывшие их трупы
Тряс за ноги, угрожал им:
— Созову совет шаманов,
Приговор короток будет —
Всех в Имандру побросаю,
Разобью в осколки. Эй вы! —

Лунным холодом дышали
Зубы белые саамов.
Понял все князек Чикайло
И заплакал, как ребенок.
Солнце обручем катилось
Далеко у грани ночи.
Князь запряг оленей в нарты
И поехал вслед за вором.
Возвращать в погосты солнце.

4

Едет он неделю, месяц.
Десять раз сменил оленей,
Видит солнце, видит шубу
На купце, проклятом воре.
Но догнать никак не может,
И стрелой подбить не может
Он коварного злодея.
У купца страны Российской
Нарты скачут по озерам,
Точно птицы над камнями
Поднимаются высоко.
Ой, хитер купец проклятый.
Он за уши держит солнце,
Нарты толстою веревкой
Привязал за шею солнца
И летит, как ветер буйный,
Из страны Суомаланде.
К морю наш князек приехал, —
На оленях не поедешь,
Снял свою Чикайло шубу,
Сел на льдину и поехал
Догонять купца и солнце.
Но купец хитер и силен.
Он кнутом ударил солнце
И исчез за гранью ночи.
Холод снег и злые вьюги
Над Лапландией завыли.
Льдину долго били волны,
Раскрошили в мелкий бисер, —
И Чикайло ветром сбило,
Погребли Чикайло волны.

Долго-долго каркал ворон
Над страной Суомаланде,
И купцы из Руси скопом
С огневой водой проклятой
На погосты приходили.
Люди в тундру приходили
Из Руси, страны далекой.
И из тундры уносили
Голубых песцов и белых.
С той поры лишь в гости в тундру
По весне приходит солнце
И кружится на аркане
У купца в богатой шубе.

5

Мы весной встречали солнце.
Жертвы солнцу приносили,
Чтобы солнце возвратилось
К нам в страну Суомаланде.
Много лет и зим буранных
Пробежало над снегами:
Ворон каркал, волки выли,
Но обратно в тундру солнце
Жить и петь не приходило.
Горе, горе тундрам лопским!
Смерть в куваксах поселилась.
Черных воронов с крестами
Больше, чем весной над морем
Перелетных птиц крикливых.
Над землей кружится ворон,
Близкой гибели предвестник.
По земле ватагой вольной
Ездят русские купцы.
— Не вернется в тундру солнце.
Смертью пахнет на погостах,
Кости, кости, а не люди
Бродят тундрой каменистой, —
Так саамы говорили,
Собираясь длинной ночью
К камельку в дырявых ныртах. —
Жить нельзя в лапландских тундрах,
Бить песцов, лисиц не стоит:
Все возьмет купец и ворон
В черной рясе, жадный ворон.
Горе, горе Кольским тундрам:
Смерть и голод вместо счастья
Принесли купец и ворон
От царя в Суомаланде!

6

Как-то раз в Суомаланде
Весть пришла из стран далеких:
С моря в тундру едет Ленин
И везет саамам солнце.
— Ленин? Кто же этот Ленин?
Знать хотели люди тундры.
— Едет Ленин, он сильнее
Самых сильных в целом свете, —
Говорил моряк в Мурманске
И хвалил его, как друга. —
Он прогнал царя с царицей,
Всех купцов и в рясах черных
Черных воронов развеял,
Будто пух пустил по ветру.
Он велик, и добр, и честен.
Только правду любит Ленин,
Говорил нам тот, кто видел,
Кто сидел с ним рядом, вместе
Кипятил с водою чайник,
Ел сухарь гнилой и кислый,
Запивал горячим чаем.
Ленин мудр, н храбр, и силен,
Он царя в мешок запрятал,
И купцов в мешок запрятал, —
И над тундрой пели ветры,
Ветры весть несли над миром:
— Ленин. Ленин, будет солнце
Над страной Суомаланде! —
И саамы песни пели:
— Приходи скорее, Ленин,
Возврати нам жизнь и солнце!

7

Зашумели над погостом
Перепуганные стаи,
Закружились в страхе диком
Стаи воронов с крестами,
Зашипели, будто угли
На снегу холодном в тундре.
Обиралы и менялы —
Кровожадные купцы.
В Мурманск хищники слетались
Из другой, чужой страны.
Застонали снова в тундрах
Лопари-оленеводы.
— Солнце! Солнце! Где же солнце?
Где же Ленин? Кто нам солнце,
Кто сааму солнце даст?
До него там ходят люди
Из страны чужой, далекой,
Забирают люди в чумах
И саамов и оленей.
Ленин! Где ты, где ты, Ленин?
— Здесь, — ответил кто-то, — Ленин,
Забирайте ружья, луки,
Забирайте жен, оленей,
Бейте, режьте всех злодеев,
Всех, кто грабит в тундрах чумы.
Ленин, он саамов любит,
Как своих сестер и братьев.
Он послал на помощь тундрам
Красной армии отряды.
Ленин, Ленин!
Будет солнце.
Будет жизнь красива в тундре,
В тундру вновь вернется солнце. —
Англичане и французы,
И купцы, и генералы,
Воронье в широких рясах
Запищали, как мышата.
У саамов руки крепки,
Меток глаз Суомаланде,
Никому не вырвать солнца
У людей голодной тундры!

8

Много лет прошло над тундрой,
Много зим, холодных ветров
Пролетело над снегами.
В тундрах финнов и французов,
Англичан и генералов, —
Всех прогнал их смелый Ленин
Из погостов, с побережий,
Родовых князей, шаманов,
Стаи воронов с крестами
Разогнало ветром-бурей.
Мошкарой к воде прибило.
Солнце вновь вернулось в тундру;
Вместе с пастбищем и летом.
Жизнь вернул саамам Ленин,
Жизнь — разрушенным погостам.
— Ой, цвети, морошка, клюква,
Наливайся соком спелым,
Приезжай к нам в гости, Ленин,
Воевода мудрый Ленин! —
Год прошел и в тундре снова
Ходят вести по погостам:
Закатилось солнце тундры.
Умер добрый, мудрый Ленин.
И поют в погостах люди,
Вести этой не поверив.
Жгут костры и, поджидая
Из-за моря солнце в тундры,
Песнь поют во всех погостах:

             «В море плавает
             Льдина-гора,
             В море плавает
             Остров большой.
             А на острове том
             Ледяном
             Атаман-воевода живет.
             Он прогнал
             Из становищ купцов.
             Тундрой и морем
             Велел лопарям
             С самоедами
             Лопской земли
             Сообща,
             Полюбовно владеть.
             Ой, ты, остров,
             Большая гора,
             Покажись нам
             Один хоть разок!
             Ой, ты, Ленин,
             Большой человек.
             Ты на жизнь
             Лопарей погляди!
             Расплодились
             Оленьи стада,
             Хорошо нам теперь,
             Хорошо!
             Ой, ты, Ленин,
             Великий мудрец,
             Благодарность
             От нас
             Принимай.
             Льдину моет
             Морская волна,
             Льдину ветер-буян
             Стережет.
             В гости к нам
             На погост приходи,
             Атаман, —
             Воевода большой!

9

Ночь ушла со льдами в море,
Ураган развеял горе.
Как закат печален ни был.
Как ни выл над чумом ветер,
Солнце вновь вернулось в тундру
Осветило жизнь саамов,
Осушило ветром слезы.
В ледяную тундру солнце
К нам привез в шинели серой
Сын того, кто солнце первым
Возвратил лапландским тундрам,
Кто такой же, как и Ленин,
По уму, могучей силе.
Он на айсберге по морю
К нам приехал, как на лодке.
Айсберг, выше гор Хибинских,
Плыл к Лапландии, как остров.
Он стоял, как гордый камень,
Как вершина гор норвежских.
Он в саамские погосты
Ехал к нам на Мурман хмурый
И держал в руке могучей
Золотое наше солнце.
Он сошел на берег Кольский,
Положил на землю солнце,
Подтолкнул его и громко
Приказал: «Ходи над тундрой.
Делай жизнь красивой в тундре.
Делай счастье людям тундры».
Он велик и мудр, как Ленин,
Он велик — утес гранитный,
Он такой же, как и Ленин,
И приветливый и добрый.
Он саамов, он и ненцев,
Всех, кто чист душой и делом,
Кто работать честно любит,
Называет первым другом,
Он и прост и мудр, как Ленин.
В тундре знают это имя
Стар и млад, саам и ненец:
Он зовется мудрый Сталин,
Вождь такой же, как и Ленин.
Он его наказам верен.
Наш родной, любимый Сталин,
Он сказал саамам: «Будет
Ваша жизнь красивей сказки,
Зацветет, как солнце, тундра,
Будет ваша жизнь обильной.
Не плошайте только сами!»
Веру в собственную силу
На погосты вместе с солнцем
Нам принес великий Сталин,
Он велик и прост, как Ленин,
Он прогнал из тундры хищных
Кулаков, менял, шаманов,
Родовых князьков последних
Раздавил как бы москитов.
«Вы всю жизнь просили солнце, —
Говорил саамам Сталин, —
Я даю вам это солнце,
Пусть оно отныне вечно
В сутки раз обходит тундру,
Согревает в чумах-ныртах,
Берегите это солнце, —
Вам его оставил Ленин.
Я привез его, саамы.
Вам привез в Суомаланде».
Он ушел в Москву по тундре.
Где ступал, — там след остался:
Что ни след, то новый город,
Мост, железная дорога.
Вместо гор, Хибин лесистых,
В тундр« вырос город дивный.
И по всей стране прошел он,
Вождь и друг народов мира,
И везде следы оставил —
Города, дома, как скалы,
Он по всей земле посеял
Крепостью гранита крепче.
И весной вождю и другу
Мы в колхозах новой тундры
Песнь поем о новом солнце.
Говорим вождю спасибо.
Он пройдет по всем народам.
Как велел великий Ленин,
Сталин даст народам счастье
На земле большой, бескрайной.
Он велик и мудр, и песню
Мы поем ему такую:

10

       «Голубая вода,
       Голубые озера.
Вся тундра огромное озеро
       В тундре купается солнце.
       Порскает
Диким оленем
И кружится в пляске веселой
       Меж чумов,
       Как охотник
       В удачливый день.
Ягель цветет на всколупанных мшарах 3 Перейти к сноске
       Зелено-оранжевым,
       Коричнево-красным
       Узором.
Пляшут саамы, парни и девушки.
       Веселится Лапландия,
       Смеется Суомаланде.
Мы песни поем про весну.
       Мы песни поем
       Про олений колхоз
И про сталинский май.
       Музыканты
       Играют,
Суомаланде встречает весну.
       Эй, пляшите,
       Кружитесь,
       Как солнце!
Все от счастья и солнца пляшите,
       Громче звените.
       На кантеле 4 Перейти к сноске
       Жилы.
Пойте все про саамслий колхоз,
Про саамскую сытую жизнь.
       Музыканты,
       Про Сталина
       Песни слагайте,
Хорошие песни, как жизнь!
       Мы солнце свое
       Получили от Сталина,
Мы сытую жизнь
       Получили
       От Сталина,
Большого, как солнце.
       Мудрого,
       Как вместе
       Все лопари,
Как тысячи самых мудрейших
       Из всех
       Народов
       Земли,
Хорошую жизнь в забураненных тундрах
Мы сделали с ним сообща, заодно,
       С сыном Ленина,
       Сталиным мудрым.
В тундрах играют костры.
       Полыхают
       Костры.
Мы смеемся и пляшем от счастья,
       Мы песни
       О сталинском мае
       Поем.
Спасибо тебе, сын мудрого Ленина, Сталин.
       За заботы
       О кольских
       Саамах.
Большое спасибо тебе
       За школу,
       За книги.
       Большое спасибо
За красивую жизнь лопарей.

11

             «Сталин!
Мы храним
Красное знамя твое боевое,
Мы, кал жизнь, как оленей,
Мудрое,
Веское слово твое бережем.
             Сталин!
Ты такой же, кал солнце над морем.
Ты огромен,
Приветлив
И силен
Мудрым делом, могучим умом.
Мы ценим
И любим тебя,
Вождь гранитный Сталин Иосиф.
Мы Осыпом тебя
Называем как брата,
И песнь о тебе
В океане и тундре поем.
Два солнца у нас на земле,
И одно
Называем мы с гордостью
             — Сталин!
Как птица.
Как лебедь
Крыльями, плещет
Над тундрами майское знамя.
Это знамя на стойбище наше
Прошлой весной как награду
В ваш олений колхоз
За хороший приплод
Из Ловозерского райисполкома
Коммунисты твои привезли.
Мы любим тебя,
Наш гранитный Великий Иосиф,
Мы рады тебя видеть гостем у нас,
Мы в достатке живем.
Мы найдем, чем
Как лучшего друга тебя угостить.
Много рыбы,
Морошки
И птиц заготовлено много на случай;
Может, — мимо поедешь,
К нам заезжай;
Мы любим тебя,
Как отца в заполярном краю
Любят дети.
Мы сошьем тебе шубу
Из мягкого пыжика,
И ружье, и оленей
В подарок дадим.
Отблагодарить
Люди тундры вождя своего
Сумеют.

12

Громче звените,
       гремите,
             напевы:
Струны кантеле,
       пойте
             весну!
Песню Сталину
Пойте, саамы.
Славьте в песне
       Веселый и бодрый
             труд!»

13

Океан бурлит и клокочет,
Ветер гонит от берега
Синие льды.
Наши лодки
Готовы к отплытью.
Мы смеемся
Всем нашим колхозом.
Мы Сталина знамя
       С берега
             в море
                   выносим
И под знаменем
Мудрого Сталина
По фиорду с песнями едем
В колхоз рыбаков-китобоев —
       Праздновать май
             и встречать
                   молодую весну.
Мы едем рядами красивыми.
На берегу догорают костры.
       Где
             Хороводы
                   под песни
Водили мы.
Здравствуй, весна!
       Над океаном,
             на серых
                   гранитных утесах
Цветут голубые цветы.
Над океаном
       Весеннее
             Майское
                   знамя
                         колхоза
Трепещет сильною птицей.
Мы запеваем
       Под кантеле:
             «Нам море
                   не страшно,
                         не страшны
                               метели,
В тундре новая жизнь расцвела,
В тундре Сталина имя гремит;
В Суомаланде горит
Возвращенное Сталиным солнце!»

14

Песня рокоты волн заглушает,
Наша песня, как чайка.
Летит в океан.
Песню слышат норманны 5 Перейти к сноске
Китобои колхоза
«Весенний фиорд».
Китобои к берегу
Красное знамя выносят.
На берегу разжигают костры.
Нам навстречу
На парусных елах 6 Перейти к сноске выходят.
Мы сильнее гребем
И поем нашу песню над морем:
«Нет купцов заезжих,
Нет ни слез, ни горя.
Мы счастьем и силой полны.
Мы не ездим, как прежде,
За тощей подачкой в Торнео.
В нашем стойбище сытая жизнь,
Скоро вырастет стойбище в город».

15

— Нет ли вести интересной? —
Раз опросил у тундры ветер.
— Есть, — ответили погосты, —
Весть большая, весть как солнце.
Ты ее и не утащишь.
— Неужели вражьи кости.
Кости воронов с крестами.
Черепа купцов пузатых
И оглоданные ноги
Интервентов-генералов
Вновь воскресли в тундре снежной
Стаей хищников полночных?
— Нет, — ответили погосты, —
Весть огромней, унесешь ли?
— Унесу, — ответил ветер.
— Эту весть в Москву неси ты
К самому вождю всемирной
Революции грядущей.
Ты войди к нему и прямо
Весть отдай, скажи открыто.
Он обрадуется вести
И друзьям своим расскажет,
Что в стране Суомаланде
Тридцать семь родило солнце,
Тридцать семь колхозов сильных,
Ты отдай ему посылку —
Нашу весть вождю и другу
Всех племен и всех народов
Эту легкую бумажку
Шириною в две ладони,
То ему подарок тундра
Посылает в Кремль московский.
— А велик ли ваш подарок?
Сколько он, подарок, весит? —
Вновь опросил колхозы ветер, —
Может жемчуг или камень,
Что зовут вершиной счастья,
Тот, что золотом зовется?
— Нет, — ответили колхозы, —
Это золота дороже,
Тяжелее всех жемчужин,
Сабли, ножика острее,
Милой девушки милее, —
И подарку, знаем, Сталин
Будет рад, доволен будет.
Рассмеется, скажет: дело,
Молодцы мои, саамы!
— Где же весть-посылка ваша? —
Вновь спросил у тундры ветер.
— Посмотри, — сказала тундра, —
На Имандру, Ниву, Мурманск,
Огляди саамов в тундрах,
Елы на море и боты,
Сосчитай стада оленьи,
Загляни в колхозы тундры,
По Понаю, Ниве бурной,
Побывай в горах Хибинских, —
Все поймешь и все расскажешь,
Сам письмо дополнишь наше,
К другу Сталину посланье,
Тридцать семь рублей сааму, —
Тридцать семь рублей, ты слышишь! —
Получил колхозник тундры
При подсчете счастья жизни —
Счастья, что трудом зовется.
Тридцать семь рублей досталось
На одни рабочий день.
Подсчитай поселки, ветер,
Подсчитай дома и чумы,
Все поймешь и все расскажешь,
Если знать захочет Сталин,
Как живут под ярким солнцем,
Что саамам возвратил он,
Лопари-оленеводы.
Передай вождю спасибо
За заботы и за солнце
И скажи ему, что тундра
Понимает его слово.
И пойдут саамы дружно,
Если их покличет Сталин,
Если окажет он колхозам.
Если он кочевьям окажет:
Выходи с ружьем на битву
Как выходишь на охоту,
И лови врага на мушку;
Убивай, как бьешь медведя,
Всех, кто жить мешает людям
И мешает им работать,
Делать жизнь свою счастливой,
Как велел великий Ленин,
Как ее великий Сталин
Создает в стране великой.
Мы услышим это слово:
Слово Сталина мы любим,
И его, и солнце любим,
Возвращенное саамам. —

Кто возьмет из тундры солнце?
Кто посеять может в тундрах
Смерть и голод?
Нет, не сможет
Это сделать ворон черный
В длинной рясе иль в богатой
Дорогой суконной шубе.
Никому саамы в тундре
Не дадут обратно солнце.
Наше солнце — жизнь
И Сталин.
Не нужна нам жизнь с крестами,
Нам не страшны тучи-стаи.
Сильны мы в стране великой.
Молод будь, великий Сталин,
Принимай от тундр спасибо
За обилие и солнце!

В тексте 1 Народность, при царизме называвшаяся самоедами.
В тексте 2 Водки.
В тексте 3 Мшистое болото.
В тексте 4 Музыкальный инструмент.
В тексте 5 Норвежцы.
В тексте 6 Баркас.

Отдел «Лопарские песни»

Песни народов дальнего севера. Собрал и обработал Ф. Дудоров. Рисунки в тексте и переплет работы художника В. Беляева. М.: Государственное издательство «Художественная литература». 1-я типография Трансжелдориздата, 1935

Добавлено: 15-05-2020

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*