Письмо (Я свой призыв бросаю в мир, не зная…)

Я свой призыв бросаю в мир, не зная: —
Прочтешь ли ты печаль души моей?!.
Но долее молчать, изнемогая,
Не в силах я!..
                            — Пусть разразится злей
Безумный вихрь над этой головою:
Бесстрастная, стою я под грозою;
Сквозь бури вой мой голос пронесется,
Мой слабый вопль, мой скорбный вздох прорвется,
По-прежнему страдая и любя —
И, может быть, достигнет до тебя!..

Достигнет он до тех высот бесстрастных,
Где ты царишь в веленьях полновластных;
До тех вершин могущества и знанья,
Где, — идеал, достойный подражанья, —
Вознёсся ты, бесстрастен и могуч,
Как обелиск среди громовых туч!..

Я — слабый червь в сравнении с тобою!..
Но и червя страданье глубоко,
Когда его раздавят под ногою,
По нем пройдя спокойно и легко;
Для вас была я только лишь ступенью,
И вы по ней бестрепетно прошли;
Я позади осталась бледной тенью,
И холодно вы мной пренебрегли!

Служила я предметом испытанья: —
Хотели вы изведать пыл страстей,
Чтоб, — жрец наук, поклонник гордый знанья,
В себе сломить их волею своей;
Вы победили, гордый триумфатор!
Осталась я здесь жертвою немой…
Скальпель мне в грудь вонзил анализатор —
Живое сердце рвалось под рукой!

И ты ушел… Я все простить готова:
И то, что, дав права мне на себя,
Свое затем ты взял обратно слово,
Отказом жизнь и душу мне сгубя;
И то, что после клятв своих мятежных,
Мне брошенных с волнением в крови,
Ты отвернулся от объятий нежных,
Ты пренебрег восторгами любви!

О, милый друг!.. Тебя я понимаю:
Ты идеалу в жертву нас принес!
И горе я свое тебе прощаю,
Хоть не могу сдержать безумных слез!
Высокий твой порыв я разделяла:
Сама с тобой от счастья отреклась;
На трудный путь тебя благословляла,
Хоть вся душа в отчаяньи рвалась!

А между тем, я заслужила счастье!
Его была б достойна я приять!
За жизнь борьбы, без ласки, без участья,
Отраду мне судьба должна-бы дать!
Восторженной души своей святыню, —
Любовь свою я в сердце заперла;
Для одного избранника доныне
Я пламень чувств священных берегла!?.

Боролась я с натурой пылкой, страстной,
Не следуя примеру жен других,
Что, прихотью влекомы сладострастной,
Меняют рой избранников своих;
Я чистою полна была мечтою:
Однажды и навеки полюбя,
Единому, избранному душою,
Отдать и жизнь, и душу, и себя!

Как светел был час первой нашей встречи!
Казалося, тебя я узнаю:
Знакомыми твои звучали речи,
Разгадывал без слов ты мысль мою!..
Одна другого чудно дополняя,
В один порыв с тобою мы слились…
— Чем виноваты мы, судьба слепая,
Жестокая?!. Зачем мы разошлись?!.

За что караешь нас ты так жестоко?
Но, — полно! полно! Сердце, замолчи!
Мне в мозг больной впилися так глубоко
Не мысли, — а палящие лучи!
Охвачен лоб кольцом из жгучей стали,
Живой огонь мне сердце охватил…
Кругом толпой воспоминанья встали…
Пылает грудь… — Терпеть уже нет сил!

*

Припадок мой прошел, я извиняюсь,
Что, может быть, могла расстроить вас;
Пред мудростью я вашей преклоняюсь,
А вы меня стыдили столько раз,
Что я владеть собою не умею!
Я не должна была всего писать;
Расстраивать вас более не смею,
И мысли постараюсь я связать.

Мой бедный друг!.. Для вас бы я хотела,
Чтоб вы могли спокойствие найти,
Великое свое свершили б дело,
Препятствия не встретив на пути;
Хотела б я, чтоб вы меня забыли
Вполне, совсем… не зная, не любя!
Чтоб счастливы по-своему вы были…
Хотела б я для вас — не для себя!

Нет, для себя хотела б я иного!
Мне сердце, — сердце хочет доказать,
Что счастливы с тобой мы были б снова,
И что ты должен мне принадлежать;
Что есть у нас с тобой на счастье право:
Что муками купили мы его!..
И шепчет мне надежды дух лукавый:
Сильней любви нет в жизни ничего!..

Но и об этом вам писать не надо!
На ваших недоступных небесах
Для вас одно сознание — отрада:
Сознание, что жизнь есть бред и прах!
Что лучше б от нее освободиться,
Как от громоздких, тягостных оков,
И с бесконечностью заживо слиться,
И сделаться похожим на богов!

Сказала уж я вам, что я прощаю
Все прошлое… Вы в праве отвергать
Мою любовь: — ведь я же понимаю,
Что не могу вас узами связать!
Любовь к нам не приходит по заказу,
И, раз прошла, ее не вызвать вновь!
Вы, может быть, и не любили: — сразу
Вы приняли порыв свой за любовь!..

Но одного простить вам не могу я: —
Того, как вы рассталися со мной!..
Душа моя, пылая, негодуя.
Кипит досель, и рвётся разум мой!
Вы, мой кумир божественный, единый,
Кому я жизнь решалася отдать —
В разлуки час на брак с другим мужчиной
Как смели вы меня благословлять?!.

Что: — сумасшествие, иль фарисейство
Могло заставить вас так поступить?!.
Благословенья ваши на злодейство
Похожи и могли меня убить!
Не знали вы, с кем вы имели дело!
Зачем в тот горький, безотрадный час
Ножа я под руками не имела,
Чтоб изуродовать себя при вас?!..

*

Но хочется найти мне оправданье
Поступку вашему. Знакомы мне
Вся ваша жизнь, стремленья и страданья,
Характер ваш, — знакомы мне вполне:
Чудак-отшельник, замкнут в сфере тесной
Трудов научных, философских книг,
Вы прожили, для женщин неизвестный,
И сами вы совсем не знали их!..

Губителен был образ жизни этой
Не только для здоровья, — для ума:
Боюсь, что в разум ваш, высокий, светлый,
Закрадываться стали бред и тьма…
— Зачем вы не хотели мне позволить,
Как няньке старой, верно вам служить?!.
Не стала б я стеснять вас и неволить:
Мне только бы при вас хотелось жить!..

Ухаживать за вами я-б сумела;
Поверьте, я-б полезной вам была!
Всю жизнь я посвятить бы вам хотела,
И этот труд нести бы я смогла!..
— О, Боже мой! Была и я виновна:
Нетерпелива я была, резка…
Я помню, раз обидела вас кровно,
И ваша боль доныне мне горька…

Увы! Мы не сходились в убежденьях,
Не захотела я себя ломать…
И в поздних, и бесплодных сожаленьях
Принуждена об этом вспоминать!
А женщине быть должно терпеливой,
Уступчивой, — таков ее удел!
Я вспыльчивой была, самолюбивой —
И счастья Бог мне дать не захотел!

Но я молю: — дозвольте мне отныне
Загладить все… решитесь мне простить!
И будьте вновь и жизнью, и святыней, —
Всем, для чего мне стоило бы жить!..
Взойди же вновь, блеск счастья благодатный,
И озари померкшей жизни путь!
А ты, покой, — покой любви отрадной,
Сойди в мою измученную грудь!..

Поймите-ж: — мне нельзя так оставаться,
Покинутой быть вами, — и навек!
Ведь это значит, — с жизнью расставаться,
С тем, чем живет, чем дышит человек!
Как колокола голос погребальный,
Твое «прости» меня по сердцу бьет…
Навек одна!.. Так тёмен мрак печальный,
Так жизни долгой непосилен гнёт!

Ужели мог подумать ты, что можно,
Что мне легко другого полюбить?!.
Нет! Без тебя прожить мне невозможно,
А ты ведь не хотел меня убить!
И вот, в последний раз я заклинаю:
Не будешь ты бесчувственным вполне!
Тебя зову, тебя я умоляю:
Верни мне жизнь! Вернись, — вернись ко мне!

Надежда Броницкая. Отголоски жизни. Том I. СПб.: Типография Товарищества А. С. Суворина «Новое Время», 1913

Добавлено: 17-07-2017

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*