По пустынным речным берегам

В глухом лесном уголке, куда редко заходит нога человека, бежит, струится по камням быстрая глубокая речка Тихо и мирно вокруг, так тихо, что слышно, как журчат струйки воды по камням; густая чаща кустов жмется к самому берегу реки; низко склонили над водой свои растрепанные верхушки старые ивы и купают в прохладных струях концы своих тонких ветвей… Я люблю странствовать вдоль таких речек, я готов бродить здесь по целым дням, по целым часам просиживая здесь где-нибудь на берегу, любуясь красотой, которая меня окружает, и с живым интересом наблюдая жизнь, которая копошится вокруг меня, не замечая моего присутствия, и заночевать тут же, где-нибудь в лесу, подолгу всматриваясь перед сном в чудное высокое, темное небо, озаренное мерцающими звездами, жадно ловя ухом ночные звуки и стараясь угадать их значение.

Кругом тишина; все как будто замерло и притаилось и спит спокойным сном; только неугомонная речка не спит, а все журчит и журчит по камням, да месяц льет на реку и на неподвижные, будто застывшие, что это?

Там, на берегу, кто-то как будто свистнул. Вы вздрогнули и вскочили на ноги… стойте смирно, замрите на месте и смотрите во все глаза!

Вон — у самого берега что-то как будто промелькнуло и скользнуло в воду.

Пробравшись, чуть дыша, осторожно перебирая ногами, к самому берегу и раздвинув кусты руками, вы долго всматриваетесь в темную поверхность реки, но на ней ничего не видно… Уж не почудилось ли вам все это? Или, может быть, какой-нибудь сухой сук обломился от своей собственной тяжести и упал в воду?..

Но нет, вот на поверхности реки показались пузыри — целая убегающая полоса пузырей… вот вода забулькала еще сильнее, и на поверхности показалась чья-то темная широкая головка, какое-то животное плывет там, быстро подвигаясь вперед, выставив из воды только одну головку, и через минуту на берег выскакивает темно-бурый зверек с длинным — аршина полтора, узким, извивающимся телом, на коротких лапах, с большой рыбой в зубах и, с удобством расположившись на берегу, у самой воды, принимается уничтожать свою добычу, разрывая ее на куски острыми зубами.

Вглядитесь в него получше: вам посчастливилось увидеть среди ее родной обстановки выдру — одного из самых умных и интересных зверей наших лесных уголков.

Всмотритесь хорошенько в эту широкую морду с выпуклым большим лбом, в эти серые, сияющие глазки — вы видите: она довольна своей добычей, она торжествует.

Выдра — хищное животное из семейства куниц, но в ней есть одна хорошая черта, резко отличающая ее от других членов этого семейства: она не кровожадна; никогда не убивает она из жадности, из одного только удовольствия убивать, как делают это хорьки и куницы, и, наевшись досыта, она тотчас же прекращает свою охоту.

Вряд ли я ошибусь, если скажу, что из всех существ, живущих в лесной глуши, выдра самая умная и смышленая: она так умна и изобретательна на проделки, ее привычки так интересны, что, если бы была возможность наблюдать и записывать их, ими можно было бы заполнить целую занимательную книгу.

Водится выдра во всей Европе, во многих местах Азии и Америки, по берегам многих рек, речек, озер и прудов, но увидеть ее, найти ее нору и подсмотреть ее жизнь редко кому удается: уж очень она умна и осторожна, не любит попадаться на глаза человеку, а потому и выбирает для себя самые глухие места по берегам пустынных рек и озер, поросших густым лесом или частыми, кустами и тростником, куда человеку редко приходится заглядывать; да и в таких местах выдра по большей части целыми днями спит в своей норе и выходит на добычу только ночью.

И только в самых уж тихих, уединенных местах, где она чувствует себя совсем безопасно, выдра решается иногда выйти днем из своей норы, чтобы полежать на камнях или каком-нибудь суку, выдавшемся далеко над водой, понежиться на солнышке, что она очень любит: ведь выдра не ночное животное, — как и все дневные животные, она любит свет и тепло, и только осторожность заставляет ее вести ночной образ жизни.

И как осторожна выдра в то время, когда она решится выбраться днем из своей норы и погреться на солнышке! Ее уши насторожены, чуткий нос все время обращен в ту сторону, откуда дует ветер, чтобы издалека узнать о приближении опасности и соскользнуть в воду.

Зрение, слух и чутье у выдры поразительно тонки: за сотни шагов узнает она о приближении человека или собаки и спешит к воде…

Длинное, узкое, извивающееся тело, короткие, широкие перепончатые лапы, скорее похожие на лапы утки, чем на ноги млекопитающего животного, широкий расплюснутый хвост, похожий на рыбий плес, — все это говорит без слов внимательному наблюдателю, что выдра — водное животное; все ее тело, удивительно приспособлено к жизни в воде: на короткой, широкой, толстой приплюснутой голове бросаются в глаза широкие, толстые губы с длинными пушистыми усами, ловко обхватывающие скользкую рыбу, и небольшие живые глазки; маленькие, хорошо обрезанные уши далеко отодвинуты к затылку и почти совсем не заметны, — так хорошо они спрятаны в шерсти да еще защищены особой складкой кожи, чтобы вода в них не заливалась. Густой темно-бурый мех выдры до того гладок, что стоит ей выйти из воды и отряхнуться, и вода разом сбегает с нее ручьями, а густой подшерсток, обильно пропитанный жиром, прекрасно предохраняет ее тело от намокания и охлаждения, хотя выдре и приходится по целым часам проводить в холодной воде.

В воде выдра чувствует себя всего лучше: здесь она у себя дома; с изумительной быстротой, ловко и красиво плывет она одинаково легко вверх и вниз по течению, мастерски делает самые неожиданные повороты, глубоко ныряя и показываясь на поверхности далеко от того места, где она скрылась под водой.

И каких только штук не проделывает она при этом: то ложится на один бок, то на другой, то вертится волчком на одном месте, то перевертывается на спину и, сложив на груди передние лапы, плывет на спине, управляя одним хвостом и задними ногами; ее длинное, узкое, змеящееся тело легко прокладывает себе путь, скользя в воде, как по маслу; перепончатые лапы служат превосходными веслами, а хвост — рулем, и плохо придется той рыбе, которую преследует выдра, — ей вряд ли удастся спастись. Плывя на поверхности воды, выдра пользуется всеми четырьмя лапами, но под водой она гребет только передними лапами, а задние вытягивает, употребляя их вместе с хвостом, как тяжелый руль, и плывет и поворачивается в воде с быстротой стрелы, уверенно следуя за всеми движениями рыбы.

И счастлив тот терпеливый и осторожный наблюдатель, которому удастся в тихую лунную ночь подсмотреть игру двух выдр в воде, как они плавают взапуски, кувыркаются, догоняют друг друга и стараются перещеголять одна другую в проделках.

Иногда они выпрыгивают на берег, кажется, только для того, чтобы поиграть и порезвиться. Взобравшись на крутой глинистый береговой скат, они ложатся на брюшко и, как шаловливые ребята, с наслаждением скатываются с него в воду…

Везде, где только водятся выдры, на сырых илистых берегах, можно подметить такие скользкие, отлично выглаженные, словно укатанные, тропинки, ведущие к глубокому месту в воду. Впрочем, эти тропинки служат выдрам не только для забавы; если враг застигнет выдру на берегу, довольно далеко от воды, она спешит со всех ног к такому скату и с быстротой стрелы соскальзывает по нему в воду.

Во время охоты за рыбой выдра всегда плывет под водой и притом против течения; вообще выдры чуть ли не самые замечательные пловцы в мире: плывя под водой, они никогда не волнуют ее поверхности; под водой выдра может оставаться очень долго, потому что ее легкие очень велики и могут вмещать очень большой объем воздуха, который она расходует очень медленно и бережливо, выпуская его мало-по-малу в виде мелких пузырьков, но рано или поздно ей все-таки придется подняться на поверхность, чтобы снова набрать запас воздуха в легкие.

Вот поверхность реки зарябилась; по ней стали расходиться круги все шире и шире… это значит, что выдра собирается выплыть… но иногда бывает, что она так и не покажется из воды, а только высунет наружу свой нос с широкими ноздрями, наберет через него, громко фыркая, запас воздуха в легкие и опять уйдет в воду.

На берегу реки, где старая ива склонила над водой свои ветви, где растут частые ольховые кусты, помещается нора выдры. Выдра редко роет сама себе нору, не любит она этого занятия и, если окажется возможность, старается занять какое-нибудь готовое углубление в земле под нависшими береговыми скалами или между размытыми древесными корнями, какую-нибудь яму, вырытую полою водою в песчаном береговом откосе, и только расширяет такое углубление, выстилает его помягче внутри травою и листьями и проводит от него два хода: один из них, изгибаясь идет вниз и уходит в воду, другой, более узкий и прямой, идет на поверхность земли и открывается где-нибудь среди густого кустарника, под защитой береговых камней. В случае опасности выдра может выбирать любой путь для спасения; она может юркнуть из норы прямо в воду или же, если опасность грозит ей со стороны воды, выйти по другому ходу на поверхность земли и спрятаться в кустах. Кроме того, этот ход, ведущий на поверхность земли, служит ей еще и для проветривания: через него в нору проходит свежий воздух.

Если место, в котором поселилась выдра, богато рыбой, и она рассчитывает надолго в нем поселиться, то она устраивает себе несколько таких нор в разных местах вдоль берега и живет попеременно то в одной, то в другой.

Рыба — самая любимая и главная добыча выдры, но ловит она и раков, и лягушек, водяных крыс и прибрежных птиц, нападая даже на таких крупных, как гуси, утки и даже лебеди, таскает их яйца; ни одно живое существо ни в воде, ни на берегу не может быть за себя спокойно, если по соседству поселилась выдра.

Преследуя рыбу, выдра от времени до времени свистит. Этим свистом она пугает рыб, чтобы загнать их в мелкие речные бухты; ударяя лапами по воде, она заставляет их прятаться в прибрежные норы, под камни и потом вылавливает их оттуда.

Мелкую рыбу она тотчас съедает, крупную же, которую она ловит, подплывая к ней снизу и хватая за брюшко, она выносит на берег и тут съедает, с удобством расположившись на каком-нибудь камне или на песчаной отмели, сильно изогнув спину.

Случается, что две выдры преследуют одну какую-нибудь большую рыбу, при чем одна из них плавает над рыбой, а другая подплывает к ней снизу, и так гоняют рыбу, не давая ей ни минуты передышки, пока она не выбьется из сил и не попадет им в зубы.

Ту местность, где поселилась, выдра знает на целые версты, как свои пять пальцев: по целым ночам путешествует она то берегом, то вплавь, изучая все ручьи и реки, впадающие в ее реку, и забираясь иногда очень далеко от своей норы; но отходить далеко от берега выдра не решается, — ведь только вблизи воды чувствует она себя спокойно. На земле выдра, вообще, чувствует себя как-то не по себе: ее туловище слишком длинно, ноги слишком коротки; когда выдра бежит по земле, сгорбив спину, опустив голову, припадая телом к земле и волоча за собою длинный хвост, то кажется, что она не бежит, а скользит на брюхе; но все-таки нельзя сказать, чтобы и на земле выдра была беспомощна. Правда, почуяв опасность, она предпочитает спасаться вплавь, но, если беда застигает ее далеко от воды, она бежит довольно скорой рысцой; при помощи своих острых и цепких когтей она может довольно ловко перебираться через валы и плотины.

Выдра может даже довольно хорошо стоять на задних лапах, опираясь при этом на хвост. Во время своих одиноких ночных странствований она иногда взбирается на камень или еще на какое-нибудь возвышение, становится на задние лапы и осматривается по сторонам, чутко прислушиваясь.

Как бы далеко ни забралась выдра во время своих ночных странствований, но к утру она всегда возвращается в свою нору; она любит эту нору и без крайней нужды не покидает ее; и даже раненая на смерть, с разбитой головой, еле передвигая немеющими ногами, собрав последние остатки сил, она всегда спешит к берегу, чтобы умереть около своего родного жилья.

Весною выдра приводит к себе подругу, и они поселяются в одной норе и начинают дружно странствовать вместе по ночам, вместе охотиться и отдыхать в норе.

В мае месяце у самки выдры родятся 2 — 3 детеныша; они родятся слепыми и прозревают только через 8 — 10 дней. Два месяца не показываются они из норы, питаясь одним материнским молоком, а потом мать начинает осторожно выводить их из норы и с большим терпением и настойчивостью учит их прыгать в воду, плавать и ловить добычу. Сначала маленькие выдры очень боятся воды и не хотят идти в нее; матери приходится употреблять хитрость, чтобы заставить их плавать.

«Несколько лет тому назад, — рассказывает один человек, — мне удалось подсмотреть, как выдра учила плавать своих детенышей. Все они были на берегу; мать лежала, рястянувшись. на песчаной отмели, и дети взобрались к ней на спину. Вдруг мать, как бы разыгравшись, неожиданным скачком соскользнула с ними в воду и нырнула, прежде чем ее дети могли понять, что случилось. Как испугались малыши! Как они стали барахтаться в воде, стараясь выкарабкаться из нее; но мать была с ними, она уже вынырнула и поплыла рядом с ними, подталкивая ногой то одного, то другого детеныша, ободряя их и направляя к берегу. Малыши никогда еще не плавали, но барахтались; делая отчаянные усилия, чтобы не погрузиться в воду, они преисправно работали в воде своими маленькими лапками и мало-по-малу подвигались вперед.

Добравшись, наконец, до берега, они выкарабкались из воды и, дрожа всем телом от страха и толкая друг дружку, со всех ног побежали к песчаному холму и скрылись в отверстии своей норы»…

Выдра очень привязана к своим детям. Говорят, что если человек выследит нору выдры и отнимет у нее детенышей, она долго идет за ним следом и жалобно кричит, точно умоляя жестокого вернуть ей ее сокровище. Если собака или человек нападает на выдру в то время, когда она находится на берегу с своими детенышами, она громко свистит, давая им знать, чтобы они скорее спасались в воду; и если малыши растеряются до того, что не понимают ее и жмутся к берегу, она бросается к ним и, забывая о своей собственной опасности, толкает их передними лапами в воду.

Шесть месяцев живут маленькие выдры с матерью под ее охраной, учатся у нее всем сноровкам и уловкам, всему, что понадобится им в жизни, а потом разбегаются, и каждая, выбрав себе место по вкусу, устраивает нору и начинает жить отдельно.

Выдра долго живет на одном месте, путешествуя вдоль берега по ночам и возвращаясь в свою удобную, теплую нору, пока не истощится добыча в ее охотничьем участке; но рыбы становится с каждым днем все меньше и меньше, плохо стала попадаться и другая добыча — хочешь не хочешь, а приходится выдре покидать насиженное местечко, где знаком ей каждый уголок, каждое деревцо; бросать родную нору, которая не раз спасала ей жизнь и давала надежней приют, где вывела она не одну семью веселых пушистых, детенышей, и пускаться на розыски другой реки или туда, где еще не жили выдры…

Тогда выдре приходится часто набираться смелости и решаться на то, что она так старательно избегала, то есть пускаться в опасный путь довольно далеко от родного берега, странствовать посуху, подвергая ежеминутной опасности свою жизнь. Страшно выдре пуститься в одиночку в подобное путешествие, и общая нужда сгоняет их в 5 — 6 штук, чтобы идти по свету искать новых мест для поселения; так и путешествуют они по ночам, а днем прячутся в кусты и камни, пока не доберутся до подходящего места.

На зиму выдры не засыпают, а продолжают жить так же, как и летом. Быстро и легко бежит выдра по льду и по снегу, скользя, как на лыжах, на своих гладких лапках. Река покрылась льдом, но выдра хорошо знает на ней все полыньи, быстро соскальзывает в одну из них и плывет подо льдом доставая со дна сонную рыбу.

Густой мех, а под ним густой подшерсток, пропитанный жиром, хорошо предохраняют ее от холода, но рано или поздно выдре все равно надо вынырнуть на поверхность, чтобы набрать новый запас воздуха в легкие, и выдра снова выпрыгивает из той самой полыньи, в которую она нырнула. Просто удивительно, как это выдра может находить подо льдом ту самую полынью, в которую она нырнула. Однако, иногда с ней случается и то, что она не может найти выхода, мечется подо льдом и умирает, задохнувшись в той самой воде, в которой проходила вся ее жизнь.

В. И. Лукьянская. В лесах и полях. Издание 2-е. Библиотека «Детский мир». М.-Л.: Земля и Фабрика. 10-я типография «Заря Коммунизма», стр. 17-29, 1925

Добавлено: 06-08-2019

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*