Под грибом

Дождь шел с утра, весь день и весь вечер, и казалось, что никогда конца этому дождю не будет. В лесу было сыро, неуютно; слышался только унылый, настойчивый шорох падающих дождевых капель. И кто хорошо чувствовал себя, — так это лягушки. Они сидели между травой, на пеньках, на стволах поваленных деревьев, — сидели неподвижно, выпучив бессмысленно глаза, и наслаждались.

С утра и до вечера не перестает дождик, — говорили одни лягушки, — какая прелесть!.. С каждой каплей чувствуешь, как ты обновляешься.

— И как приятно щекочут эти капельки! Великолепие!.. — откликались другие.

— Хоть бы век такой дождь, — говорили третьи и от удовольствия только кряхтели.

— Ну, нет, благодарю покорно!.. — проворчала Муравьиха, которая услышала эту лягушачью болтовню. — Я вся промокла до нитки, а до муравейника еще далеко!..

Она возвращалась с ярмарки и теперь с досадой видела, что по такому дождю далеко не уйдешь…

«Где бы мне пристроиться на ночь?» — подумала она, оглядываясь, и вдруг радостно вскрикнула.

Невдалеке стоял огромный мухомор, под шляпкой которого было сухо, как под большой крышей.

Она расположилась около ножки гриба, отряхнулась от дождя, расправила усики, — и ей стало хорошо и радостно…

В это время из травы вынырнула длинная фигура Кузнечика.

— Ох, уж эта погода!.. — ворчал он про себя и вдруг, заметив Муравьиху, снял шляпу и вежливо сказал:

— Сударыня! Не позволите ли вы и мне пристроиться под грибом!.. Я весь промок, к тому же, у меня с собой скрипка, и я боюсь, — как бы она не расклеилась. Я вам не помешаю?..

— Нисколько!.. Располагайтесь, как дома!.. Вместе еще лучше будет!.. — радостно сказала Муравьиха. — А вы откуда?..

— С лужайки! — отвечал Кузнечик. — Там праздник сегодня: сенокос был, танцы затеяли, — ну, и пришлось-таки мне поиграть!.. Ба!.. Смотрите-ка, — огонек… Кто-то идет к нам!.. Только я в темноте плохо вижу. Эй, кто там?..

— Это я!.. Светлячок!.. — откликнулся робкий, тоненький голос, и маленький иванов червячок приблизился к грибу. В лапках он держал горящий зеленым огоньком фонарь…

— Такая погода, уж такая-то погода, что смерть, — сказал червячок, — весь-то я измок… Не разрешите ли мне обсушиться под грибом, господа хорошие?..

— Иди, иди, милый!.. — сказала Муравьиха. А Кузнечик добавил:

— Втроем нам веселее будет.

Иванов червячок вполз под гриб, поставил свой фонарик на землю, и сразу под грибом стало светло…

— Тсс… — сказала Муравьиха, — еще кто-то идет!.. Кто там?..

— Я это!.. — проворчал кто-то грубым голосом, и почти тотчас же под гриб влез большой жук. — Э, все свои! — сказал он, оглядывая собравшихся странников.

Между тем, совсем стемнело. И в темноте был только слышен шорох дождевых капель и журчанье мелких ручейков.

— Эх, господа!.. — крякнул вдруг черный жук, — спать еще рано, на дворе непогода, — а здесь сухо, светло… Давайте весело проведем вечер… Кузнечик!.. Играй плясовую, а мы танцевать будем!..

Муравьиха захлопала в ладоши от радости, иванов червячок затопал всеми своими ножками.

— Танцевать!.. Танцевать!.. — закричали они.

Кузнечик вытащил свою скрипку, взял смычок, ударил по струнам и заиграл веселую песенку.

Ух, ты, как сразу оживились все — и пошли плясать… Муравьиха плясала изящно, маленькими шажками; Светлячок ловко перебирал ножками и отчетливо постукивал о землю, а Жук разошелся «во всю» — и так топал, что старый мухомор робко вздрагивал на своей высокой ножке…

Все быстрее играл Кузнечик, — все быстрее кружились вокруг гриба веселые путешественники, забыв и непогоду, и свою усталость.

— Играй, Кузнец!.. Вали «во всю», молодец!.. — гудел Жук. — И вот этак, и вот так, — вправо, влево и вот так…

И вдруг среди этого буйного веселья послышался скрипучий голос:

— Стойте, господа прыгуны!.. Замолчи ты, пиликалка!..

Кузнечик вздрогнул и перестал играть… Гости остановились и оглянулись назад.

Около гриба стояла Улитка. Она высунула свою мокрую, ослизлую голову из раковины и недовольно поводила рожками.

— Ишь, расплясались!.. Ишь, расшумелись, — плаксивым голосом сказала она. — А по какому такому праву вы тут устроились? Госпожа моя, благодетельница, Жаба-матушка, очень на вас разгневавшись и просит вас уходить отсюда прочь!..

— Это что значит? — крикнула Муравьиха.

— Почему уходить? — сказал Кузнечик. — Мы никому не мешаем, дурного ничего не делаем, а только немножко развлекаемся…

— Госпожа моя благодетельница, Жаба матушка, изволила приказать вам вон отсюда уходить, — ныла улитка. — Потому это — ихний гриб. Сейчас они под дождем сидят, мокнут. А гриб этот в жаркую погоду им зонтиком служит. Так они говорят, — чтобы не смели вы под их грибом сидеть!..

— Вот так штука, — протянул Кузнечик, — что же от нас ее грибу сделается?..

— Какие странности! — сказала Муравьиха.

— Ка-а-к!.. — грозно крякнул кто-то почти над Жуком, и огромная жаба, еле дыша от толщины, ввалилась под гриб. — Вон отсюда, разбойники!.. Это мой гриб, облюбованный!.. Вон!..

Муравьиха упала в обморок; Жук повалился на спину и беспомощно барахтал лапками; Светлячок выполз из-под гриба на дождь; Кузнечик дрожал, как в лихорадке. А Жаба-то кричала, Жаба-то неистовствовала:

— Вон, вон отсюда!.. Чтобы и духа вашего тут не было!.. Разбойники!.. Озорники!.. Бедную Жабу обидели…

В ужасе выбрались несчастные, бездомные путники из-под гриба и уныло поплелись под дождем, куда глаза глядят… А улитка ползла за ними следом, чтобы никто из них не смел повернуть назад, и все причитала:

— Госпожа моя, благодетельница, Жаба-матушка, очень расстроена вами, бесстыдники… Ишь, обидели ее как!.. Под чужой гриб забрались и хозяйничают, и бесчинствуют!..

Сказка за сказкой. М.: Типография Печатник, 1915

Добавлено: 04-11-2016

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*