Под телеграфным столбом

Старый Пахомыч дорогой большой
С внуком Ванюшей плелся раз домой;
Внучек был болен, он тихо шагал, —
Путь-то был дальний и мальчик устал.
«Дедушка милый, неможется мне
Сядем вот здесь, отдохнем в стороне…
Скоро-ль деревня?» — «Да будет верст пять…
Только бы рощу вон ту миновать, —
Там уже близко… А ты потерпи,
Видишь, как славно весною в степи:
Яркое солнце сверкает лучом;
Птички порхают, щебечут кругом»…
Ваня не слышит, поник головой, —
Тихо шагает усталый, больной…
Старый Пахомыч печально глядит:
«Болен ты, Ваня, — головка горит…
Будет мне горя с тобою опять,
Снова ты начал, бедняжка, хворать…
Что-же, присядем вот здесь под столбом,
Славно цветы здесь пестреют кругом…
Чу!.. Ветерок со степи набежал..
Столб, загудел, застонал, задрожал.
«Ты не тревожься, ну что за беда!
Это гудят и поют провода!..»
Сели. Свой старый, дырявый армяк
Внучку родному Пахомыч добряк
Грустно послал, и Ванюша прилег;
Трудно бедняжке, совсем занемог…
К дедушке внучек прижался, дрожит:
«Дедушка, слушай — нам кто-то грозит!
Кто-то там страшный поет с высоты…
Дедушка, дедушка, слышишь-ли ты?..»
— «Полно, Ванюша, какая беда? —
Это гудят и поют провода!..»
Ваня замолк… И как будто сквозь сон: —
«Дедушка, дедушка, шепчет вновь он,
Слышишь, как струны звенят в вышине?..
Ангел Господень поет это мне…
Слышишь, как крылья его шелестят?
Вот и еще и еще к нам летят…
Льется их песня… Звенит с высоты…
Дедушка… дедушка, слышишь-ли ты?..»
Вот они смолкли… Опять надо мной
Голос раздался и страшный и злой;
Снова грозит он, поет и кричит,
Громко хохочет, куда-то спешит…
Вот загудел, зашипел все быстрей,
Кружится, вьется над нами, как змей…
Кто это, дедушка, там в вышине?
Дедушка, дедушка, страшно как мне!..»
— «Полно, Ванюша, беда? —
Это гудят и поют провода!..»
Смолкнул Ванюша… Раскрывши глаза,
Зорко он смотрит — глядит в небеса…
Новая песня звенит с высоты…
«Дедушка, дедушка, слышишь-ли ты?»
Старый Пахомыч заслушался сам:
«Правда, как будто поет кто-то там…
Славно поют провода и гудят, —
Словно там струны какие звенят,
Словно кто плачет, рыдает, зовет,
Словно кто грустную песню поет…»
Вспомнил Пахомыч былые года;
Жизнь была та же — печаль, да нужда!
Часто так вьюга зимой под окном
Пела, кружилась во мраке ночном;
Песни те были печальны, грустны;
Горя и скорби тяжелой полны…
Вот ветерок набежал посвежей —
Струны рокочут, звенят веселей, —
Светлая, бодрая песня звучит…
Столб задрожал весь, поет и гудит…
Словно там праздник… Как будто народ
Смело и бодро идет и идет…
— «Слышишь-ли дедушка, шум там какой?
Кто-же, скажи, там поет надо мной?»
Зорко Пахомыч на небо глядит:
Чудная песня звенит и звенит…
Песня свободна, воздушна, легка…
Радостно блещут глаза старика;
Нежно он внука ласкает рукой:
«Спи, мой малютка, лежи, дорогой!..
Полно, не бойся, какая беда?
Эго гудят и поют провода!..
Пусть они дольше гудят и поют —
Радость на землю они принесут…
Правда придет к нам… и скроется ложь…
Вырастешь, Ваня, и сак все поймешь!»

С. Н. Кошкаров. Новые стихотворения. Углич: Типография И. В. Колотилова, 1909

Добавлено: 08-02-2021

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*