Поэту (Страдай, поэт, терпи, мечтай!..)

Страдай, поэт, терпи, мечтай!
И в поучение вселенной,
На лире горем вдохновенной,
Как светлый дух во тьме, играй!
Цени, святи твое призванье,
В слезах святого торжества,
Твое блаженное страданье
Дано, от века в обладанье
Чтобы быть глаголом Божества!
Осмеян, презрен и отвержен,
От кровных братий по плоти,
Ты к ним не должен быть привержен —
Ты не идешь по их пути!
Тебя блюдут иные братья,
С недосягаемой дали
Свои чистейшие объятья
Распростирая до земли.
С священным гимном серафима
Духовно песнь твоя сходна,
Когда от них-же вдохновима,
До них возносится она!
Яснее ока, слаще звука,
Да будет в ней преуспевать
Твоя высокая наука
Небесным братьям подражать!
Нейди в кумирню здешней славы,
Не подходи к ее вратам;
И к алчным, жаждущим устам
Не подноси ее отравы!
Ее струи не напоят
Неутолимой жажды неба,
Иной воды, иного хлеба,
Тебе собратья отделят.
Не унижай свой славный гений,
Не расточай его дары
На жертвы дум и поклонений
Красам земной своей сестры!
Она — души твоей царица,
Твое земное божество;
Отрадна ей твоя цевница
Как покупное торжество.
Не ты-ль зовешь ее небесной,
И чистым ангелом своим?
Что-ж, на коленях перед ним,
Ты тратишь пыл души чудесной,
В угоду прихотям людским?
Какие ветреные девы
Приветно примут, от певца,
Красам нескромные напевы,
За дар глубоких дум творца?
Зачем, за что они полюбят,
Для них униженный твой стих?
Для славы-ль, чистые, погубят
Невинность детских чувств своих?

Когда преклоним мы колени
Перед иконою Святой,
Что нам, в пылу прямых молений,
До рамы ярко золотой?
Тогда-ль, увлаженные взоры
От чувств сердечной теплоты,
Пленят блестящие узоры
И живописные черты?
И сыну-ль славы и свободы,
Глаголом выспренним певца,
Так славит живопись природы
В чертах девичьего лица?
Ты-ль, вещий дух, посланник Божий,
Про шелк волос, про блеск очей,
Про белизну и свежесть кожи
Поешь, в смешной тоске своей!
Не для похвал твой стих глубокий,
Ты — муз поклонник, — ты поэт!
Зачем же ангел ясноокий
Им так вещественно воспет?
Бог увенчал твою надежду;
Ты духа чистого узрел, —
И только тленную одежду
На нем, безумствуя, воспел!
От дерзких слов чужого мира,
Свое чистейшее чело,
Дитя воздушное эфира,
На век, с презреньем отвело —
И стих твой рабский — разлюбило…
А твой божественный собрат
Взирает, праведный, уныло
На этот суетный возврате
К земле, обоим вам постылой!

* * *

Мне шепот слышится, лукавый:
«Тебе-ль, невидное дитя,
Мне путь указывать для славы?
Но оценя призыв мой правый,
Ты мне поверишь, не шутя!

Собрание сочинений в стихах Елисаветы Шаховой. СПб.: «Екатерининская» типография, стр. 132-134, 1911

Добавлено: 23-08-2019

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*