Поездка на остров Цитеру

Сердце пело, как птица, в груди у меня,
По волнам и снастям беззаботно порхая;
Наш корабль, точно ангел, летел, утопая
        В лучезарном сиянии дня.

Но какой это остров печальный? — «Цитера»,
Отвечают нам: «славная в песнях страна».
Посмотрите, меж тем, как убога она,
        Как глядит неприветно и серо!

Остров сладостных тайн и сердечных пиров!
Гордый призрак Венеры, как прежде когда-то,
Полный неги, витает в струях аромата
        Над святыней твоих берегов.

Сад божественный роз, полный мирт благовонных,
Эльдорадо мечтаний, где вздохи сердец,
Воркованию горлиц подобно влюбленных,
        Из конца раздавались в конец, —

Ах! теперь ты пустынею сделалось мрака,
Каменистым утесом, где слышны порой
Только крики голодные чайки морской…
        В стороне я увидел, однако,

Нечто странное… Не был то в рощице храм,
Где, томительным зноем желаний сгорая,
Ветерку мимолетному грудь открывая,
        Жрица неги молилась богам;

Но, когда подплывая под берег нагорный,
Белым парусом птиц мы спугнули кругом, —
Вдруг мелькнули на фоне небес голубом
        Два столба с перекладиной черной…

Кровожадные вороны с яростью псов
Труп, загнивший уже, на куски разносили,
Запуская в углы окровавленной гнили
        Острия оскверненных носов.

Вместо глаз были ямы; раскрытое брюхо
Выпускало на ляшки тенета кишок…
Палачи наслаждались в тиши, без тревог,
        Превратя свою жертву в евнуха.

Гнусный праздник и стадо животных собрал:
Рыло кверху подняв с воркотнёю сердитой,
Точно главный палач, окружаемый свитой,
        Волновался огромный шакал.

— Бедный житель Цитеры! сносил ты покорно
Все обиды, все злые насмешки врагов,
В искупленье своих богомерзких грехов
        И служенья святыне позорной.

О, поруганный брат! Наши боли — одни:
Все забытые муки и раны без счета,
Вся старинная скорбь, точно желчная рвота,
        Закипев, поднялися во мне!

Пред твоею, бедняга, жестокой расплатой
Я почувствовал снова все зубы волчиц,
Бессердечные когти пантер и орлиц,
        Грудь мою разрывавших когда-то…

Небо было прелестно, недвижна волна,
А во мне… все, увы, неутешно рыдало!
Аллегория душу мою обнимала,
        Как бесчувственный труп — пелена.

Там, где некогда тронь свой Венера имела,
Мой лишь образ позорный висел в вышине…
— Ах, Создатель! Дай силу и мужество мне
        Созерцать мое сердце и тело!..

Примечание переводчика.
XCVI. Un voyage à Cytlière.
Mon coeur, comme un oiseau, voltigeait tout joyeux…
Знаменитые стихи:
Ah, Seigneur! donnez-moi la force et le courage
De contempler mon coeur et mon corps sans dégoût!

Отдел «Цветы Зла». Стих XCVI.

Бодлэр. Цветы Зла. Перевод П. Якубовича-Мельшина. СПб.: Общественная Польза, 1909

Добавлено: 20-03-2020

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*