Поэзия и проза… Вечная дилемма…

Поэзия и проза. . . Вечная дилемма: что избрать? Гибкую мелодию одной или щедрую простоту другой? Как часто мысль требует немедленного воплощения! И в панике бросаешься от прозы к рифме и обратно. И не удивительно: обе формы неповторимы. Но эту главу я посвящаю именно поэзии. Ибо проза – это поток мыслей, а поэзия – скорее, поток чувств.

В этом цикле лишь два стихотворения имеют названия. И это не случайно. Название – это всегда своего      рода вердикт. Название – это штамп, поставленный на стихотворении. Название – это тонкая, почти невидимая сеть, стягивающая свободное дыхание строф. Возможно ли в одно-два слова заключить самобытный мир чувств? Вся беда в том, что визит рифм – это наваждение, от которого нельзя скрываться. Нельзя черкнуть пришедшую мысль в блокнот и отложить до лучших времен. То, что тебя посетило, не даст покоя. Оно надоедливо и навязчиво преследует тебя. . .

Навязчивость мысли, повторы повторов.
И памяти боль. И надежда идей.
И тиканье стрелок, но это не скоро.
И шум за окном. Ниоткуда. Ничей.

И вспышки обиды. И блески порывов.
Стремительность бега бесстрастных часов.
Из памяти резкий и яркий отрывок:
Из инея бисер оконных цветов.

Рисунки на лицах. Рисунки на душах.
Изрезанность мозга, Исшитость волос.
Идея-как остров, идея-как суша.
Исчерченность мыслей неровных полос.

Неясность просвета. Неискренность красок.
Бульвар. И скамейки. Деревья-цвета.
Потоки из душ… Нет. Потоки из масок.
Ничтожно сегодня-свободны места.

Расплывчатость завтра. Неясность победы.
Неверность привычек. Раскрытость к вчера.
Спокойствие. Счастье. Обида. И беды.
Неровность бумаги и тупость пера.

Незнание веры. Ненужность идеи.
А вместо-надежды текущий поток.
Ничтожность. Величество. Верх. И плебеи.
Внимание к небу. Созвездие. Ток.

Все, что случилось с тобой, повторится со следующим. Неважно, кто он будет. Важно лишь то, что это повторится. Всегда повторялось. Жизнь-постоянные повторы. Мы приходим и уходим, а она продолжается. Мы уходим, по сути, так и не изменив в ней ничего, и тем не менее что-то в ней оставляем. Что-то от себя. Мы оставляем в ней свой неповторимый след.

Наверное, в 15 лет все мы бываем максималистами. Весь мир мы видим только в черных и белых тонах: белое-наш идеал, черное-наша реальность.

Тошнота пресыщенного мира,
Злоба ядом льется через край.
Я-мишень прокуренного тира.
Гильзы дней на стойке. Не смешай.

Гнилость мира. Ржавчиной года.
Каждый грех-страницею в блокноте.
Я живу НИ В ЧЕМ И НИКОГДА,
И в надежде: вспомните, придете.

Закрываю уши и глаза.
Я ослепла. Мне так видеть легче.
Полночь. Капель бой. В душе-гроза.
Медленно оттаивают свечи.

Тает воск. Минута за минутой.
Пламя рвется. Выше и стройней.
Посвящаю мысли я кому-то.
Свечи-меньше. капли-чаще. Мне-больней.

Что может быть загадочней неба? Небо умеет разговаривать. Но говорит оно только с теми, кто умеет его слушать. Иначе оно не тратит попусту слов. Для него важно не то, сколько людей его слушают, а как они это делают, как глубоки их рассуждения в разговоре с ним. Оно предстает перед нами таким разным, и такие разные мысли рождает в нас!

Загадочно небо. Опять полнолунье…
Мерцанье холодно-стеклянного света.
Ночь. Комната. Тьма. В ней сижу я.
Сквозь старые окна-обломанность веток.

Сквозь пыльные окна-завесы теней.
Среди тишины-звон стеклянного хруста.
Размеренность планов и очередь дней.
Сквозь пыльные окна-на улице пусто.

И холод. Шуршаньем движение ветра.
Молчание. Тьма. Рыхлость ночи сквозь пальцы.
Расчерченность улиц. На части. На метры.
Рассыпчатость мрака размеренным вальсом.

Вдруг звон пустоты среди мыслей тревожных.
Бряцание света в обломанных ветках.
Шипенье желаний и мыслей ничтожных.
Натравлен ность мысли. Удар в мозг. Как метко!

 

Эпилог

Редею.
Среди руин, сквозь частокол
Седею.
Стекаю каплями на пол.
Не знаю,
Что будет дальше, а пока
Летаю.
В миры другие и века.
Не веришь.
И все надеешься, что лгу.
Изменишь.
Боясь, что многое могу.
Боишься.
Что можешь быть слабей меня.
Строишься.
Сквозь камни змеями огня.
Играю
По клавишам воды дождем.
Не знаю,
Что будет дальше. Но идем.
Не смею
Остановить водоворот.
Пустею.
Не ведает кто, тот не лжет
Сбегаю.
Боясь увидеть правду мира.
Не знаю,
Что может значить слово «вера»,
Я с верой.

Междуречье. Альманах. Выпуск первый. Дружковка: Литературная ассоциация «Современник», 2001

Добавлено: 06-09-2018

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*