Последнее одиночество

Автор перевода неизвестен. Стихотворение подписано инициалами “А. М.”

Derniere solitude.

Среди живых людей, где вечный маскарад,
Нет проявленья чувств открытого, прямого;
Не выразить, а скрыть их помогает слово,
И маской служит все: походка, голос, взгляд.

Но наступаете час, когда нежданно тело,
Отпрянув от души, летящей в мир иной,
Находит вдруг покой, не служит ей всецело.
И нет сообщника: свидетель есть немой!

Тогда весь темный рой желаний затаенных,
Что силой воли быль подавлен, оттеснен,
Встает, — и на челе внезапно прояснен
Источник тайный, смысл всех дел недовершенных.

Что было на сердце, сквозит в чертах лица.
Теперь движеньем губ не скрыть морщинь печали!
Не лжет и взгляд очей закрытых мертвеца,
И видно на устах, о чем они молчали.

Признаний час настал: их след неизгладим
На трупе стынущем, оставленном душою.
Невольно став теперь, в гробу, самим собою,
Для близких человек становится чужим:

В чертах весельчаков проступит грусть немая,
Улыбка светится на мнимых гордецах…
Внезапно искренни все люди, умирая,
И эта искренность ужасна в мертвецах!

1869

Раздел “Одиночество (Les Solitudes)”, с подписью “А. М.”

Сюлли-Прюдом. В переводах Андреевского, Анненского, Апухтина, К. Р., Ладыженского, Михаловского, Плещеева, Познякова, Тхоржевского, Хвостова, Чюминой, Эллис, Энгельгард, Якубовича. СПб.: Типография А. С. Суворина, 1911

Добавлено: 05-01-2017

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*