Праздник свистульки

(сказка)

Жила когда-то на свете добрая волшебница-мастерица. Она очень любила лепить из глины игрушки. Много их у нее было, да все разные и неповторимые: и няни с младенцами, и барыни в пышных юбках- кринолинах с зонтиками, пятнистые коровы, круторогие бараны, сказочные цветы, расцветающие на деревьях и кустах.

Однажды весной, накануне Праздника Свистульки, вылепила Волшебница необычного мальчика-лошадку и дала ему имя – Китоврас.

Был у Киговраса лошадиный круп – темно-каштановый, с небрежно летящими рыжими росчерками, человеческое туловище с красивой головкой и двумя руками было кипенно-белым, а длинный хвост и пышная грива вместо волос – золотыми.

Утром в день праздника на улицах на все лады раздавались голоса свистулек: «фиур-фиур, фью-фью-фью» – свистели, приглашая всех на ярмарку, пестрохвостые соловьи.

«Цвир-цвир-цвир, тью-тью-тью» – вторили им разноцветные уточки- крылатки. Ярмарка только начиналась, а Китоврас, стоя на подоконнике открытого окна, с нетерпением ожидал приезда глиняных гостей.

И вот послышался звон бубенцов, топот копыт, песни и разухабистые звуки гармоники: это из глиняных царств-государств съезжались на ярмарку глиняные жители. В покрытых золотыми узорами каретах, запряженных пепельно-голубыми оленями, краснобородыми индюками, лихими лошадками в яблоках – ехали крестьянки в платках, барышни в цветных шляпках, коренастые мужички-гармонисты в лаптях и кафтанах. За ними приплясывали круглолицые матрешки. Китоврас очень обрадовался гостям: «Добрый день!» – поздоровался он с ними.

– Смотрите! – насмешливо закричали важные индюки. – Какой урод – не то человек, не то конь!

– Ты откуда такой? – презрительно спросили матрешки. – Мы вот, например, из Дымково – знаменитого промысла, поэтому все нас знают и любят!

– Зато мы сделаны из дорогой белой глины, а не из простой – коричневой! – заносчиво сказали олени.

– Подумаешь, из белой глины! Наши личики не менее белоснежны, ведь мы делаем маски из молока и мела! – обиделись барышни в шляпках. – Да и таких нарядов, как у нас, уж точно ни у кого нет: шляпки в серебряных звездочках, а платья-то какие: яркие, в горошек, с тоненькими квадратиками настоящего золота…

– Ну, предположим, наши сарафаны не хуже… – вмешались матрешки.

Про Китовраса все забыли, и он был этому даже рад.

«Закружились карусели и по кругу полетели», – запел кто-то.

– Какой красивый нежный голос, – подумал Китоврас. – Наверняка это поет девушка…

Хотя мальчик-конь и не был в этом уверен. Ведь его вылепили всего лишь день назад и он еще не очень разбирался в голосах. И вдруг Китоврас воскликнул: «О, какая девушка!»

Совсем недалеко кружились карусели и на них по кругу неслись расписные звери и птицы, среди них был даже сказочный дракон. На нем-то и сидела миниатюрная девушка-китаянка. Она была, как и звери на карусели и сами карусели – из драгоценного фарфора, тонкого и хрупкого, как яичная скорлупа. Черные миндалевидные глаза девушки и ее губки-вишенки четко выделялись на алебастровом личике. Длинное оранжевое кимоно было расписано диковинными яркими цветами, змейками и иероглифами. Китоврас смотрел на нее и не мог отвести глаз.

– Что, уродец, засмотрелся на восточную красавицу! – скривил губы в усмешке мужичок-гармонист. – Не стоит, ведь она дочь самого фарфорового императора! Да она даже не посмотрит на тебя…

Мужичок что-то говорил и говорил, но Китоврас его не слушал.

– Да, – думал он, – конечно не посмотрит, я ведь непонятно кто – получеловек-полуконь.

Но нет, китаянка смотрела на него, и не просто смотрела, а улыбалась, кружилась и улыбалась ему. Круг, еще круг, она скрывается на мгновение за столбом карусели, снова появляется, смотрит на него и улыбается, так застенчиво.

Вдруг подошел какой-то человек и купил карусель с девушкой- китаянкой.

Китоврасу хотелось закричать: «Оставьте ее, не забирайте!» Но он знал, что его никто не услышит. Повсюду стоял такой шум и свист, музыка и песни. Китоврас успел лишь поймать прощальный взгляд красавицы прежде, чем карусель скрылась в большой сумке.

К концу дня утихли веселые звуки ярмарки, разошлись по домам люди и глиняные да фарфоровые игрушки, нашедшие себе новых хозяев. Лишь на подоконнике в доме у волшебницы-мастерицы стоял Китоврас и грустил о девушке-китаянке.

Его мечты прервали детские спорящие голоса под окном: «Папа не разрешил выносить ее на улицу – она очень хрупкая!» – «Ну я хоть немножечко поиграю…» – «Нет, нельзя!» – «Отдай, я сама!.. – «Ой! Видишь, что ты сделал?»

Послышался звон, плач и быстрые убегающие шаги.

И тут Китоврас увидел карусель, ту самую, с ярмарки, вернее то, что от нее осталось. Ее осколки, будто обломки белоснежной раковины поблескивали везде – на траве, на асфальте. Разбился вдребезги и сказочный дракон.

– Но где же она, моя принцесса? – забеспокоился мальчик-конь. – Неужели?..

И вдруг в траве блеснул огонек. – Да, это ее оранжевое кимоно и она – принцесса из Китая! Цела и невредима и все так же улыбается мне.

Неожиданно Китоврас пошатнулся и упал в зеленую траву под окном, как раз возле девушки. То ли это любовь бросила его к любимой, то ли просто порыв ветра – но они были вместе, рядом и никаких слов не нужно…

Уже темнело и на небе показались первые робкие звезды, когда Китоврас услышал голос волшебницы-мастерицы: «Ах, ют ты где! А я уж думала, что ты ускакал в сказочные края, искать себе невесту! Да, я вижу, что ты ее уже нашел! Что же с ней, бедняжкой, случилось? Идите ко мне, я постараюсь вам помочь…» Мастерица-волшебница подняла игрушки и вошла в дом. Долго в ту ночь горел у нее в окне свет. А наутро была готова новая сказочная композиция: волшебный мальчик-конь Китоврас вез на спине принцессу-китаянку. Теперь они навсегда были вместе!

Междуречье. Альманах. Выпуск второй. Дружковка: Литературная ассоциация «Современник». Издательство «Донеччина», 2002

Добавлено: 15-11-2018

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*